Инструкции

Статья 280. Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности 2023

Статья 280. Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности 2023

Евгений Разумный / Ведомости

Депутаты от фракции «Единая Россия» Василий Пискарев, Анна Кузнецова, Петр Толстой, Эрнест Валеев и Андрей Картаполов внесли в Госдуму проект поправок в статью 280 УК («публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»).

В пояснительной записке отмечается, что ответственность (до пяти лет лишения свободы) теперь будет грозить за публичное оправдание или пропаганду экстремизма наравне с ответственностью за призывы к осуществлению экстремистской деятельности.

Статью УК предлагается, в частности, дополнить двумя примечаниями о том, что понимается под публичным оправданием экстремизма. Это, по словам авторов, «публичное заявление о признании идеологии и практики экстремизма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании».

Под пропагандой экстремизма будет пониматься «деятельность по распространению материалов или информации, направленных на формирование у лица идеологии экстремизма, убежденности в ее привлекательности либо представления о допустимости осуществления экстремистской деятельности».

В пояснительной записке авторы напомнили о случаях массовых убийств в школах и детских садах с использованием огнестрельного оружия (массшутинг) в Керчи, Казани, Ижевске.

Массшутинг в России, по словам законодателей, «приобретает масштабы, сравнимые с экстремизмом». «Массшутинг приобретает статус модного движения наравне с криминальной субкультурой А.У.Е. (признано экстремистским).

А это уже целенаправленная деятельность, в том числе с иностранным участием, направленная на разложение нашего общества», – указали они.

2 февраля 2022 г. Верховный суд удовлетворил иск Генпрокуратуры и признал движение «Колумбайн» террористическим и запрещенным на территории России в любом виде.

Свое решение суд обосновал тем, что его деятельность «основана на идеологии насилия и преследует цели массовой гибели людей, устрашения населения и дестабилизации обстановки в стране путем реализации масштабных насильственных акций».

Статья 280. Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности 2023

Соавтор инициативы Пискарев написал в своем Telegram-канале, что принятие поправок будет важной профилактической мерой, направленной на защиту детей и молодежи от «деструктивного влияния экстремистской идеологии и попыток вовлечь их в противоправную, опасную деятельность».

Актуальность поправок, по словам их соавтора Валеева, продиктована тем, что «западные спецслужбы значительно активизировали свою деятельность в молодежной среде по пропаганде оправдания экстремистской идеологии». При этом сейчас законы не содержат определения экстремистской идеологии. «Соответствующие изменения к закону «О противодействии экстремистской деятельности» сейчас готовятся», – сообщил Валеев «Ведомостям».

Руководитель уголовной практики Key Consulting Group Владислав Радов считает, что данный законопроект создан по одной юридической конструкции со статьей 205.2 УК об оправдании и пропаганде терроризма. По его словам, в случае принятия документа будет криминализировано довольно широкое разнообразие действий.

На данный момент уголовное наказание предусмотрено только за призывы, т. е. за некоторые активные действия, возбуждающие у людей желание заниматься экстремистской деятельностью. Он указал на то, что понятия «идеология терроризма» в законе тоже нет, но судам это не мешает.

Фактически под идеологией понимается сам терроризм или сам экстремизм, которые так или иначе определяются федеральным законодательством, заключил Радов.

«Колумбайн» – название американской школы в штате Колорадо, в которую 20 апреля 1999 г. учащиеся старших классов Эрик Харрис и Дилан Клиболд ворвались и устроили стрельбу – погибли 13 человек, еще 37 пострадали. Оба преступника покончили с собой. После этого понятие «колумбайн» стало популяризироваться в массовой культуре. 

Криминализация определенных действий не сопровождается полноценной криминологической экспертизой, анализом статистики, а пояснительная записка к законопроекту сопровождается лишь декларативными утверждениями общего характера, отмечает старший партнер адвокатского бюро ZKS Андрей Гривцов.

Криминализация деяний, по его словам, лишь одна из мер, и далеко не самая эффективная. «Способ борьбы выбран традиционный для российского законодателя – введение уголовной ответственности.

Не уверен, что это сильно поможет в решении проблемы: практика показывает, что гораздо лучше бы сработало общее улучшение социально-экономической ситуации», – добавил он.

