Права

Статья 128. Незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях 2023

Статья 128. Незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях 2023

Госдума в третьем, окончательном чтении приняла законопроект, наделяющий, в частности, прокуроров правом подачи административных исков о госпитализации граждан «в недобровольном порядке» в психиатрические стационары и противотуберкулезные диспансеры, а также о продлении госпитализации. К кому будут применяться данные меры по принудительной госпитализации граждан? Кто будет принимать решения о принудительной госпитализации и лечении граждан, какова ответственность за нарушение?

  • До принятия такого закона правоохранительные органы ссылались, в основном на  Кодекс административного судопроизводства (КАС), в котором говорится, что подобным правом обладают представители медорганизаций.
  • Авторы законопроекта в пояснительной записке сообщают, что проанализировали правоприменительную практику за год (с 15 сентября 2015 года по 1 сентября 2016 года) и установили, что прокуроры направили в суды 360 административных исковых заявлений о недобровольной госпитализации граждан, «больных заразной формой туберкулеза, уклоняющихся от обследования или от лечения» на основании обращений к ним главных врачей противотуберкулезных диспансеров и районных больниц.

Статья 128. Незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях 2023

Диспансеризация населения в 2018 году будет проводиться по новым правилам

Как отмечают авторы законопроекта, на сегодня суды большинства субъектов РФ принимают, рассматривают и удовлетворяют указанные административные исковые заявления. В частности, из 360 административных исковых заявлений прокуроров судами удовлетворено 335, что составляет 93%. 

Однако, как говорится в документе, суды Санкт-Петербурга, Мурманской области отказывали в принятии таких административных исков со ссылкой на отсутствие прямого указания в процессуальном законодательстве о праве прокурора по предъявлению административных исков данной категории.

Кроме того, как говорится в пояснительной записке к закону,  документ разработан «в целях формирования единообразной правоприменительной практики в части закрепления права прокурора на обращение в суд с административным исковым заявлением о принудительной госпитализации отдельных категорий граждан».   Соответствующие поправки вносятся и в ряд «корреспондирующих» нормативных актов, в частности, в федеральные законы «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» и «О предупреждении распространения туберкулеза в РФ».  

Законопроект закрепляет право прокурора выступать с административным иском «там, где есть спорные моменты»: чтобы суды однозначно толковали нормы данного закона там, где не было ранее четко прописано участие прокурора.   Для чего нужна принудительная госпитализация

Принудительная госпитализация и лечение граждан — это установленная в соответствии с пунктом 3 статьи 55 Конституции РФ одна из форм государственной защиты интересов как самого гражданина, так и интересов неопределенного круга лиц в области безопасности и охраны здоровья.

К основным источникам правого регулирования недобровольной госпитализации в Российской Федерации относятся:

Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации” (далее – ФЗ № 323-ФЗ);

Незаконное помещение лица в психиатрический стационар

Лица, страдающие серьезными психиатрическими заболеваниями, должны проходить соответствующее лечение, чтобы не навредить себе и окружающим. Родственники и близкие делают все возможное, чтобы помочь больному.

https://www.youtube.com/watch?v=pyrfKV3MRxc\u0026pp=ygXqAdCh0YLQsNGC0YzRjyAxMjguINCd0LXQt9Cw0LrQvtC90L3QsNGPINCz0L7RgdC_0LjRgtCw0LvQuNC30LDRhtC40Y8g0LIg0LzQtdC00LjRhtC40L3RgdC60YPRjiDQvtGA0LPQsNC90LjQt9Cw0YbQuNGOLCDQvtC60LDQt9GL0LLQsNGO0YnRg9GOINC_0YHQuNGF0LjQsNGC0YDQuNGH0LXRgdC60YPRjiDQv9C-0LzQvtGJ0Ywg0LIg0YHRgtCw0YbQuNC-0L3QsNGA0L3Ri9GFINGD0YHQu9C-0LLQuNGP0YUgMjAyMw%3D%3D

Но иногда в их намерениях есть и другой умысел: завладеть имуществом, отомстить и т.д. Причем человек, помещенный в стационар, может быть вовсе не болен. Ситуация, когда потерпевший незаконно оказывается в психиатрической больнице и удерживается там, попадает под действие статьи 128 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Госпитализация в психиатрический стационар как преступление

Статья 128. Незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях 2023Права человека в Российской Федерации защищены Конституцией и многочисленными законодательными актами. Сам факт наличия психиатрического заболевания не делает лицо неполноценным в плане защиты его свобод. Специальный закон N 3185-1 от 02.07.1992 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» регулирует все тонкости, связанные с помещением в стационар на лечение.

Чтобы определить, что попадает под незаконное помещение в психиатрический стационар, нужно знать, каким требованиям должна отвечать эта процедура, чтобы считаться правомерной.

По общему правилу человек должен добровольно обратиться в медучреждение и подписать согласие на лечение. Также можно в любой момент покинуть стационар. Исключением являются случаи, когда:

  • лицо представляет опасность для самого себя и своих близких;
  • находится в беспомощном состоянии, не имеет возможности самостоятельно себя обслуживать, удовлетворять свои нужды;
  • без должного лечения заболевание будет прогрессировать, что приведет к серьезному ухудшению состояния здоровья.

