Инструкции

Статья 255. Нарушение правил охраны и использования недр 2023

Установлена уголовная ответственность за самовольную добычу и незаконный оборот янтаря, нефрита или иных полудрагоценных камней

Федеральным законом от 27.12.2019 № 500 внесены изменения в статьи 191 и 255 УК РФ.

Согласно новой редакции статьи 191 УК РФ теперь уголовная ответственность будет наступать не только за незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга, но и за совершение сделки, связанной с заведомо самовольно добытым янтарем, нефритом или иными полудрагоценными камнями, а равно их незаконные хранение, перевозку или пересылку, за исключением ювелирных и бытовых изделий и лома таких изделий, лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние, предусмотренное статьей 7.5 КоАП РФ.

Предусматривается повышенная ответственность за совершение таких сделок в крупном размере, а также организованной группой или группой лиц по предварительному сговору.

Кроме того, действующая статья 255 УК РФ «Нарушение правил охраны и использования недр» дополнена частью второй, предусматривающей ответственность за самовольную добычу янтаря, нефрита или иных полудрагоценных камней лицом, подвергнутым административному наказанию по статье 7.5 КоАП РФ, а также частью третьей, предусматривающей повышенную ответственность за самовольную добычу таких камней в крупном размере.

  • При этом в соответствии с примечанием к статье 255 УК РФ крупным размером будет признаваться стоимость янтаря, нефрита или иных полудрагоценных камней, превышающая один миллион рублей.
  • В связи с установлением уголовной ответственности за незаконную добычу и оборот полудрагоценных камней в УПК РФ также внесены изменения:
  • – дела о незаконном обороте полудрагоценных камней рассматривают мировые судьи, а по квалифицирующим составам – районные суды; расследование производят следователи полиции.
  • – дело о незаконном обороте полудрагоценных камней в крупном размере может быть прекращено, если будет возмещен ущерб;
  • – дела о незаконной добыче полудрагоценных камней расследуют следователи полиции, рассматривают мировые судьи.

Прямая ссылка на материал
Поделиться

Федеральным законом от 27.12.2019 № 500 внесены изменения в статьи 191 и 255 УК РФ.

Согласно новой редакции статьи 191 УК РФ теперь уголовная ответственность будет наступать не только за незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга, но и за совершение сделки, связанной с заведомо самовольно добытым янтарем, нефритом или иными полудрагоценными камнями, а равно их незаконные хранение, перевозку или пересылку, за исключением ювелирных и бытовых изделий и лома таких изделий, лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние, предусмотренное статьей 7.5 КоАП РФ.

Предусматривается повышенная ответственность за совершение таких сделок в крупном размере, а также организованной группой или группой лиц по предварительному сговору.

Кроме того, действующая статья 255 УК РФ «Нарушение правил охраны и использования недр» дополнена частью второй, предусматривающей ответственность за самовольную добычу янтаря, нефрита или иных полудрагоценных камней лицом, подвергнутым административному наказанию по статье 7.5 КоАП РФ, а также частью третьей, предусматривающей повышенную ответственность за самовольную добычу таких камней в крупном размере.

  1. При этом в соответствии с примечанием к статье 255 УК РФ крупным размером будет признаваться стоимость янтаря, нефрита или иных полудрагоценных камней, превышающая один миллион рублей.
  2. В связи с установлением уголовной ответственности за незаконную добычу и оборот полудрагоценных камней в УПК РФ также внесены изменения:
  3. – дела о незаконном обороте полудрагоценных камней рассматривают мировые судьи, а по квалифицирующим составам – районные суды; расследование производят следователи полиции.
  4. – дело о незаконном обороте полудрагоценных камней в крупном размере может быть прекращено, если будет возмещен ущерб;
  5. – дела о незаконной добыче полудрагоценных камней расследуют следователи полиции, рассматривают мировые судьи.

Безлицензионная (самовольная) добыча полезных ископаемых как нарушение правил охраны и использования недр (ст. 255 УК)

Игорь Попов, доцент Омского юридического института, кандидат юридических наук.

https://www.youtube.com/watch?v=cmtvs4u5h-Q\u0026pp=ygVq0KHRgtCw0YLRjNGPIDI1NS4g0J3QsNGA0YPRiNC10L3QuNC1INC_0YDQsNCy0LjQuyDQvtGF0YDQsNC90Ysg0Lgg0LjRgdC_0L7Qu9GM0LfQvtCy0LDQvdC40Y8g0L3QtdC00YAgMjAyMw%3D%3D

В судебной и следственной практике по-разному решается вопрос о возможности квалификации безлицензионной (самовольной) добычи полезных ископаемых по ст. 255 УК РФ.

