Право

Что такое злоупотребления процессуальными правами со стороны адвоката

Что такое злоупотребления процессуальными правами со стороны адвоката

Что такое злоупотребления процессуальными правами со стороны адвокатаСкажу сразу, что данным материалом я не хочу поощрять злоупотребление процессуальными правами. Наоборот. Со злоупотреблением нужно и хочется бороться. Имеющихся средств и инструментов, предоставляемых АПК РФ, все же достаточно для защиты собственных прав и интересов. Их незнание или невозможность применения не должно компенсироваться посредством уклонения от исполнения обязанностей, избыточным использованием права, обходом требований суда и закона.

Изложенное в этом материале также можно рассматривать как возможность научиться противостоять недобросовестным действиям другой стороны.

В случае необходимости, заявлять суду о злоупотреблении другой стороной своими правами и о необходимости применения неблагоприятных последствий такого поведения.

Уметь предугадывать следующий шаг контрагента в процессе и быть готовым к нему. Избежать обвинения в злоупотреблении своими правами.

Что такое злоупотребление процессуальным правом

Прежде всего, понимаем, что никакого четкого определения понятия «злоупотребление процессуальным правом» и никакого списка способов закон не дает.

В АПК РФ отмечается, что лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

Злоупотребление ими лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные Кодексом неблагоприятные последствия (п. 2 ст. 41 АПК РФ). 

Из этого следует, что злоупотребление правом:

  • это недобросовестное использование предусмотренных законом процессуальных прав;
  • формально злоупотребление процессуальным правом выглядит как правомерное действие;
  • оценка этих внешне правомерных действий будет дана судом, и в случае, если суд посчитает нужным, он применит предусмотренные АПК РФ неблагоприятные последствия. Эта оценка всегда субъективна, поскольку предусмотренного законом перечня злоупотреблений нет, он наработан практикой;
  • цель злоупотребления процессуальными правами – воспрепятствовать вынесению решения, невыгодного для злоупотребляющей стороны, и вступлению его в законную силу. Как видим, такая цель не чужда любому лицу, участвующему в деле. То есть грань между защитой своих прав, предусмотренными законом способами, и злоупотреблением своими правами крайне и крайне тонка.

Какие способы злоупотребления процессуальными правами использует недобросовестная сторона

Отметим, что именно способом злоупотребления правом, а не способом реализации своих прав, они становятся в случае признания их таковыми арбитражным судом:  

а

заявление отвода (многочисленных отводов) арбитражному суду с целью затягивания судебного разбирательства;

б

«дозированное», незаблаговременное предоставление суду и лицам, участвующим в деле, доказательств, отзывов и т. д.;

в

непредставление доказательств, указанных судом.

«Согласно абз. 2 ч. 2 ст. 41 АПК РФ злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные настоящим Кодексом неблагоприятные последствия.

В данном случае все представленные по делу доказательства оплаты представлены только в копиях, несмотря на вынесение арбитражным судом определения об истребовании подлинных экземпляров доказательств, представленных в обоснование заявленных требований в копиях.

Все копии документов оформлены в нарушение установленного порядка» (постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 августа 2013 г. по делу № А48-4616/2009(А)).

«Определениями суда были назначены экспертизы, которые не были проведены к установленным судом срокам по причине непредставления ООО необходимых бухгалтерских документов.

Из материалов дела следует, что в судебные заседания представитель ответчика не являлся, что было расценено судом как злоупотребление процессуальными правами, вследствие чего ответчик был подвергнут штрафу в порядке главы 11 АПК РФ» (постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2013 г. по делу № А09-8524/2010).

г

несвоевременное заявление ходатайств.

«Апелляционный суд определением от 8 апреля 2013 года предлагал лицам, участвующим в деле, рассмотреть вопрос о необходимости вызова в судебное заседание свидетеля и обеспечить ее явку, неоднократно откладывал судебное разбирательство и объявлял перерывы в судебном заседании.

У банка имелась реальная возможность своевременного обращения с таким ходатайством и обеспечения явки свидетеля.