Адвокат, партнер практики семейного права и наследственного планирования BGP Litigation Виктория Дергунова считает, что для начала необходимо разобраться в причинах скулшутинга: действительно ли это происходит из-за деструктивного влияния экстремистских организаций.

«Проблема скорее лежит в отсутствии профилактики агрессии в подростковой среде – с ними никто не работает. Если посмотреть даже тональность шутеров, то можно увидеть насилие в их семьях или школе по отношению к ним», – указала эксперт.

Пропагандировать такое поведение нельзя, но станет ли законопроект эффективным, покажет лишь время, заключила Дергунова.

«Открыл интернет и сделал показатели»

В 2022 году российские суды поставили своеобразный рекорд: минимум 160 человек были лишены свободы за слова. Эта цифра складывается из нескольких уголовных составов – от «классических» призывов к экстремизму до новых «спецоперационных» статей УК.

Наказание за высказывания также ужесточилось: теперь 25% приговорённых к лишению свободы получают более трёх лет колонии; перестали быть редкостью и сроки свыше пяти лет.

«Улица» посмотрела, что статистика российских судов говорит о свободе слова, о последствиях «спецоперации» – и о многом другом.

Как мы считали

«Улица» изучила статистику Судебного департамента при Верховном Суде по уголовным делам, связанным с публичными высказываниями. Мы взяли следующие составы:

  • 205.2. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма;
  • 207.1. Публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан;
  • 207.2. Публичное распространение заведомо ложной общественно значимой информации, повлёкшее тяжкие последствия;
  • 207.3. Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооружённых Сил РФ, исполнении государственными органами РФ своих полномочий, оказании добровольческими формированиями, организациями или лицами содействия в выполнении задач, возложенных на Вооружённые Силы РФ;
  • 280. Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности;
  • 280.1. Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ;
  • 280.3. Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооружённых Сил РФ в целях защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности, исполнения государственными органами Российской Федерации своих полномочий, оказания добровольческими формированиями, организациями или лицами содействия в выполнении задач, возложенных на Вооружённые Силы Российской Федерации; 
  • 282. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства;
  • 354.1. Реабилитация нацизма.

За прошлый год в России вынесли в общей сложности 786 приговоров по этим составам. Реальные сроки за тексты, репосты и устные выступления получили 160 человек (почти 20% от числа осуждённых).

И это рекордный показатель для новейшей истории. Эти цифры можно сравнить только с 2018 годом, когда было вынесено 810 обвинительных приговоров.

Но из них только 141 был связан с лишением свободы (17%).

Статья 280. Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности 2023 Нажмите, чтобы увидеть инфографику с телефона Инфографика: «Адвокатская улица»

Экстремизм не ушёл, просто спрятался

До 2018 года для преследования за высказывания чаще всего использовалась «экстремистская» статья 282 УК – о возбуждении ненависти либо вражды. Судья Верховного Суда Олег Зателепин говорил, что 90% подобных дел приходилось на публикации в интернете.

Но к 2018 году в обществе очевидно накопилась усталость от обвинений в «экстремизме». Поэтому был принят закон о частичной декриминализации этого деяния.

Причём проект этого закона внёс в Госдуму президент – после обращения к нему на «прямой линии» писателя Сергея Шаргунова, писем от Совета по правам человека и критики практики по «экстремизму» со стороны ВС.

С тех пор статья 282 УК применяется гораздо реже – либо если человека уже привлекали к административной ответственности за «разжигающие» высказывания, либо если имело место насилие, использование служебного положения, организованная группа. Впрочем, в последние пару лет правоохранительные органы «вспомнили» и про статью 282. Если в 2020 году по ней осудили 18 человек, то в 2021-м уже 50, а в прошлом году – 51.

После частичной декриминализации «возбуждения ненависти и вражды» нагрузка перетекла на близкие по сути составы УК. Например, резко увеличилось количество приговоров за «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» (ст. 280 УК). В 2018 году их было 159, в 2019-м – 145, в 2020-м – 184, в 2021-м уже 307, а в 2022-м – целых 356.