Так, Красноармейский районный суд Краснодарского края признал виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 171 и 255 УК РФ, М.М.

Асряна, который, осознавая нарушение правил охраны и использования недр, без получения соответствующей лицензии на недропользование, без составления и утверждения планов работ по использованию недр, повредив верхний слой почвы, добыл в общей сложности 5890 куб.

м песка и реализовал его. Исходя из среднерыночной цены песка за 1 куб. м 300 руб. ущерб составил 1767000 руб. .

См.: Приговор Красноармейского районного суда Краснодарского края от 17 мая 2007 г. // Архив прокуратуры Красноармейского района Краснодарского края за 2007 г.

В Кемеровской области сформировался иной подход: добыча полезных ископаемых без соответствующего разрешения и без установления горного отвода по ст. 255 УК РФ не квалифицируется.

Например, правоохранительными органами установлено, что работниками ООО «Разрез Апанасовский» производятся горные работы по добыче полезных ископаемых (угля) без получения горного отвода для этих целей. Однако в возбуждении уголовного дела по ст.

255 УК РФ отказано, поскольку следователь усмотрел в таких действиях признаки состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ (незаконное предпринимательство). Материалы проверки направлены в органы внутренних дел по подследственности для принятия соответствующего процессуального решения .

См.: Постановление от 12 мая 2011 г. об отказе в возбуждении уголовного дела и о передаче по подследственности // Архив управления Следственного комитета по Кемеровской области за 2011 г.

Более того, по мнению судебных органов Кемеровской области ст. 255 УК РФ может применяться, только когда нарушение правил охраны и использования недр не связано с добычей полезных ископаемых. Так, в период с января 2006 г. по март 2008 г.

работники ОАО «Угольная компания «Южный Кузбасс» незаконно в отсутствие лицензии на право пользования недрами осуществили за пределами границ горного отвода добычу каменного угля открытым способом в объеме 784,9 тыс. тонн. По данному факту возбуждено уголовное дело по ст. 255 УК РФ.

Однако постановлением Федерального суда Заводского района г. Кемерово от 15 сентября 2008 г., оставленным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 18 ноября 2008 г. без изменения, постановление о возбуждении уголовного дела признано незаконным.

В обоснование такого решения суд указал, что действия по добыче полезных ископаемых не относятся к объективной стороне состава преступления, предусмотренного ст. 255 УК РФ, так как нарушения правил охраны и использования недр при эксплуатации горнодобывающих предприятий, указанные в диспозиции ст.

255 УК РФ, не связаны с добычей полезных ископаемых . Ввиду такой позиции суда при установлении факта незаконной добычи полезных ископаемых с нарушением правил охраны и использования недр в возбуждении уголовного дела отказывают .

См.: Постановление от 10 февраля 2009 г. об отказе в возбуждении уголовного дела // Архив управления Следственного комитета по Кемеровской области за 2009 г. См., например: Постановление от 29 октября 2009 г. об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное Следственным комитетом по Кемеровской области по факту вскрышных работ, проводимых ООО «Шахтоуправление «Бунгурское», с попутной добычей угля открытым способом с нарушением правил охраны и использования недр.

Представляется, однако, что незаконная (самовольная), т.е. без получения лицензии и оформления в требуемых случаях горного отвода, добыча полезных ископаемых должна квалифицироваться по ст. 255 УК РФ (при наличии значительного ущерба). Обоснуем это утверждение следующим.

  1. Статья 255 УК РФ устанавливает уголовную ответственность не только за нарушение правил охраны недр, но и за нарушение порядка их использования. Под нарушением правил использования недр следует понимать несоблюдение правил добычи полезных ископаемых. Слово «использовать» означает пользоваться чем-нибудь, употреблять с пользой , т.е. извлекать пользу из предмета использования. Главная цель использования недр — извлечение полезных ископаемых.

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд., доп. М.: Азбуковник, 1999. С. 254.

Правила использования недр регламентируются нормами Закона РФ от 21 февраля 1992 г. N 2395-1 «О недрах» (далее — Закон о недрах). Так, согласно ст. 7 Закона участок недр предоставляется пользователю в виде горного отвода — геометризованного блока недр.

Статья 11 Закона устанавливает, что предоставление недр в пользование оформляется специальным государственным разрешением в виде лицензии.

Лицензия является документом, удостоверяющим право ее владельца на пользование участком недр в определенных границах в соответствии с указанной в ней целью в течение установленного срока при соблюдении владельцем заранее оговоренных условий.