Заявление ходатайства о вызове свидетеля при таких обстоятельствах после стадии реплик суд расценивает как злоупотребление процессуальными правами, направленное на умышленное затягивание процесса, что, безусловно, может повлечь нарушение баланса прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Учитывая изложенное, оснований для удовлетворения ходатайства о вызове свидетеля не имеется» (постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 14 мая 2013 г. по делу № А78-3944/2012).

д

несвоевременное предъявление встречного иска с целью затягивания рассмотрения первоначального иска, подача встречного иска с недостатками оформления.

«Суд апелляционной инстанции, проведя хронологию рассмотрения настоящего дела по существу, считает необходимым указать на злоупотребление со стороны ООО своими процессуальными правами, которое выражается в предъявлении встречных исков в срок, не способствующий более быстрому рассмотрению дела, поскольку риск последствий несвоевременного совершения процессуального действия, как подача встречного иска, в данном случае полностью лежит на ответчике. Кроме того, рассмотрев приложенные к встречному иску документы, учитывая предмет и основания встречного иска, суд апелляционной инстанции полагает, что их содержание и совокупность, были явно недостаточны для рассмотрения его по существу . Следовательно, принятие встречного иска неизбежно повлекло бы за собой неоправданное затягивание рассмотрение дела по первоначальному иску. При таких обстоятельствах действия ответчика по подаче встречных исков направлены на затягивание рассмотрения настоящего дела…» (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 4 июня 2013 г. по делу № А70-9804/2012).

«Обращение ответчика со встречным исковым заявлением за два дня до дня судебного заседания по первоначальному иску направлено на затягивание рассмотрения дела и образует злоупотребление процессуальными правами.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции считает, что в рассматриваемой ситуации отсутствовали все необходимые условия, предусмотренные п. 3 ч. 3 ст.

132 АПК РФ, в связи с чем возвращение встречного искового заявления произведено судом первой инстанции в соответствии с положениями приведенной нормы права» (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 12 марта 2013 г. по делу № А75-8430/2012).

е

ссылка на неполучение корреспонденции по имеющемуся в материалах дела адресу.

«Отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Кодекса о надлежащем извещении.

При смене адреса ООО , представителям необходимо было уведомить суд первой инстанции о направлении судебных извещений по иному адресу, однако в материалах дела не имеется такого уведомления, в присланном в суд первой инстанции 21 марта 2012 г.

письме от директора ООО о переносе судебного заседания, также не указан другой адрес ответчика. В соответствии с абз. 2 ч. 2 ст.

41 АПК РФ злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные настоящим Кодексом неблагоприятные последствия» (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 августа 2012 г. по делу № А57-24541/2011). 

ж

подача надуманного иска к одному из ответчиков, с целью изменения подсудности (ст. 36 АПК РФ позволяет предъявить иск по месту нахождения одного из ответчиков по выбору истца, если ответчики находятся или проживают в разных субъектах РФ).

з

привлечение в качестве третьих лиц незаинтересованных в исходе дела субъектов с целью затягивания рассмотрения дела.

 Отметим, что указание стороны дела на какое-либо лицо может и не повлечь автоматического приобретения последним статуса третьего лица – суд может потребовать обоснования такого привлечения, и до получения такового заявленный в качестве третьего лица субъект таковым не является.

и

обжалование судебных актов арбитражного суда, которые не подлежат обжалованию.

к

подача жалоб с недостатками, с целью затягивания разбирательства по ней, вступления решения арбитражного суда в законную силу (неоплата госпошлины, отсутсвие документов о вручении копий жалобы другой стороне и т.п.).

Выводы

Приведенный выше перечень не является исчерпывающим. Определить, где кончается право и начинается злоупотребление им – сложно. Злоупотребление связывается с понятием недобросовестности, а является ли каждое конкретное действие недобросовестным – оценит суд. Но четких критериев такой оценки в законодательстве, увы, нет. 

Адвокатов наказывают за злоупотребление правом на защиту

14.01.2020 20:16:00

Принцип состязательности предполагает аналогичный подход к обвинению и следствию

Что такое злоупотребления процессуальными правами со стороны адвоката Фото pixabay.com

Суды стали часто использовать понятие «злоупотребление правом на защиту» против активности адвокатов. Данный термин нигде в законе не закреплен, есть лишь разъяснение Верховного суда (ВС) РФ.