Ещё на фоне декриминализации экстремизма стали чаще наказывать за призывы к террористической деятельности и оправдание терроризма (ст. 205.2 УК). В 2018 году было 120 таких приговоров, в 2019 году их стало 126, в 2020-м – 174, в 2021-м – 241. Наконец, в 2022 году – сразу 318.

Читайте также:  Статья 59 ГПК РФ. Относимость доказательств 2023

Юристы объяснили, кого может коснуться закон о пропаганде экстремизма — РБК

Авторы законопроекта о запрете пропаганды экстремизма называют целью защиту молодежи от вовлечения в противоправную деятельность. Юристы предупреждают, что сейчас его формулировки позволяют привлечь даже за выражение сочувствия

Статья 280. Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности 2023

Дмитрий Серебряков / ТАСС

Во вторник в Госдуму внесен законопроект, предусматривающий ответственность за публичное оправдание и пропаганду экстремизма. Документ вносит изменения в ст.

280 УК «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности». К этому составу преступления предлагается добавить еще два: публичное оправдание экстремизма и пропаганду экстремизма.

Статья предполагает наказания от штрафа до пяти лет лишения свободы.

В законопроекте также даются определения публичного оправдания экстремизма и его пропаганды.

Публичным оправданием предлагается считать «публичное заявление о признании идеологии и практики экстремизма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании».

Пропагандой — распространение материалов и (или) информации, направленных на «формирование у лица идеологии экстремизма, убежденности в ее привлекательности либо представления о допустимости осуществления экстремистской деятельности».

Авторами законопроекта стали депутаты-единороссы Василий Пискарев, Анна Кузнецова, Петр Толстой, Андрей Картаполов и Эрнест Валеев. Анонсируя внесение законопроекта, Пискарев подчеркивал, что таким образом законодатели пытаются защитить детей и молодежь «от деструктивного влияния экстремистской идеологии и попыток вовлечь их в противоправную, опасную деятельность».

В частности, отмечал он, инициатива призвана бороться с пропагандой массовых убийств в школах и детских садах, называемых «массшутингами». В пояснительной записке к законопроекту говорится, что «массшутинг» в России «приобретает масштабы, сравнимые с экстремизмом».

Вместе с тем, отмечается в записке, в стране «не ослабевает» деятельность иностранных спецслужб, а также работа международных террористических и экстремистских организаций.

«Исходя из вышеизложенного, необходимо пресекать любые попытки по деструктивному влиянию на общество и его разложение, а следовательно, разработать и принять на законодательном уровне превентивные меры, направленные на пресечение развития массшутинга в России», — уточняют авторы законопроекта.

«Формулировки довольно широки для толкования. С точки зрения закона поправки отсылают нас к ФЗ-114 «О противодействии экстремистской деятельности», где закреплены понятия этой самой деятельности.

Но дьявол заключается в практике и, если конкретнее, в лингвистических экспертизах», — считает адвокат Леонид Соловьев, замечая, что возможность широкого толкования норм может позволить распространить действие законопроекта на личные положительные высказывания, например, в адрес оппозиционера Алексея Навального (сейчас отбывает срок в колонии строгого режима во Владимирской области по делу «Ив Роше», а также по делу о мошенничестве и неуважении к суду).

Он уточнил, что соответствующее обвинение может быть предъявлено и в том случае, если подобная фраза будет где-то написана, например, в посте в соцсетях или на плакате во время одиночного пикета, и если она будет где-то публично произнесена, например, во время эфира в YouTube.

Сейчас в реестр террористов и экстремистов Росфинмониторинга внесены 546 юрлиц и более 13 тыс. человек.

Что касается репостов в соцсетях, то они в теории также могут подпадать под предложенное законодателями определение пропаганды экстремизма, пояснил адвокат. «Поскольку, если надо будет, в экспертизе будет написано: репост направлен на увеличение аудитории лица, чья деятельность признана экстремистской», — добавил Соловьев.

Партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Вадим Клювгант, в свою очередь, напомнил, что в своем отзыве на законопроект правительство указало на дублирующий характер предлагаемых норм. Юрист подчеркнул, что ответственность за «все мыслимые формы поддержки и пропаганды действий, содержащих хоть какой-то экстремистский элемент», уже прописана в Уголовном кодексе и КоАП.