Таким образом, добыча полезных ископаемых без получения соответствующей лицензии, а также за пределами горного отвода должна рассматриваться как нарушение правил использования недр, что при наступлении значительного ущерба влечет ответственность по ст. 255 УК РФ.

Читайте также:  Как восстановить дееспособность 2023

https://www.youtube.com/watch?v=cmtvs4u5h-Q\u0026pp=YAHIAQE%3D

Этот вывод касается и добычи общераспространенных полезных ископаемых, таких как песок. В ст. ст. 18, 19 Закона о недрах установлено, что порядок предоставления участков недр местного значения регулируется законами субъектов Российской Федерации. Так, по смыслу Закона Омской области от 29 декабря 2001 г.

N 334-ОЗ «О государственном регулировании пользования недрами на территории Омской области» добыча общераспространенных полезных ископаемых осуществляется на основании лицензии.

Исключение существует лишь для правообладателей земельных участков, которые имеют право по своему усмотрению осуществлять без применения взрывных работ добычу общераспространенных полезных ископаемых, не числящихся на государственном балансе, и строительство подземных сооружений для своих нужд на глубину до пяти метров, а также устройство и эксплуатацию бытовых колодцев и скважин на первый водоносный горизонт, не являющийся источником централизованного водоснабжения. То есть добыча общераспространенных полезных ископаемых без получения лицензии либо без получения прав на земельный участок, в пределах которого осуществляется эта деятельность, является нарушением правил использования недр и нарушает уголовно наказуемый запрет, содержащийся в ст. 255 УК РФ.

И в научной литературе преобладает мнение о том, что самовольная добыча полезных ископаемых охватывается ст. 255 УК РФ. Так, Э.Н. Жевлаков отмечает, что самовольная добыча полезных ископаемых входит в объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 255 УК РФ . В одной из своих работ Н.А.

Лопашенко также указывает, что к конкретным правилам, которые имеются в ст. 255 УК РФ, следует отнести требование недопущения самовольного пользования недрами . Ту же позицию можно найти и у А.А.

Толкаченко, который пишет, что под нарушением правил использования недр понимается нарушение установленного законодательством порядка пользования недрами, а также самовольное пользование недрами и т.д. .

Жевлаков Э.Н. Уголовно-правовая охрана окружающей природной среды в Российской Федерации / Научно-исследовательский институт проблем укрепления законности и правопорядка, 2002 // СПС «Гарант». Лопашенко Н.А. Ответственность за нарушение правил охраны и использования недр // Российская юстиция. 2002. N 4. С. 51.

Толкаченко А.А. Нефтедобыча и нарушение правил использования недр // Уголовное право. 2006. N 4. С. 61.

  1. По поводу позиции Кемеровского областного суда о том, что ст. 255 УК РФ применяется, только когда значительный ущерб причинен вне связи с добычей полезных ископаемых, необходимо заметить следующее. Если придерживаться такой точки зрения, то ст. 255 УК РФ теряет смысл, поскольку сложно представить ситуацию, при которой горнодобывающее предприятие нарушит в процессе эксплуатации правила использования недр, и это будет не связанно с добычей полезных ископаемых — ведь деятельность горнодобывающего предприятия как раз и направлена на добычу полезных ископаемых.

Полагаю, причина сложившейся ситуации — в неверном истолковании судом уголовно-правовой нормы.

Статья 255 УК РФ содержит перечень видов деятельности, при осуществлении которых может быть причинен значительный ущерб: проектирование; размещение; строительство; ввод в эксплуатацию; эксплуатация горнодобывающих предприятий или подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых; самовольная застройка площадей залегания полезных ископаемых. Содержащаяся в ст. 255 УК РФ формулировка «не связанных с добычей полезных ископаемых» относится только к подземным сооружениям. То есть значительный ущерб может быть причинен: а) при проектировании, размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации горнодобывающих предприятий; а также: б) при проектировании, размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых.

Этот вывод основывается на анализе норм ст. 6 Закона РФ «О недрах», которая перечисляет виды пользования недрами. Отдельным видом пользования недрами, названным в подпункте 4 указанной статьи, является строительство и эксплуатация подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых.

Таким образом, из сферы действия ст. 255 УК РФ не исключаются действия по нарушению правил охраны и использования недр, допущенные при эксплуатации горнодобывающего предприятия.

Такую позицию, в частности, разделяют авторы Комментария к Уголовному кодексу РФ под редакцией Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.М. Лебедева .