Решение о наличии таких условий принимает специальная врачебная комиссия. На это у нее есть 48 часов с момента поступления больного в медицинское учреждение. Если будет вынесен положительный вердикт, но заявление направляется в суд. Судья в течение 5 дней изучает предоставленные материалы и составляет постановление об обоснованности или необоснованности принудительного лечения человека.

Важно! Если больной не имеет возможности самостоятельно подписать согласие на лечение из-за своей недееспособности, то за него это делает законный представитель.

В случае отправления на лечение ребенка, не достигшего 15 лет, или человека, зависимого от наркотиков, не достигшего 16 лет, согласие дает один из родителей или также представитель.

Все эти правила определяют законность процедуры. Их нарушение влечет за собой ответственность по ст.128 УК РФ.

Прокурор разъясняет — Прокуратура Хабаровского края

Об уголовной ответственности по ст. 128 УК РФ

В соответствии со ст. 128 УК РФ незаконная госпитализация лица в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, является уголовно наказуемым деянием.

  Статьей 22 Конституции Российской Федерации каждому гарантировано право на свободу и личную неприкосновенность. Гарантия этих прав закреплена и в ряде международных актов.

Право на свободу и личную неприкосновенность с точки зрения закона предусматривает как личную, физическую (биологическую) свободу, так и свободу и неприкосновенность в социальном аспекте. Объектом преступления, предусмотренного ст.

128 УК РФ, являются именно наиболее значимые конституционные права человека на свободу и личную неприкосновенность.

  Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» предусматривает возможность помещения лица в психиатрический стационар как добровольно (по просьбе либо с согласия лица) так и принудительно. Недобровольная госпитализация людей в психиатрический стационар возможна по результатам освидетельствования комиссией врачей-психиатров, после чего необходимо получение разрешения судебного органа.

  Незаконными признается недобровольное помещение в психиатрический стационар человека, который не нуждается в лечении в стационарных условиях, несмотря на наличие психического расстройства, либо вообще таковым не страдающего.

Нуждаемость лица в принудительном лечении в стационарных условиях должна подтверждаться наличием у лица тяжелого психического расстройства, которое обусловливает его непосредственную опасность для себя либо окружающих, или его беспомощность, т.е.

неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

При указанных обстоятельствах помещение в психиатрический стационар лица, которое страдает психическим расстройством, отвечающим вышеописанным требованиям, и в действительности нуждающегося в обследовании или лечении именно в стационарных условиях, если при этом нарушен предусмотренный вышеназванным Законом порядок госпитализации, не является уголовно наказуемым. Не образует также состава преступления, предусмотренного ст. 128 УК РФ, помещение в психиатрический стационар лица, чье расстройство не отвечает вышеописанным требованиям, при наличии согласия такого лица на госпитализацию.

  Незаконность с точки зрения ст.

128 УК РФ предполагает совершение таких действий или допущение такого бездействия, в результате которых в психиатрическом стационаре недобровольно окажется человек, который объективно не нуждается в такой госпитализации, при этом действия (бездействие) могут заключаться в незаконном помещении лица в психиатрический стационар без его согласия, в незаконном продлении недобровольной госпитализации и в незаконном отказе пациенту, находящемуся в стационаре добровольно, в выписке и переводе его в статус недобровольного пациента.

  Состав указанного преступления формальный, преступление считается оконченным, когда лицо юридически становится пациентом психиатрического стационара, с момента отказа в выписке из психиатрического стационара. Длительность незаконного нахождения лица в психиатрическом стационаре для квалификации значения не имеет.

  Субъектом рассматриваемого преступления могут быть лица, которые в соответствии с Законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» уполномочены принимать решения о недобровольной госпитализации в психиатрический стационар либо о продлении такой госпитализации или о выписке из стационара. Другие лица, достигшие возраста 16 лет (члены семьи, родственники потерпевшего, вызвавшие врача-психиатра либо уговорившие поместить лицо в больницу, лица, помогавшие везти потерпевшего в стационар и т.д.), могут нести ответственность за соучастие в незаконном помещении лица в психиатрический стационар.

  Максимальное наказание, предусмотренное санкцией ст. 128 УК РФ, предусматривает лишение свободы сроком до 7 лет.

  Разъясняет Амурская городская прокуратура

​​​​​​​

Прямая ссылка на материал
Поделиться

В соответствии со ст. 128 УК РФ незаконная госпитализация лица в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, является уголовно наказуемым деянием.

  Статьей 22 Конституции Российской Федерации каждому гарантировано право на свободу и личную неприкосновенность. Гарантия этих прав закреплена и в ряде международных актов.

Право на свободу и личную неприкосновенность с точки зрения закона предусматривает как личную, физическую (биологическую) свободу, так и свободу и неприкосновенность в социальном аспекте. Объектом преступления, предусмотренного ст.