«Единственной незаполненной нишей, которую можно себе представить как область применения этой новеллы в случае ее принятия, станут любые проявления сочувствия или поддержки лиц (физических или юридических), признанных экстремистами, и даже простое цитирование (копирование, пересылка) их высказываний», — говорит он, отмечая «высокие риски для любого и каждого, кто позволит себе поделиться чем-то подобным хотя бы еще с одним человеком».

Однако авторы законопроекта не опасаются последствий расширительного толкования предложенных ими норм.

Один из авторов, заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Эрнест Валеев пояснил РБК, что термины «оправдание» и «пропаганда» содержатся в уголовном праве давно и применяются, например, в части законодательства о терроризме.

«Эти понятия строго определенные, подразумевают конкретные действия, поэтому каких-то проблем в толковании этих терминов ни в правоприменительной практике, ни в теории еще не возникало», — отметил депутат.

Он подчеркнул, что законопроектом не предлагается вводить никаких новых норм, а только устанавливается усиление ответственности. «Здесь не придумывается ничего нового.

Если бы это была какая-то новелла в уголовном праве, то можно было бы подискутировать.

Но что такое пропаганда — понятно, что такое оправдание — тоже понятно, под ними подразумеваются вполне конкретные действия», — считает Валеев.

Как экстремистская статья УК призвана помочь силовикам разбираться с неугодными

Со слов адвоката Александра Молохова, защищающего Игоря Гиркина (псевдоним Игорь Стрелков), уголовное дело возбуждено по части 2 статьи 280 УК — призывы к экстремистской деятельности.

В качестве призывов к «экстремизму» Гиркину вменены два поста в Telegram, в которых он, со слов адвоката, «выразил мнение по поводу проблематики, связанной с Крымом, и по поводу того, что не платят военнослужащим 105 и 107 десантных полков».

У защитников, имеющих опыт по подобным делам, саркастическую улыбку вызывает недоумение господина Молохова, касающегося того, что в деле есть лишь какой-то непонятный опрос жителя Крыма, который прочитал пост Стрелкова и испытал некое возмущение.

Могу порекомендовать адвокату привыкать. Подобные потерпевшие и невероятные по своей ненаучности лингвистические экспертизы — теперь и его реалии. Таких дел будет много.

Моделируем ситуацию. По каким-то неведомым причинам ФСБ России принимает решение возбудить уголовное дело в отношении Игоря Гиркина. Копали недалеко, взяли два рандомных поста.

И это важно — бессистемность выбора оснований для уголовного дела порождает у наблюдающих уверенность в том, что привлечь могут любого и за что угодно. Назначили судебную лингвистистическую экспертизу, конечно же ведомственную, эксперты имеются, с предсказуемым результатом.

И вот если остановить процесс на этом этапе, мы увидим уникальный правовой срез. Руководители оперативно-разыскной структуры подбирают Игорю Гиркину статью. Что у них в наличии?

Telegram-канал Forbes.Russia Канал о бизнесе, финансах, экономике и стиле жизни Подписаться

Статья 282 УК (экстремизм): «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично, в том числе с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет», лицом после его привлечения к административной ответственности за аналогичное деяние в течение одного года».

Хорошо, но для привлечения к уголовной ответственности по этой статье необходимо, чтобы в течение года человек был привлечен к административной, причем по другому факту. Плюс — это преступление подследственно СКР. Не то чтобы следователи СКР вдруг отказались бы работать, конечно, всё бы сделали, но зачем отдавать кому-то свои показатели?

Для того чтобы не отдавать, есть статья 280 УК — публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности. Ограничений в виде предшествующей административной ответственности здесь нет.

Это важно: за сам экстремизм уголовная ответственность наступает только после предшествующего привлечения человека к административной ответственности за аналогичный факт, а за призывы к этому преступлению — сразу.

Экстремизм расследует СКР, а призывы к нему — ФСБ.

Помимо этого, ФСБ расследует в порядке исключительной подследственности публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации (статья 280.1 УК), и вправе, наряду со Следственным комитетом, расследовать публичные призывы к осуществлению деятельности, направленной против безопасности государства (статья 280.4).