КонсультантПлюс: примечание.

https://www.youtube.com/watch?v=eHTHP2KDTm8\u0026pp=ygVq0KHRgtCw0YLRjNGPIDI1NS4g0J3QsNGA0YPRiNC10L3QuNC1INC_0YDQsNCy0LjQuyDQvtGF0YDQsNC90Ysg0Lgg0LjRgdC_0L7Qu9GM0LfQvtCy0LDQvdC40Y8g0L3QtdC00YAgMjAyMw%3D%3D

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. В.М. Лебедев) включен в информационный банк согласно публикации — «Юрайт-Издат», 2007 (7-е издание, переработанное и дополненное).

См., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев. 9-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2010 // СПС «Гарант».

  1. Если безлицензионная (самовольная) добыча полезных ископаемых подпадает под действие ст. 255 УК РФ, то возникает и другой, не менее трудный вопрос: охватывается ли понятием «значительный ущерб» стоимость незаконно добытых полезных ископаемых либо такой ущерб должен иметь место в сфере экологии?

В судебно-следственной практике сложилась позиция, согласно которой отсутствие экологического вреда при незаконной добыче полезных ископаемых ведет к отказу в возбуждении уголовного дела по ст. 255 УК РФ.

Так, ООО «Шахтоуправление «Бунгурское» осуществляло вскрышные работы с попутной добычей угля открытым способом с нарушением правил охраны и использования недр. В возбуждении уголовного дела отказано, поскольку ст. 255 УК РФ содержится в главе 26 УК РФ и относится к категории экологических преступлений.

Поэтому последствия в виде причинения значительного ущерба как обязательного условия для привлечения лица к уголовной ответственности по ст. 255 УК РФ должны иметь место в сфере экологии .

См.: Постановление от 29 октября 2009 г. об отказе в возбуждении уголовного дела // Архив управления Следственного комитета РФ по Кемеровской области за 2009 г.

Довод о том, что ст. 255 УК РФ находится в главе 26 УК РФ, а значит, значительный ущерб должен иметь место в сфере экологии, логичен, но не может повлиять на квалификацию этого преступления по нормам ст. 255 УК РФ. Проблема заключается в рассогласовании между местоположением уголовной нормы в структуре Уголовного кодекса и охраняемыми ею общественными отношениями.

Дело в том, что недра защищаются от их повреждения и истощения как экономическое благо, важнейший стратегический ресурс страны. Так, ст. 23 Закона о недрах называет основные требования по рациональному использованию и охране недр.

Анализ этих норм показывает, что Закон предъявляет к недропользователю требования по наиболее полной разведке и извлечению полезных ископаемых, их рациональному, комплексному использованию, недопущению повреждения, снижающего качество полезных ископаемых и промышленную ценность месторождений. Лишь в п. п.

8 и 11 названной статьи говорится о предотвращении загрязнения недр при проведении работ, захоронении вредных веществ и отходов производства, сбросе сточных вод; предотвращении размещения отходов производства и потребления на водосборных площадях подземных водных объектов и в местах залегания подземных вод.

Однако при загрязнении недра теряют только свою экономическую ценность (нарушается качество экономического ресурса). Если взять во внимание подземные водные объекты, в том числе и источники питьевого водоснабжения, то они охраняются от загрязнения ст. 250 УК РФ.

Ответственность за нарушение запрета, установленного в ст.

255 УК РФ, не связывается с причинением вреда исключительно окружающей среде или здоровью человека, поскольку Уголовный кодекс предусматривает ответственность за нарушение правил охраны и использования недр в случае причинения значительного ущерба.

А значительный ущерб как признак основного состава преступления, предусмотренного ст. 255 УК РФ, означает уменьшение в результате действий виновного экономического блага, повреждение или уничтожение чего-либо. Такой вывод основан на следующих рассуждениях.

Уголовный кодекс не раскрывает понятие «значительный ущерб». Поэтому при его толковании следует использовать институты других отраслей права. Так, в Гражданском кодексе РФ в ст.

15 дается понятие ущерба, под которым понимаются расходы, которые лицо произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества. Именно в таком контексте УК РФ использует этот термин. Для примера следует привести ст.

167 УК РФ «Умышленное уничтожение или повреждения имущества», где наказание наступает за причинение значительного ущерба. Аналогичный подход мы видим и в конструкциях других норм, в частности в примечании 2 к ст. 158 УК РФ.

С учетом этого под значительным ущербом как признаком преступления, предусмотренного ст.

255 УК РФ, должна пониматься стоимость незаконно добытого природного ресурса, поскольку на эту сумму уменьшается совокупное экономическое благо правообладателя недр — недропользователя (если они предоставлены) либо государства (если недра не предоставлены) как собственника недр в пределах государственной границы государства и его континентального шельфа.