128 УК РФ, являются именно наиболее значимые конституционные права человека на свободу и личную неприкосновенность.

  Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» предусматривает возможность помещения лица в психиатрический стационар как добровольно (по просьбе либо с согласия лица) так и принудительно. Недобровольная госпитализация людей в психиатрический стационар возможна по результатам освидетельствования комиссией врачей-психиатров, после чего необходимо получение разрешения судебного органа.

Читайте также:  Права гражданина имеющего регистрацию в квартире 2023

  Незаконными признается недобровольное помещение в психиатрический стационар человека, который не нуждается в лечении в стационарных условиях, несмотря на наличие психического расстройства, либо вообще таковым не страдающего.

Нуждаемость лица в принудительном лечении в стационарных условиях должна подтверждаться наличием у лица тяжелого психического расстройства, которое обусловливает его непосредственную опасность для себя либо окружающих, или его беспомощность, т.е.

неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

При указанных обстоятельствах помещение в психиатрический стационар лица, которое страдает психическим расстройством, отвечающим вышеописанным требованиям, и в действительности нуждающегося в обследовании или лечении именно в стационарных условиях, если при этом нарушен предусмотренный вышеназванным Законом порядок госпитализации, не является уголовно наказуемым. Не образует также состава преступления, предусмотренного ст. 128 УК РФ, помещение в психиатрический стационар лица, чье расстройство не отвечает вышеописанным требованиям, при наличии согласия такого лица на госпитализацию.

  Незаконность с точки зрения ст.

128 УК РФ предполагает совершение таких действий или допущение такого бездействия, в результате которых в психиатрическом стационаре недобровольно окажется человек, который объективно не нуждается в такой госпитализации, при этом действия (бездействие) могут заключаться в незаконном помещении лица в психиатрический стационар без его согласия, в незаконном продлении недобровольной госпитализации и в незаконном отказе пациенту, находящемуся в стационаре добровольно, в выписке и переводе его в статус недобровольного пациента.

  Состав указанного преступления формальный, преступление считается оконченным, когда лицо юридически становится пациентом психиатрического стационара, с момента отказа в выписке из психиатрического стационара. Длительность незаконного нахождения лица в психиатрическом стационаре для квалификации значения не имеет.

  Субъектом рассматриваемого преступления могут быть лица, которые в соответствии с Законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» уполномочены принимать решения о недобровольной госпитализации в психиатрический стационар либо о продлении такой госпитализации или о выписке из стационара. Другие лица, достигшие возраста 16 лет (члены семьи, родственники потерпевшего, вызвавшие врача-психиатра либо уговорившие поместить лицо в больницу, лица, помогавшие везти потерпевшего в стационар и т.д.), могут нести ответственность за соучастие в незаконном помещении лица в психиатрический стационар.

  Максимальное наказание, предусмотренное санкцией ст. 128 УК РФ, предусматривает лишение свободы сроком до 7 лет.

  Разъясняет Амурская городская прокуратура

​​​​​​​

Уголовное преследование врача психиатра

Уважаемые коллеги, предлагаю вашему вниманию обстоятельства уголовного дела, содержащего обвинение, довольно редко встречающегося в судебной практике.

https://www.youtube.com/watch?v=pyrfKV3MRxc\u0026pp=YAHIAQE%3D

Часть 2 статьи 128 Уголовного кодекса, предусматривает ответственность за незаконную госпитализацию лица в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

В начале октября 2013г. к врачу-психиатру городской поликлиники О. неоднократно стали обращаться брат и сестра его будущей пациентки А.

Суть их обращений сводились к жалобам на психическое состояние их сестры, ее неадекватное поведение и ничем неоправданную агрессию. Они считали ее опасной для окружающих. Просили оказать ей психиатрическую помощь, направить ее в психиатрический стационар. Все родственники вдоволь от нее настрадались.

Поскольку А. считала себя вполне здоровой, то добровольно явиться на прием к врачу категорически не желала.

В один из дней к врачу О. звонит заведующий отделением травматологии местной больницы и просит прийти к нему, дабы он осмотрел его пациентку, ведущую себя неадекватно.

Как выяснилось, А. слегла в больницу, по ее пояснениям, в результате побоев своего брата, о котором говорилось выше. 

Общение с врачом А. явно пришлось не по вкусу, что она и выразила в проявленной агрессии, вынудившей врача О. отступать. Преследование человека в белом халате через огромный двор больницы завершилось уже только в здании самой поликлиники, где О. удалось скрыться в своем кабинете.

Указанные обстоятельства, а также исследованный ранее анамнез перенесенных А. черепно-мозговых травм, позволили врачу О.

прийти к выводу, что она нуждается в обследовании и лечении в стационарных условиях в психиатрической больнице, которая расположена в другом населенном пункте.

Выставив предварительный диагноз: старческий психоз, эмоционально-волевая неустойчивость, врач О. вручает брату пациентки направление на ее госпитализацию в психиатрический стационар.