Пока следствие решило остановиться на части 2 статьи 280 УК. Но высказывания Гиркина в ретроспективе полутора лет дают оперативникам и экспертам колоссальный простор для формирования обвинения, да и после приговора новые эпизоды можно добавлять бесконечно. В этом колесе Сансары сейчас и Алексей Навальный. Констатируем — Игорь Гиркин попал в ту же доказавшую эффективность конструкцию.

Читайте также:  Учебная нагрузка шестиклассников 2023

Вопрос, нужны ли силовикам еще инструменты, помимо перечисленных, которых с лихвой хватило даже для завершения проекта «Игорь Стрелков»? Нет. Они есть и сейчас.

Интересно, что внесенный законопроект кажется избыточным и самим силовикам, которые в кулуарных беседах отмечают, что инструментов уже и так достаточно. В этом моменте важно понимать, что такое экстремизм.

В диспозиции это не само действие (массшутинг, убийство или иное насилие), это возбуждение ненависти и вражды.

Но в ситуации, когда уже есть ответственность за возбуждение ненависти и вражды, за призывы к возбуждению ненависти и вражды, даже силовики не понимают, к чему еще ответственность за оправдание и пропаганду призывов к возбуждению ненависти и вражды.

«Считаем, что принятие наших поправок будет важной профилактической мерой, направленной в первую очередь на защиту детей и молодежи от деструктивного влияния экстремистской идеологии и попыток вовлечь их в противоправную, опасную деятельность», — пояснил соавтор инициативы, председатель Комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев.

На этих доводах нет смысла подробно останавливаться. Массшутинг — не экстремистская деятельность. Это не возбуждение мотивации к действию, но само действие. Это террористический акт либо как минимум убийства и покушения на убийства.

Причины этих преступлений необходимо тщательно исследовать, публично говорить о них, обсуждать буквально все, включая порой неприглядные действия органов власти. Замалчивать и уголовно преследовать тех, кто не молчит, — это рабочая схема.

Но только на коротком отрезке пока направленная внутрь замкнутого котла энергия не приведет к имплозии. Тогда сажать можно будет уже всех, но некому.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ.

Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ).

В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

За оправдание и пропаганду экстремизма предлагается преследовать как за экстремистские призывы

Депутаты Госдумы во вторник предложили ввести уголовную ответственность за «публичное оправдание и пропаганду экстремизма», расширив существующую статью УК о публичных призывах к экстремистской деятельности.

По их мнению, это необходимо прежде всего для борьбы со «скулшутингом» — массовыми убийствами в учебных заведениях. Правда, в правительстве, поддержав идею проекта в целом, указали на некоторую избыточность предлагаемых его авторами мер.

А эксперты полагают, что само понятие экстремизма является слишком растяжимым и под его «оправдание» может подпасть, например, «умышленное искажение истории».

Группа депутатов Госдумы от «Единой России» во главе с председателем комитета по безопасности Василием Пискаревым внесла 18 июля в нижнюю палату проект поправок к ст. 280 Уголовного кодекса (УК), предусматривающей ответственность за «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» (наказание — от штрафа до 300 тыс. руб. до лишения свободы на срок до пяти лет).

Единороссы предлагают дополнить этот состав, предусмотрев в нем также ответственность за «публичное оправдание экстремизма» или его пропаганду.

https://www.youtube.com/watch?v=jfWIgJsZ-n0\u0026pp=ygWMAdCh0YLQsNGC0YzRjyAyODAuINCf0YPQsdC70LjRh9C90YvQtSDQv9GA0LjQt9GL0LLRiyDQuiDQvtGB0YPRidC10YHRgtCy0LvQtdC90LjRjiDRjdC60YHRgtGA0LXQvNC40YHRgtGB0LrQvtC5INC00LXRj9GC0LXQu9GM0L3QvtGB0YLQuCAyMDIz

Под «оправданием», уточняется в примечании к обновленной статье, нужно понимать «публичное заявление о признании идеологии и практики экстремизма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании».

Пропагандой же, согласно другому примечанию, следует считать «деятельность по распространению материалов и информации, направленных на формирование у лица идеологии экстремизма, убежденности в ее привлекательности либо представления о допустимости осуществления экстремистской деятельности».