Пристатейный библиографический список

  1. Жевлаков Э.Н. Уголовно-правовая охрана окружающей природной среды в Российской Федерации / Научно-исследовательский институт проблем укрепления законности и правопорядка, 2002 // СПС «Гарант».
Читайте также:  Можно ли и как правильно подать на алименты после развода 2023

КонсультантПлюс: примечание.

https://www.youtube.com/watch?v=eHTHP2KDTm8\u0026pp=ygVq0KHRgtCw0YLRjNGPIDI1NS4g0J3QsNGA0YPRiNC10L3QuNC1INC_0YDQsNCy0LjQuyDQvtGF0YDQsNC90Ysg0Lgg0LjRgdC_0L7Qu9GM0LfQvtCy0LDQvdC40Y8g0L3QtdC00YAgMjAyMw%3D%3D

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. В.М. Лебедев) включен в информационный банк согласно публикации — «Юрайт-Издат», 2007 (7-е издание, переработанное и дополненное).

  1. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев. 9-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2010 // СПС «Гарант».
  2. Лопашенко Н.А. Ответственность за нарушение правил охраны и использования недр // Российская юстиция. 2002. N 4.
  3. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд., доп. М.: Азбуковник, 1999.
  4. Толкаченко А.А. Нефтедобыча и нарушение правил использования недр // Уголовное право. 2006. N 4.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Уголовная ответственность за нарушение правил охраны и использования недр

Халеева, А. К. Уголовная ответственность за нарушение правил охраны и использования недр / А. К. Халеева, М. С. Дикаева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 16 (254). — С. 138-140. — URL: https://moluch.ru/archive/254/58186/ (дата обращения: 27.07.2023).



Юридическая ответственность — важнейшее средство охраны и обеспечения конституционности, законности и правопорядка. Основной целью юридической ответственности является предупреждение и пресечение правонарушений в сфере недропользования, устранение причиненного ущерба в результате пользования недрами.

Вопрос об уголовной ответственности за нарушение законодательства о недрах законодатель указывает в ст. 49 Закона РФ «О недрах» [1]. Однако в законе прямо не предусмотрено определение уголовной ответственности за нарушение законодательства о недрах.

В рамках принципа ответственности недропользователей за нарушение законодательства о недрах, понятие уголовной ответственности можно сформулировать как основанная на нормах закона обязанность виновного в совершении преступления против правил охраны и использования недр лица претерпеть негативные последствия в виде наказания, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации.

На сегодняшний день существует несколько составов преступлений, которые связаны с нарушением правил охраны и использования недр, представленных в Уголовном кодексе РФ (далее — УК РФ) [2]. Так в ст.

255 УК РФ «Нарушение правил охраны и использования недр» объектом преступления выступают общественные отношения по охране и рациональному использованию недр.

Предметом преступления следует считать недра как часть земной коры, расположенной ниже почвенного слоя и дна водоемов и водотоков, простирающийся до глубин, доступных для геологического изучения и освоения.

Объективная сторона преступления выражается в совершении хотя бы одного из деяний, указанных в диспозиции, а именно: проектировании, размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию, эксплуатации горнодобывающих предприятий или подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых, при самовольной застройке площадей залегания полезных ископаемых. Такое нарушение правил может явиться результатом как действия, так бездействия виновного лица. Субъективная сторона состава преступления характеризуется одной из форм вины: умысел или неосторожность. Так, например, если виновное лицо осознавало незаконность самовольной застройки площади залегания полезных ископаемых, предвидело возможность причинения этим деянием значительного ущерба и даже если не желало, но сознательно допускало наступление указанного вреда либо относилось к его наступлению безразлично, то речь пойдет о косвенном умысле. При неосторожном нарушении правил охраны и использования недр последствия нарушения также будут считаться наступившими по неосторожности.

На практике же применение ст. 255 УК РФ судами встречается довольно редко. Согласно статистическим данным МВД РФ за январь-ноябрь 2018 г. зарегистрировано более 22 тысяч экологических преступлений. Аналогичная ситуация наблюдается и в статистических данных за 2017, 2016, и 2015 гг. [3].

Ссылаясь на сложность в правоприменении ст. 255 УК РФ, Захарова В.А отмечает, что на практике она практически не применяется. Автор в своей работе отмечает, что официальная статистика в сфере нарушения охраны и использования недр не позволяет провести объективную оценку современного состояния преступности в данной области [4].

В основном, нарушения в сфере охраны и использования недр тесно связаны с преступлениями против собственности (корыстными преступлениями), преступлениями в сфере экономической деятельности (незаконное предпринимательство) и должностными преступлениями.