На этом действия врача О. завершены и он в дальнейшем никоим образом не участвует в мероприятиях по госпитализации пациентки непосредственно в сам стационар.

Однако этого оказалось достаточным для его уголовного преследования по указанному обвинению.

Брат пациентки, получив подпись замглавврача больницы, обращается в скорую медпомощь и отдел полиции для содействия в госпитализации А. в стационар. От воздействия усыпляющего укола пациентка приходит в сознание уже только в самом стационаре, где в приемном покое дежурный врач выставляет ей диагноз: старческий психоз, эмоционально-волевая неустойчивость

Указано, что А. поступила с обострением психического состояния.

Находясь в стационаре, на следующий день А. собственноручно (установлено двумя экспертными заключениями в рамках уголовного дела) подписала согласие на свою госпитализацию и находилась там в продолжение следующих 20 дней.

В стационаре ей выставляется клинический диагноз: Органическое заболевание головного мозга травматического генеза в виде выраженной эмоционально-волевой неустойчивостью; психоорганический синдром легкой степени, эйфорический вариант, который также был подтвержден комиссиями врачей судебно-психиатрических, в том числе стационарной, экспертиз.

Однако после своей выписки А. начала войну против своих родственников, а заодно и против врача-психиатра поликлиники О. Она стала утверждать, что никакого согласия на госпитализацию она не давала.

Ее исковые требования о признании незаконными действия больницы по ее направлению в стационар и постановки на учет у психиатра, а также действия психиатрического стационара по госпитализации были удовлетворены решением суда от 07.12.2015г. (решение основано на двух почерковедческих экспертизах).

Все это вылилось в итоге в уголовное дело по ч.2 ст. 128 УК РФ, которое было возбуждено 30 июня 2016г. отделом Следственного комитета.

Согласно фабуле обвинения О. виновен в том, что он, будучи врачом психиатром поликлиники, находясь в своем кабинете в нарушение ст.29 Закона о психиатрической помощи подписал направление и против воли А. с использованием своего служебного положения направил ее в психиатрический стационар с вымышленным диагнозом.

https://www.youtube.com/watch?v=kIdHG7umDiQ\u0026pp=ygXqAdCh0YLQsNGC0YzRjyAxMjguINCd0LXQt9Cw0LrQvtC90L3QsNGPINCz0L7RgdC_0LjRgtCw0LvQuNC30LDRhtC40Y8g0LIg0LzQtdC00LjRhtC40L3RgdC60YPRjiDQvtGA0LPQsNC90LjQt9Cw0YbQuNGOLCDQvtC60LDQt9GL0LLQsNGO0YnRg9GOINC_0YHQuNGF0LjQsNGC0YDQuNGH0LXRgdC60YPRjiDQv9C-0LzQvtGJ0Ywg0LIg0YHRgtCw0YbQuNC-0L3QsNGA0L3Ri9GFINGD0YHQu9C-0LLQuNGP0YUgMjAyMw%3D%3D

Приговором Хасавюртовского городского суда от 24 августа 2017г. О. был оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Однако апелляционным определением Верховного суда Республики Дагестан от 17 октября 2017г. по абсолютно надуманным процессуальным основаниям приговор был отменен, а уголовное дело направлено на новое рассмотрение в ином составе суда.

Президиум ВС РД согласился с судом апелляционной инстанции.

Приговором суда от 22 июня 2018г. О. уже был признан виновным по ч.2 ст. 128 УК РФ.

На указанный приговор нами подана апелляционная жалоба, которая будет рассматриваться судебной коллегией по уголовным делам ВС РД.

В материалах дела есть, по моему мнению, несколько обстоятельств, сквозь которые невозможно пройти и которые самым решительным образом оправдывают врача О.:

  1. Подпись на заявлении о добровольной госпитализации в самом стационаре учинила именно А. и без какого-либо воздействия со стороны, что уже должно закрывать уголовное дело.
  2. О. как врач амбулаторный и не принимающий какого-либо участия в госпитализации пациента в самом стационаре (эта функция возложена на комиссию врачей-психиатров самого стационара, которая в течение 48 часов решает вопрос об обоснованности госпитализации – ст.32 Закона РФ от 02.07.1992 №3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании») не может быть ответственен в данном случае за госпитализацию, в случае признания ее незаконной. При этом, в действиях должностных лиц психиатрического стационара не нашли признаков состава преступления, о чем следователь другого отдела следственного комитета принял постановление.
  3. Сама А. действительно страдала психическим расстройством и на момент ее госпитализации могла быть опасна для окружающих.

Некоторые проблемы уголовной ответственности за незаконную госпитализацию в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях (ст. 128 УК РФ)

Власенко Владислав Владимирович, кандидат юридических наук, преподаватель кафедры уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права Ставропольского филиала Краснодарского университета Министерства внутренних дел Российской Федерации.

В статье рассматриваются особенности квалификации, а также некоторые проблемы реализации уголовной ответственности за незаконную госпитализацию в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях. Сформулирован ряд предложений по изменению ст. 128 УК РФ, направленных на повышение ее эффективности.