«Этот законопроект — наша реакция в том числе на пропаганду так называемого массшутинга — массовых убийств в учебных заведениях и детских садах»,— пояснил в своем Telegram-канале господин Пискарев. Оправдание подобных преступлений и попытка представить их «модными» в молодежной среде через интернет и соцсети — крайне опасная тенденция, подчеркнул депутат.

  • В пояснительной записке к документу тоже подчеркивается, что он направлен на «предупреждение проявлений радикализма прежде всего среди несовершеннолетних и молодежи», а в качестве примера таких проявлений приводятся массовые убийства в школах и детсадах.
  • Факты оправдания таких преступлений депутаты рассматривают как «целенаправленную деятельность, в том числе с иностранным участием, направленную на разложение нашего общества, на нивелирование российских культурных и исторических ценностей».
  • Принятие же предложенных поправок поможет развитию России как «большой многонациональной страны», которая «отвергает всяческие попытки навязать извне псевдоценности расчеловечивания и нравственной деградации», резюмируют авторы законопроекта.

В Верховном суде РФ замечаний и предложений к инициативе депутатов не высказали, следует из отзыва на законопроект, направленного в Госдуму еще в январе этого года.

А вот в правительстве сочли необходимым отметить некоторое излишество предлагаемых новаций, поскольку соответствующие действия уже сейчас могут быть квалифицированы по действующим статьям УК и Кодекса об административных правонарушениях (КоАП). Это, в частности, статьи, предусматривающие ответственность за производство и распространение экстремистских материалов (ст. 20.

29 КоАП), пропаганду либо публичное демонстрирование запрещенной символики (ст. 20.3 КоАП либо ст. 282.4 УК), публичные призывы к нарушению территориальной целостности (ст. 20.3.2 КоАП либо ст. 282.1 УК), возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (ст. 20.31 КоАП или ст. 282 УК).

Таким образом, отмечается в отзыве правительства на законопроект (он датирован 3 апреля), его реализация приведет к коллизии этих норм со ст. 280 УК и трудностям при их разграничении на практике. Впрочем, при условии доработки проекта правительство его все-таки поддерживает, следует из документа.

К настоящему времени сделанные правительством замечания учли и все возражения уже сняты, заверил “Ъ” один из авторов законопроекта, зампред думского комитета по безопасности Эрнест Валеев. Это обычный законотворческий процесс, добавил он.

Эксперты, однако, склонны согласиться с правительством и оценивают депутатскую инициативу как избыточную.

Движение «Колумбайн», которое объединяет сторонников «скулшутинга», в России уже признали террористическим и запретили, напоминает эксперт по антиэкстремистскому законодательству Александр Верховский.

По его словам, на протяжении последних лет отмечался активный рост числа дел именно по статье об оправдании терроризма (ст. 205.2 УК): по данным судебной статистики, в 2022 году число осужденных по этой статье выросло на 35% (по статье о призывах к экстремизму — на 20%). Что же касается ст.

 280 УК, то до сих пор считалось, что состав преступления по ней возникает, когда присутствует призыв к каким-то действиям, объясняет эксперт.

Но если предложенные поправки примут, то для возбуждения уголовного дела будет достаточно простого одобрения, высказанного в адрес любой организации, признанной экстремистской (всего их сейчас в списке Минюста 103, последнее обновление внесено 17 июля), либо ее участников, добавляет господин Верховский.

Цель законопроекта — ограничение публичной дискуссии на те темы, которые власти считают экстремистскими, полагает юрист проекта «Сетевые свободы» Станислав Селезнев.

Между тем само по себе определение этого понятия в российском законодательстве очень размыто, что открывает простор для правоприменителя (расследование дел по ст. 280 закреплено за ФСБ), указывает эксперт.

Так, в пояснительной записке депутаты ссылаются на Стратегию национальной безопасности РФ, которая относит к проявлениям экстремизма в том числе организацию и проведение несогласованных публичных мероприятий, размывание традиционных духовно-нравственных ценностей, дестабилизацию внутриполитической обстановки и даже умышленное искажение истории, напоминает господин Селезнев. Причем в данном случае авторы даже не предлагают вариант административной преюдиции, которая позволяет людям скорректировать свое поведение после того, как ими заинтересуются правоохранительные органы, говорит юрист.