Так, на официальном сайте Следственного Управления Следственного комитета РФ по Томской области опубликована информация о том, что в Томской области вынесен приговор по уголовному делу о нарушении правил охраны и использования недр.

Судом установлено, что руководитель коммерческой фирмы, основным видом деятельности которого является выполнение строительно-монтажных работ в 2016 году на месторождении песка «Новое», расположенном на территории лесничества ЗАТО Северск, дал указание работникам и подрядчикам о проведении с применением экскаваторов и автомобильной техники работ по незаконной добыче песка в объеме 12 800 кубометров и транспортировки их на объекты строительства.

Приговором суда мужчина признан виновным в свершении инкриминируемого ему деяния и осужден к наказанию в виде штрафа в размере 100 000 рублей [5].

Санкция ст.

255 УК РФ предусматривает за совершенное деяние штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо обязательные работы на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительные работы на срок до двух лет.

На наш взгляд, необходимо скорректировать размер штрафа за данное преступление.

Так, если вернуться к уголовному делу, указанному выше, и взять среднюю стоимость одного кубометра песка в Томской области (200рублей/один кубометр) и умножить на тот объем, который был «добыт» по указанию руководителя фирмы (12 800 кубометров), то можно получить сумму, значительно отличающуюся от суммы штрафа, полученное за данное преступление (200*12800куб=2560000руб.), хотя штраф составил всего 100 000 рублей. Столь незначительные суммы штрафа фактически оставляют лиц, совершивших преступление, безнаказанными и провоцируют продолжение ими преступной деятельности. На наш взгляд, в указанном выше примере сумма штрафа будет восприниматься подсудимым как откуп, а не как реальное наказание с серьезным карательным потенциалом. Представляется, что размер штрафа должен ставиться в прямую зависимость от суммы причиненного ущерба.

Также нельзя оставить без внимания одно из обсуждаемых уголовных дел Томской области прошедших лет. На том же сайте опубликована информация о подобном преступлении в сфере недропользования [6].

На основании материалов проверки, поступивших из органов прокуратуры, Следственными органами СК РФ по Томской области, возбуждено уголовное дело по факту нарушения правил охраны и использования недр. По данным следствия, в период с 2012 по 2017 гг.

сотрудники коммерческого предприятия в нарушение Закона «О недрах» и условий имеющейся лицензии, не имея оформленного горного отвода, договора аренды на используемый земельный участок и лицензии на добычу полезных ископаемых, осуществляли с помощью спецтехники работы по добычи песчаника на карьере, расположенном на участке недр «Мирненский» в Томском районе.

Общий объем незаконно извлеченных полезных ископаемых составил около 40 тысяч кубометров. В результате указанных действий окружающей среде причинен вред в размере более 18,5 миллионов рулей [7]. Однако необходимо отметить, что данные примеры является скорее исключением, многие аналогичные дела не доходят даже до стадии судебного разбирательства.

Таким образом, необходимо сделать вывод том, что на практике недропользователем, все чаще, выступают юридические лица.

На наш взгляд, необходимо ввести статью в уголовное законодательство РФ, которая непосредственно регулировала бы уголовную ответственность юридического лица за правонарушения в сфере недропользования, так как на сегодняшний день этот вопрос весьма актуален. Говоря о вопросе привлечения юридических лиц к уголовной ответственности, С. Т.

Фаткулин, отмечает, что «установление уголовной ответственности юридических лиц, в том числе за экологические преступления, позволит защитить окружающую среду от окончательного разрушения», с чем мы не можем не согласиться [8].

Литература:

  1. Закон РФ «О недрах» от 21 февраля 1992 г. № 2395–1-ФЗ // Российская газета от 15.03.1995г.

Нарушение правил охраны и использования недр

Объектом преступления, предусмотренного ст.255 УК РФ, являются отношения в сфере рационального использования и охраны недр.

Согласно закону о недрах недра являются частью земной коры, расположенной ниже почвенного слоя, а при отсутствии – ниже земной поверхности и дна водоемов и водотоков, простирающихся до глубин, доступных для геологического изучения и освоения.

Недра в границах территории РФ, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы, являются государственной собственностью.

Вопросы владения, пользования и распоряжения недрами находятся в совместном ведении РФ и субъектов РФ.

В соответствии с действующим законодательством недра предоставляются для геологического изучения, включающего поиск и оценку месторождения полезных ископаемы; разведки и добычи полезных ископаемых, в том числе использование отходов горнодобывающего и связанных с ним перерабатывающих производств; строительства и эксплуатации подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых. В соответствии с лицензией на добычу полезных ископаемых, строительство и эксплуатацию подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых, участок недр предоставляется пользователю в виде горного отвода – геометризованного блока недр.