Ключевые слова: медицинская организация, оказывающая психиатрическую помощь в стационарных условиях, незаконная госпитализация, врач-психиатр, комиссия врачей-психиатров.

Some Problems of Criminal Responsibility for Unlawful Hospitalization in a Medical Organization Providing Psychiatric Care in In-Patient Facilities (Article 128 of the Criminal Code of the Russian Federation)

V.V. Vlasenko

Vlasenko Vladislav V., Lecturer of the Department of Criminal Law, Criminology and Penal Enforcement Law of the Stavropol Branch of the Krasnodar University of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, Candidate of Legal Sciences.

Читайте также:  Авансы по налогу на прибыль за 3 й квартал расчет и уплата 2023

This article discusses the features of qualifications, as well as some problems of realization of criminal liability for illegal hospitalization in medical institutions providing psychiatric care in a hospital. Formulated a number of proposals to amend Art. 128 of the Criminal Code aimed at improving its efficiency.

Key words: medical organization providing mental health care in a hospital, the illegal hospitalization, a psychiatrist, a commission of psychiatrists.

Федеральным законом от 25.11.

2013 N 317-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации по вопросам охраны здоровья граждан в Российской Федерации» медицинская терминология, используемая в тексте УК РФ, была приведена в соответствие с действующим законодательством в сфере здравоохранения, в результате чего ст. 128 УК РФ получила новое название — незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях.

См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. N 48. Ст. 6165.

Основным непосредственным объектом незаконной госпитализации является свобода человека. Дополнительным непосредственным объектом в ч. 2 ст.

128 УК РФ в случае причинения по неосторожности смерти или наступления иных тяжких последствий будет жизнь и здоровье потерпевшего.

В качестве потерпевшего может выступать как психически здоровое лицо, так и лицо, страдающее психическим расстройством, чье состояние не требует госпитализации в медицинскую организацию для его обследования или лечения.

https://www.youtube.com/watch?v=kIdHG7umDiQ\u0026pp=YAHIAQE%3D

Основной состав по юридической конструкции — формальный, деяние признается уже оконченным (т.е. не является покушением или приготовлением) с момента фактической незаконной госпитализации, когда потерпевший незаконно лишен свободы.

Однако это совершенно не означает, что всегда именно момент фактического лишения свободы при незаконной госпитализации является моментом окончания данного преступления. Состав преступления, предусмотренного ст.

128 УК РФ, относится к так называемым длящимся составам преступления, которые начинаются «с момента совершения преступного действия и кончаются вследствие действия самого виновного, направленного на прекращение преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления» (например, врач-психиатр добровольно выписал из медицинской организации незаконно госпитализированное лицо, или лицо самостоятельно покинуло медицинскую организацию либо было освобождено сотрудниками правоохранительных органов). Точное установление времени окончания незаконной госпитализации имеет важное значение для определения времени совершения преступления и, соответственно, уголовного закона, подлежащего применению (ст. 9 УК РФ), а также сроков давности уголовного преследования (ст. 78 УК РФ).

См.: абз. 1 п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. N 23 «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» // СПС «КонсультантПлюс».

Квалифицированный состав (ч. 2 ст. 128 УК РФ), за исключением совершения деяния лицом с использованием своего служебного положения, является материальным, т.е.

преступление признается оконченным при причинении по неосторожности смерти или при наступлении также по неосторожности иных тяжких последствий (например, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего, заболевание наркоманией, психическое расстройство и т.д.).

Местом совершения преступления является медицинская организация , оказывающая психиатрическую помощь в стационарных условиях, в качестве которой в соответствии с п. 11 Приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 17 мая 2012 г.

N 566н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи при психических расстройствах и расстройствах поведения» следует понимать психоневрологический диспансер (при наличии в структуре диспансера соответствующего стационарного подразделения) и психиатрическую больницу, выполняющие основные функции, связанные с оказанием специализированной медицинской помощи при психических расстройствах и расстройствах поведения.

Поиск судебной практики и рекомендаций по статье 128 УК РФ: незаконная госпитализация в психиатрическую больницу

Вот одно из дел, когда в психиатрический стационар был помещен заведомо психически здоровый человек. В результате врача привлекли по ст. 128 УК РФ.

  • ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  • от 16 мая 2006 года
  • Дело N 5-о06-38
  • (извлечение)

Московским городским судом 19 декабря 2005 г. Д. осуждена по ч. 2 ст. 128 УК РФ к шести годам лишения свободы с лишением права занимать должности в системе здравоохранения, связанные с выполнением организационно-распорядительных функций, а также должности, связанные с врачебной или иной медицинской деятельностью, на срок три года.

Кроме того, по делу осуждены С., К., С., Ч., Б., Г.

По приговору суда Д. — заведующая отделением психиатрического стационара признана виновной в незаконном помещении Л. в психиатрический стационар, совершенном с использованием своего служебного положения.

По данному делу осуждена также группа лиц за совершение похищения Л., его незаконное лишение свободы, за грабеж, кражу чужого имущества, умышленное убийство, за создание банды и участие в ней.