В свою очередь, партнер юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов отмечает, что необходимость детализации законодательства возникает, когда в обществе начинают проявляться обстоятельства, ранее выпадавшие из сферы контроля государства: «Очевидно, изменения в геополитическом плане обострили в обществе отношения, которые ранее практически не имели места,— констатирует эксперт.— В частности, можно утверждать, что после начала СВО активизировались попытки расшатать государственную целостность со стороны иностранных спецслужб. Государство реагирует на такие проявления и старается их купировать на законодательном уровне».

Читайте также:  Расторжение сделки с недобросовестным продавцом 2023

Анастасия Корня

В госдуму внесен законопроект об уголовной ответственности за оправдание экстремистов: детали — мк

В Госдуму внесен законопроект о введении уголовной ответственности за оправдание экстремизма. Максимальное наказание за «публичное признание идеологии и практики экстремизма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании», предложенное авторами — до пяти лет лишения свободы. Верховный суд поддержал инициативу, правительство — тоже, но с оговорками.

Законопроект подписала группа депутатов-единороссов, среди них — два вице-спикера (Анна Кузнецова и Петр Толстой) и главы комитетов по обороне (Андрей Картаполов) и безопасности и противодействию коррупции (Василий Пискарев). Работа над текстом шла более полугода.

В Уголовном кодексе давно есть статья 280, которая карает за «публичные призывы к экстремистской деятельности»: минимальное наказание — от 100 до 300 тысяч рублей штрафа, максимальное — до 4 лет лишения свободы с запретом занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. То же самое, но в Интернете, уже не позволяет отделаться штрафом: принудительные работы или до пяти лет лишения свободы. Так вот, авторы законопроекта хотят по этой статье наказывать ещё и за «публичное оправдание экстремизма или пропаганду экстремизма», наказания оставив те же самые.

Чтобы объяснить, за что будут сажать, статью 280 предлагается сопроводить примечанием. Оправдание, следует из текста законопроекта — это «публичное заявление о признании идеологии и практики экстремизма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании».

А пропаганда — «деятельность по распространению материалов и (или) информации, направленных на формирование у лица идеологии экстремизма, убежденности в ее привлекательности либо представления о допустимости осуществления экстремистской деятельности».

В пояснительной записке говорится, что направлено всё это «на предупреждение проявления радикализма, профилактику экстремистских и иных преступных проявлений, прежде всего среди несовершеннолетних и молодежи». Упоминается и Стратегия национальной безопасности РФ, утвержденная указом президента.

«Этот законопроект – наша реакция, в том числе, на пропаганду так называемого «массшутинга» — массовых убийств в учебных заведениях и детских садах.

Оправдание подобных страшных преступлений и попытка представить их «модными» в молодежной среде через интернет и соцсети – крайне опасная тенденция. Нами фиксируются и другие попытки публично оправдать различные экстремистские движения и проявления.

Принятие предлагаемых поправок будет способствовать эффективной борьбе с этим злом и защите безопасности России»,- считает один из авторов, г-н Пискарев.

Но что такое «экстремизм», оправдание или пропаганда которого могут стать преступлением? В действующем законе «О противодействии экстремистской деятельности» это понятие включает в себя целых 13 определений.

Тут и «насильственное изменение основ конституционного строя и (или) нарушение территориальной целостности РФ», и «публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность», и возбуждение и пропаганда социальной, расовой, национальной или религиозной розни и совершение преступлений по такого рода мотивам… А также «воспрепятствование законной деятельности» органов власти, избиркомов, общественных или религиозных объединений, «соединённое с насилием либо угрозой его применения»; использование нацистской символики или атрибутики, или символики экстремистский организаций, распространение «заведомо экстремистских материалов», финансирование любого из перечисленных выше деяний или оказание «экстремистам» любой другой помощи. И т.д., и т.п….

Адвокат Алексей Михальчик в разговоре с «МК» напомнил, что в УК «есть несколько норм, которые давно вызывают широкую дискуссию — к таким статьям относятся и предусматривающие ответственность за высказывание мнения, однажды эта дискуссия привела, что редко бывает, к смягчению закона – ч.1 ст. 282 УК РФ (о возбуждении ненависти либо вражды — «МК».) была декриминализирована». 