  • Пользователями недр могут быть субъекты предпринимательской деятельности независимо от форм собственности, в том числе юридические лица и граждане других государств.
  • Объективная сторона преступления выражается в двух формах:
  • 1.Нарушение правил охраны и использования недр при проектировании, размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации горнодобывающих предприятий или подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых;
Читайте также:  Льготы на уплату земельного налога 2023

2.Самовольная застройкаплощадей залегания полезных ископаемых, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба.

  1. Нарушение правил охраны и использования недр состоит, например, в несоблюдении технических проектов, планов и схем развития горных работ; выборочной отработке месторождений, приводящей к необоснованным потерям запасов полезных ископаемых; нарушении стандартов (норм, правил), регламентирующих условия охраны недр, атмосферного воздуха, земель, лесов, вод, а также зданий и сооружений от вредного влияния работ, связанных с пользованием недрами; в невыполнении требований по проведению ликвидируемых или консервируемых горных выработок и буровых скважин в состояние, обеспечивающее безопасность населения, а также требований по сохранности месторождений полезных ископаемых, горных выработок и буровых скважин на время их консервации; неприведении участков земли и других природных объектов, нарушенных при пользовании недрами, в состояние, пригодное для их дальнейшего использования.
  2. Самовольная застройка площадей залегания полезных ископаемых состоит в несоблюдении условий застройки.
  3. Проектирование и строительство населенных пунктов, промышленных комплексов и других хозяйственных объектов разрешаются только после получения заключения федерального органа управления государственным фондом недр или его территориального подразделения об отсутствии полезных ископаемых в недрах под участком предстоящей застройки.
  4. Застройка площадей залегания полезных ископаемых, а также размещения в местах их залегания подземных сооружений допускаются с разрешения федерального органа управления государственным фондом недр или его территориальных подразделений и органов государственного горного надзора только при условии обеспечения возможности извлечения полезных ископаемых или доказанности экономической целесообразности застройки.

К числу обязательных признаковобъективной стороны относятся последствия в виде причинения значительного ущерба. Ущерб может заключаться в нарушении естественных свойств недр; в затратах по проведению консервации и ликвидации горнодобывающих предприятий; затратах на проведение работ по восстановлению нарушенных естественных свойств недр.

При самовольной застройке площадей учитывается величина утраты балансовых запасов полезных ископаемых.

При характеристике субъективной стороны анализируемого преступления необходимо учитывать форму преступной деятельности.

Нарушение правил охраны и использования недр при проектировании, размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации горнодобывающих предприятий или подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых, причинившее значительный ущерб, может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности.

Умышленная вина может быть выражена в прямом или косвенном умысле. Нарушение соответствующих правил по неосторожности может быть совершено в виде легкомыслия или небрежности.

Самовольная застройка площадей залегания полезных ископаемых, причинившая значительный ущерб, характеризуется только умышленной формой вины, причем к факту застройки умысел может быть только прямым, об этом свидетельствует употребление законодателем термина «самовольная застройка». Таким образом, лицо сознает, что осуществляет застройку площадей без соответствующего разрешения. К факту наступления последствий умысел может быть как прямым, так и косвенным.

Субъектом преступления является лицо, достигшее 16 л ет, при нарушении правил пользования недр им будет субъект предпринимательской деятельности независимо от форм собственности, обязанный соблюдать правила охраны и использования недр при проектировании, размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации горнодобывающих предприятий или подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых, т.е специальный субъект.

Составматериальный, преступление окончено в случае приченения значительного ущерба.

48.Нарушение правил охраны и использования недр. (Статья 255 ук рф)

Нарушение правил
охраны и использования недр.

Статья 255
УК РФ предусматривает уголовную
ответственность за нарушение правил
охраны и использования недр при
проектировании, размещении, строительстве,
вводе в эксплуатацию и эксплуатации
горнодобывающих предприятий или
подземных сооружений, не связанных с
добычей полезных ископаемых, а также
за самовольную застройку площадей
залегания полезных ископаемых, причинивших
значительный ущерб. В ней содержатся
признаки двух составов преступления:
1) специального по отношению к составам
преступлений, предусмотренных ст. 246
УК, состава с альтернативными признаками
по объективной стороне и 2) простого
состава преступления. Оба они являются
материальными. В отличие от большинства
экологических преступлений для нарушения
правил охраны и использования недр
законодатель не устанавливает
квалифицирующих признаков. В статье
предусмотрены преступления небольшой
тяжести.