Как видно из материалов дела, похищение Л. было тщательно спланировано, к совершению преступления были привлечены работники милиции, чтобы придать видимость законности совершения действий в отношении потерпевшего, подыскан психиатрический стационар в Чеховском районе Московской области с такими условиями содержания больных, которые бы исключали возможность побега Л.

Изначально группой преследовалась цель сломить психическое сопротивление потерпевшего и получить от него письменное разрешение на продажу дома и земельного участка в пос. Барвиха Московской области, и эта цель была ими достигнута, после чего, чтобы скрыть похищение и незаконное помещение в психиатрический стационар Л.

, ими было совершено его убийство и дополнительно предприняты меры к сокрытию трупа потерпевшего.

https://www.youtube.com/watch?v=GYCHQlJV6ik\u0026pp=ygXqAdCh0YLQsNGC0YzRjyAxMjguINCd0LXQt9Cw0LrQvtC90L3QsNGPINCz0L7RgdC_0LjRgtCw0LvQuNC30LDRhtC40Y8g0LIg0LzQtdC00LjRhtC40L3RgdC60YPRjiDQvtGA0LPQsNC90LjQt9Cw0YbQuNGOLCDQvtC60LDQt9GL0LLQsNGO0YnRg9GOINC_0YHQuNGF0LjQsNGC0YDQuNGH0LXRgdC60YPRjiDQv9C-0LzQvtGJ0Ywg0LIg0YHRgtCw0YbQuNC-0L3QsNGA0L3Ri9GFINGD0YHQu9C-0LLQuNGP0YUgMjAyMw%3D%3D

В судебном заседании Д. не признала себя виновной в совершении преступлений в отношении Л.

В кассационной жалобе она утверждала, что потерпевший Л. был помещен в психиатрический стационар на законных основаниях, так как с 1978 года он страдал серьезным психическим расстройством, ранее неоднократно помещался в психиатрические больницы г.

Москвы, вел себя неадекватно с близкими родственниками, после похищения его психическое состояние ухудшилось, с просьбой о помещении его в стационар обратились родственники, и сам Л.

дал письменное согласие на госпитализацию, никто из посторонних лиц в стационаре его не охранял, само помещение в стационар произвел дежурный врач без какого-либо ее участия, она выполняла в отношении Л. только обязанности лечащего врача, проводила лечение и после улучшения состояния здоровья Л. выписала его из стационара.

Полагая, что именно эти обстоятельства были установлены в судебном заседании, она считала себя невиновной и просила приговор отменить и дело прекратить за отсутствием в ее деянии состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 128 УК РФ.

Выводы суда о ее виновности, по мнению Д., не основаны на фактических обстоятельствах дела. Указанные в приговоре статьи Закона Российской Федерации от 2 июля 1992 г.

N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» к ней никакого отношения не имеют, должностные инструкции она не нарушала. Приговор не соответствует требованиям ч. 1 ст.

307 УПК РФ, так как в нем не раскрыты форма вины, мотив и цель преступления, не расшифровано, в чем выразилось нарушение указанных в приговоре статей Закона.

Она также считала, что судом неправильно применен уголовный закон, она не является субъектом преступления, предусмотренного ст. 128 УК РФ, так как направление больного или его госпитализация в стационар в ее служебные обязанности не входили. При помещении Л. в стационар она не использовала свое служебное положение.

Д. просила учесть ее семейное положение, безупречную трудовую биографию и, в случае невозможности отмены приговора и прекращения уголовного дела, назначить ей наказание, не связанное с лишением свободы, при этом обратить внимание, что ей, по ее мнению, незаконно назначено два альтернативных дополнительных наказания.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 16 мая 2006 г. приговор оставила без изменения, а кассационную жалобу Д. без удовлетворения, указав следующее.

Выводы суда о виновности Д. в незаконном помещении Л. в психиатрический стационар соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности исследованных в судебном разбирательстве доказательств.

Утверждения Д. о том, что Л. был помещен в психиатрический стационар на законных основаниях, противоречат материалам дела.

Как следует из показаний свидетелей Р. и Л.Б., длительное время близко знавших потерпевшего Л.

, он каким-либо психическим расстройством не страдал, что подтверждается имеющимися в деле справками наркологического и психоневрологического диспансеров о том, что Л.

на учете в этих учреждениях не состоял, и выводами амбулаторной заочной судебно-психиатрической экспертизы, проведенной по материалам дела.

Кроме того, и фактические обстоятельства помещения Л. в психиатрический стационар прямо указывают на то, что оснований для госпитализации Л. у Д. как заведующей отделением не было.

Так, Л. поступил в стационар под другой фамилией, а его личные документы, как утверждал осужденный по этому делу С., он передал Д. Кроме того, вместе с Л. в одну палату были помещены лица, охранявшие его по указанию С. Об этом пояснял в судебном заседании осужденный Ч., неоднократно посещавший их в стационаре.