Но в данном случае, считает адвокат, «мы наблюдаем дрейф в обратную сторону»: преступными станут действия, которые ранее преступлением не являлись».

К примеру, на данный момент обсуждение некой условно «экстремистской» идеологии или идеологов все же допустимо, но внесенный законопроект очевидно предполагает наказывать за некое комплиментарное обсуждение действий персон, которые признаны или могут быть признаны «экстремистскими», объясняет г-н Михальчик: по опыту применения другой статьи УК, о публичном оправдании терроризма, можно предположить, что «в зону риска попадают любые комментарии общественно-значимых событий», а под ударом могут оказаться «как люди пишущих профессий, так и все остальные активные пользователи социальных сетей».

И, хотя уголовный закон обратной силы не имеет, «надо отметить, что зачастую суды оценивали тексты, размещенные в интернете, как продолжаемое преступление — без учета того, что на момент постинга их содержание не предусматривало уголовной ответственности», предупреждает адвокат.

Верховный суд, «принимая во внимание направленность» инициативы, поддержал её без замечаний.

В официальном отзыве правительства отмечается: то, что предлагается считать пропагандой экстремизма или публичным его оправданием, уже сейчас в принципе можно наказывать по другим статьям УК, наказывающим за производство и распространение экстремистских материалов, публичные призывы к сепаратизму, возбуждение ненависти или вражды, например, что может привести «к трудностям при их разграничении на практике». Но законопроект тем не менее кабинет министров поддержал — «при условии его доработки».

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №29073 от 19 июля 2023

Заголовок в газете: 13 оттенков экстремизма

В думу внесли проект поправок в ук о пяти годах тюрьмы за пропаганду экстремизма

МОСКВА, 18 июля. /ТАСС/. Проект поправок в Уголовный кодекс (УК) РФ о наказании до пяти лет лишения свободы за пропаганду и оправдание идеологии экстремизма внесен в Госдуму. Об этом сообщил во вторник в своем Telegram-канале глава думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев.

«Вместе с коллегами внесли на рассмотрение Госдумы поправку в Уголовный кодекс об ответственности за пропаганду и оправдание идеологии экстремизма. Изменения предлагается внести в статью 280 УК РФ (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности).

Ответственность будет грозить также за публичное оправдание или пропаганду экстремизма наравне с ответственностью за призывы к осуществлению экстремистской деятельности. Наказание по этой статье предусмотрено от штрафа до 300 тыс.

 рублей и вплоть до пяти лет лишения свободы», — отметил парламентарий.

Пискарев считает, что принятие поправок будет «важной профилактической мерой, направленной в первую очередь на защиту детей и молодежи от деструктивного влияния экстремистской идеологии и попыток вовлечь их в противоправную, опасную деятельность».

«Этот законопроект — наша реакция в том числе на пропаганду так называемого массшутинга — массовых убийств в учебных заведениях и детских садах. Оправдание подобных страшных преступлений и попытка представить их модными в молодежной среде через интернет и соцсети — крайне опасная тенденция», — добавил депутат.

По словам Пискарева, фиксируются и другие попытки публично оправдать различные экстремистские движения и проявления. «Принятие предлагаемых поправок будет способствовать эффективной борьбе с этим злом и защите безопасности России», — заключил председатель думского комитета.

Замечания кабмина

Правительство РФ считает, что законопроект нуждается в доработке.

Там обратили внимание на то, что под публичным оправданием экстремизма в документе предлагается понимать публичное заявление о признании идеологии и практики экстремизма правильным, нуждающимся в поддержке и подражании, а под пропагандой экстремизма — деятельность по распространению материалов и (или) информации, направленных на формирование идеологии экстремизма, убежденности в ее привлекательности либо представления о допустимости осуществления экстремистской деятельности.

По мнению правительства, рассматриваемые деяния уже сейчас могут быть квалифицированы по статьям Кодекса РФ об административных правонарушениях или Уголовного кодекса РФ. «Таким образом, реализация законопроекта приведет к коллизии названных норм со статьей 280 УК и трудностям при их разграничении на практике», — говорится в отзыве, опубликованном в думской базе данных.

Верховный суд РФ в своем отзыве указал, что не имеет замечаний к законопроекту.