Противоправность
деяний устанавливается актами горного
и экологического законодательства,
например Законом РФ «О недрах» от
21 февраля 1992 г. в редакции от 8 февраля
1995 г., постановлением Правительства РФ
от 15 июня 1992 г.

«О порядке лицензирования
пользования недрами», Положением о
порядке выдачи разрешений на застройку
площадей залегания полезных ископаемых
от 30 ноября 1995 г.

, утвержденным
Госгортехнадзором и Комитетом РФ по
геологии и использованию недр, и др.

Предметом
преступления являются недра как часть
земной коры, расположенная ниже почвенного
слоя и дна водоемов, простирающаяся до
глубин, доступных для геологического
изучения и освоения (разработки).

Объективную сторону
преступлений, предусмотренных данной
статьей, образуют действия (бездействие),
выражающиеся либо в нарушении правил
охраны и использования недр, либо в
самовольной застройке площадей залегания
полезных ископаемых, последствия в виде
значительного ущерба и причинная связь
между ними.

Нарушение правил
охраны недр путем действий совершается
при затоплении, обводнении, пожарах,
снижающих промышленную ценность
месторождений и качество добываемых
полезных ископаемых, загрязнении недр
и т. п.

, а путем бездействия — при
непринятии мер по технологически
возможному извлечению полезных
ископаемых, несоблюдении условий
лицензий, непроведении надлежащего
геологического изучения недр до начала
их промышленной разработки, при
проектировании, размещении и строительстве
объектов (см. § 2 данной главы).

Самовольная
застройка площадей залегания полезных
ископаемых — это возведение любых
сооружений, включая непроизводственные,
без получения соответствующего разрешения
специально уполномоченных органов,
если обязательность получения такого
разрешения установлена нормативно-правовыми
актами. При этом соблюдение правил
собственно застройки при отсутствии
указанного разрешения не устраняет ее
незаконности.

Значительный ущерб
связан в первую очередь с выведением
из эксплуатации месторождений полезных
ископаемых, потерями их запасов,
ухудшением условий их эксплуатации и
т. п.

Застройка площадей
залегания полезных ископаемых, а также
размещение в местах их залегания
подземных сооружений допускаются с
разрешения федерального органа управления
государственным фондом недр и его
подразделений и органов Государственного
горного надзора только при условии
обеспечения возможности извлечения
полезных ископаемых или доказанности
экономической целесообразности застройки
(ст. 25 Федерального закона «О недрах»).

Последствия в виде
значительного ущерба могут выражаться
в выведении из эксплуатации месторождений,
затруднении эксплуатации месторождений,
расходах на восстановление прежнего
состояния, упущенной выгоде и т. п. и
определяются судом с учетом конкретных
обстоятельств дела.

Причинная связь
должна быть установлена. В случаях, если
невозможность использования полезных
ископаемых на площадях, где была
произведена самовольная застройка,
связана с технологическими особенностями,
вопрос решается по формальному моменту
наличия (отсутствия) разрешения.

Для обоих составов
преступление считается оконченным
момента причинения значительного
ущерба.

Субъектом
преступлений, предусмотренных ст. 255
УК, могут быть различные категории
граждан, достигших 16-летнего возраста.

Так ответственность за соблюдение
требований охраны окружающей среды,
предусмотренных проектом, возлагается
на должностных лиц организаций,
выполняющих строительные работы, а за
выполнение правил охраны от вредного
влияния горных работ несут ответственность
пользователи недр; за соблюдение условий
эксплуатации сооружений — должностные
лица организаций, в чьем ведении находятся
соответствующие объекты (главные
инженеры проектов и руководители
проектных организаций, в чьи обязанности
нормативно-правовыми актами Госгортехнадзора
включены выбор, обоснование охранительных
мер в проектах строительства, расширения
или реконструкции горнодобывающих
предприятий; главные инженеры строительных
организаций, либо лица, на которых
возложены их функции в данной сфере
управленческим распоряжением или
приказом); за соблюдение мер охраны недр
на уже существующих предприятиях в ходе
их эксплуатации ответственность
возлагается на технического директора,
главного маркшейдера, главного геолога,
главного инженера по добыче полезных
ископаемых и других должностных лиц*.

Субъектом самовольной
застройки площадей залегания полезных
ископаемых могут быть как должностные
лица, так и граждане. В этом случае
законодатель не указывает признаки
специального субъекта, хотя они могут
учитываться при определении вида и
размеров наказания с учетом конкретных
обстоятельств дела.

Субъективная
сторона и первого, и второго составов
преступления характеризуется косвенным
умыслом.