Читайте также:  Льгота по налогу на нежилое помещение 2023

В связи с этим ссылки осужденной в жалобе на выводы амбулаторной заочной судебно-психиатрической экспертизы о правильности диагноза, указанного в истории болезни Л., проходившего в стационаре под фамилией В., являются несостоятельными.

Напротив, эти выводы свидетельствуют о том, что Д., внося записи в историю болезни В. (Л.), соответствующие указанному ею же диагнозу, таким образом намеревалась скрыть незаконность помещения Л. в психиатрический стационар.

https://www.youtube.com/watch?v=GYCHQlJV6ik\u0026pp=YAHIAQE%3D

О том, что Д. дала распоряжение о помещении Л. и охранявших его лиц в первое мужское отделение психиатрического стационара, которым она заведовала, свидетельствуют показания дежурного врача Ш.

Несмотря на пояснение указанного свидетеля о том, что, возможно, этих «больных» он направил на госпитализацию по просьбе Д., суд с учетом всех обстоятельств дела правильно расценил показания этого свидетеля как доказательство причастности Д. к совершению преступления.

Соглашаясь с выводом суда о том, что в психиатрический стационар был помещен заведомо психически здоровый человек, Судебная коллегия признала необоснованными ссылки осужденной на заключение судебно-почерковедческой экспертизы, подтверждающее письменное согласие Л. на свою госпитализацию.

Во-первых, в заключении экспертов нет вывода о том, что запись о согласии на госпитализацию была выполнена рукой Л., а во-вторых, о получении такого согласия речь может идти только в отношении лиц, страдающих психическим расстройством, к которым Л. не относился.

Суд правильно указал в приговоре, что при помещении Л. в психиатрический стационар осужденной Д. были допущены нарушения ч. 2 ст. 1, ст. 11, ч. ч. 1, 3, 5 ст. 28 и ст. 29 Закона Российской Федерации от 2 июля 1992 г.

N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», поскольку именно этими статьями предусмотрен порядок добровольной и принудительной госпитализации лиц, страдающих психическими расстройствами.

Доводы кассационных жалоб осужденного С. о том, что ему не было известно о должностном положении Д., противоречат материалам дела.

Из показаний осужденного С., которые он неоднократно давал на предварительном следствии, видно, что его знакомая Огиря договорилась о госпитализации с заведующей одного из отделений психиатрической больницы, которой и являлась Д.

Обстоятельства помещения Л. в психиатрический стационар были исследованы судом полно и всесторонне.

Правовая оценка действиям осужденной по ч. 2 ст. 128 УК РФ дана судом правильно.

Наказание Д., связанное с лишением свободы, назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного ею преступления. Именно после незаконного помещения Л. в психиатрический стационар с целью скрыть это преступление было совершено его убийство.

Спросить

«Виновные понесут наказание»: СК начал проверку больницы имени Ганнушкина по признакам незаконной госпитализации

Следственный комитет начал проверку в отношении столичной психиатрической больницы имени Ганнушкина в связи с возможной незаконной госпитализацией 44-летней Светланы Гудковой.

По её словам, принудительное помещение в стационар использовал после развода бывший муж, который добился, чтобы женщину ограничили в родительских правах и лишили доступа в общую квартиру.

Гудкова добровольно прошла независимую экспертизу, которая не подтвердила диагнозы, поставленные ей в больнице.

ГСУ Следственного комитета по Москве начало проверку в отношении Психиатрической клинической больницы №4 имени Ганнушкина по признакам преступления, предусмотренного статьёй 128 УК РФ («Незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях»). Рапорт об обнаружении признаков состава преступления есть в распоряжении RT.

Проверка началась в связи с помещением в больницу 44-летней москвички Светланы Гудковой, о которой ранее писал RT. После развода с мужем женщину принудительно госпитализировали, поставили психиатрический диагноз и ограничили в родительских правах. Также её не пускают в общую квартиру, бóльшая доля в которой принадлежала Светлане.

По словам Гудковой, пока идёт доследственная проверка.

«Где-то через месяц я буду проходить психиатрическую экспертизу. Надеюсь, СК сможет разобраться в ситуации и виновные в моей незаконной госпитализации понесут наказание, а я смогу снять диагноз», — сообщила женщина.

Согласно её данным, психиатрическая больница отказала в выдаче медицинских карт следствию, поэтому теперь планируется их выемка. В ПКБ имени Ганнушкина RT не смогли оперативно прокомментировать ситуацию. RT также направил запрос в СК России.

«Муж отрезал от финансов»

Как ранее сообщал RT, Светлана и Максим Гудковы прожили в браке 16 лет. В семье трое детей (18, 16 и семи лет). По словам Светланы, проблемы с мужем начались после рождения третьего ребёнка, когда женщина ушла с работы, чтобы заниматься детьми, а муж в это время «отрезал её от финансов». «Я оказалась в совершенно зависимом положении, поэтому решила подать на развод», — объясняла она.

https://www.youtube.com/watch?v=_paFj0mfRDk\u0026pp=ygXqAdCh0YLQsNGC0YzRjyAxMjguINCd0LXQt9Cw0LrQvtC90L3QsNGPINCz0L7RgdC_0LjRgtCw0LvQuNC30LDRhtC40Y8g0LIg0LzQtdC00LjRhtC40L3RgdC60YPRjiDQvtGA0LPQsNC90LjQt9Cw0YbQuNGOLCDQvtC60LDQt9GL0LLQsNGO0YnRg9GOINC_0YHQuNGF0LjQsNGC0YDQuNGH0LXRgdC60YPRjiDQv9C-0LzQvtGJ0Ywg0LIg0YHRgtCw0YbQuNC-0L3QsNGA0L3Ri9GFINGD0YHQu9C-0LLQuNGP0YUgMjAyMw%3D%3D

Развелись Гудковы в мае 2018-го. При этом ещё за два года до развода Максим подал на жену иск с требованием, чтобы она оплатила коммуналку. Соответствующий документ зарегистрирован в Савёловском суде. Как следует из материалов инстанции, иск оставили без рассмотрения.

После развода Гудковых начались суды, связанные с разделом имущества и уплатой алиментов. Всё это время супруги жили в общей квартире. Продолжающиеся ссоры пагубно сказались на состоянии женщины. В июне 2018 года после очередного скандала Светлана решила обратиться к врачу. Как вспоминает Светлана, она несколько дней не могла уснуть на нервной почве, поэтому вызвала скорую помощь.

Её госпитализировали в больницу имени Ганнушкина. Там Гудковой поставили серьёзный диагноз — параноидальная шизофрения. Через суд больница добилась принудительной госпитализации. Выпустили женщину только через 50 дней.

Светлана считает, что к этому приложил руку бывший муж, который искажал информацию о её поведении. «Он втёрся в доверие к врачу и наплёл небылицы. Что якобы я давно не в себе, но раньше он это скрывал. Брал реальную ситуацию и раздувал до фантастического масштаба.

Всё переврали. Я, описывая, что финансово полностью зависела от мужа, сказала, что была заложницей ситуации. В фигуральном смысле, а это истолковали, что у меня бред преследования и я считаю, что меня похитили и физически удерживают в заложниках.

Что, конечно, не так», — пояснила Гудкова.

Диагноз оспорили

Позднее она прошла добровольное обследование в амбулаторно-клиническом центре «Помощь», где опровергли этот диагноз.

Доктор медицинских наук Михаил Дробижев пришёл к выводу, что диагноз поставлен ошибочно, указав на ряд грубых несоответствий в предыдущем заключении врачей. Например, яркая манифестация шизофрении наступает до 30 лет, а Светлане диагноз поставили в 44 года.

Как отметил Дробижев, если женщина и правда страдала бы шизофренией, непонятно, как она могла столько лет работать и воспитывать детей, не привлекая внимания психиатров.

В новом исследовании госпитализацию объяснили исключительно сильным стрессом. «На момент наблюдения отсутствуют признаки психического расстройства. Гудкова не представляет опасности для детей… Не нуждается в лечении психотропными препаратами и наблюдении у психиатра», — отмечается в заключении.

Из психиатрической больницы Светлана вернулась обратно в общее с бывшим мужем жильё. А в декабре 2019 года её снова госпитализировали, на этот раз, как она рассказала, по вызову Максима Гудкова. Женщину снова принудительно продержали 50 дней, однако диагноз на этот раз заменили на более мягкий — шизотипическое расстройство личности.

Его также впоследствии опровергла независимая экспертиза.

 Согласно заключению, в качестве главного признака расстройства указали, что у Светланы «в прошлом были странные убеждения, не соответствующие культуральным нормам», но само по себе это не может являться признаком расстройства, что специально закреплено в законе. А вот другие явные симптомы, которые должны были бы проявляться в течение всей жизни (навязчивые состояния, деперсонализация и т. д.), у Гудковой отсутствовали, резюмировали эксперты.

«Добиться отмены»

Максим Гудков тем временем подал иск об ограничении Светланы в родительских правах. Это он мотивировал как раз тем, что у женщины «имеется психическое заболевание «параноидная шизофрения», в июле 2018 года и в декабре 2019 года она была помещена в психиатрическую больницу». Как указал Гудков в иске, его бывшая супруга отказывается принимать таблетки и представляет опасность для детей.

Суд посчитал эти доводы убедительными, и после выписки из больницы Светлана не смогла попасть домой. Сейчас она живёт у родственников и добивается через суд восстановления в родительских правах, а также пытается вернуть себе право пользоваться общей жилплощадью.

Как отметил адвокат Рамиль Гизатуллин, чтобы восстановить свои права, женщине надо в первую очередь добиться отмены диагноза. «Проведение проверки со стороны СК — большое подспорье в этом деле.

Они по собственной инициативе могут назначить исследование психики Светланы.

Только в том случае, если оно будет в её пользу, следователи смогут привлечь недобросовестных врачей к ответственности», — пояснил адвокат.

При этом оспорить свой первоначальный диагноз Светлана сможет лишь после вынесения окончательного решения по «делу врачей», добавил адвокат.