В Федеральной палате адвокатов (ФПА) полагают, что для баланса следовало бы определиться и со «злоупотреблением правом на обвинение», скажем, когда необоснованно применяется мера пресечения в виде ареста.

Один из классических примеров злоупотребления со стороны обвинения уже оспаривается в Конституционном суде (КС). Речь идет о нормах, позволяющих расследовать уголовное дело в течение нескольких лет.

Понятие «злоупотребление правом на защиту» ВС ввел в 2015 году.

В постановлении пленума было отмечено, что «суд может не признать права обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлено явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса».

Однако судьи и прокуроры стали применять это понятие всякий раз, когда адвокат проявлял нежелательную для них активность. Чтобы уравновесить нарушенный баланс, как раз и предлагается развивать концепцию «злоупотребления правом на обвинение», чтобы превратить ее в действующую норму закона.

«Понятие «злоупотребление правом на защиту» недавно вошло в судейский обиход. УПК с таким определением не знаком», – подтвердил «НГ» советник ФПА Нвер Гаспарян.

При этом он напомнил о постановлении КС от 17 июля 2019 года, в котором под этим понимается использование подсудимым и его защитником своих полномочий во вред конституционным правам иных участников судопроизводства (потерпевшего, прокурора).

Однако, по его словам, суды, как правило, считают злоупотреблением заявление многочисленных ходатайств, отводов, неявка в судебные заседания под различными предлогами, что нарушает разумные сроки судебного разбирательства и дезорганизует его ход.

Проблема в том, что определение само по себе носит общий характер и позволяет при определенных обстоятельствах любую процессуальную активность защиты расценивать как злоупотребление правом.

«Это дает возможность суду в некоторых случаях удалять адвоката-защитника из суда, заменять его по соглашению на другого адвоката по назначению суда, отказывать в удовлетворении ходатайств и т.д.

Читайте также:  Наследование земельных участков: порядок и особенности оформления, наследование через суд

», – пояснил Гаспарян «НГ».

По его мнению, если введено понятие «злоупотребление правом на защиту», то логично, чтобы в состязательном и равноправном процессе было зеркальное понятие «злоупотребление правом на обвинение».

Тем более что фактов и разновидностей такого злоупотребления гораздо больше, поскольку представители обвинения наделены серьезными властными полномочиями: «Оно может проявляться в необоснованном отклонении следователем аргументированных ходатайств стороны защиты, в использовании заключения под стражу как способа вынудить обвиняемого признать вину». Или, к примеру, в не ограниченных сроками проверках сообщений о совершении преступлений либо расследовании уголовных дел.

Именно эту практику адвокаты сейчас и пытаются оспорить в КС.

«Нами оспаривается совокупность процессуальных норм УПК, которые позволяют следователю и его начальнику не продлевать сроки предварительного следствия, (которые ограничены, как правило, годом), а используя другие нормы, расследовать уголовные дела годами, нарушая тем самым конституционные права граждан», – сообщил Гаспарян.

Для этого следователь по договоренности с начальником приостанавливает следствие, а тот отменяет это постановление, после чего следователю добавляется месяц. Такие манипуляции повторяются вновь и вновь. Например, по делу, которое сейчас ведет адвокат, они повторялись 16 раз, в результате чего человек провел в СИЗО более трех лет.

Адвокат Борис Золотухин заявил «НГ», что попытка введения понятия «злоупотребление правом на защиту» без определения четких критериев порождает судебный произвол. Закон, скажем, не допускает такую меру воздействия на адвоката, как удаление из зала судебного заседания.

Злоупотребление правом на обвинение – это проблема, с которой приходится сталкиваться часто, сказала «НГ» адвокат, партнер адвокатского бюро «ЗКС» Дарья Шульгина. По ее словам, примером тому служит перевод гражданско-правовых отношений в уголовную плоскость, используемый как способ давления на лиц, привлекаемых в качестве обвиняемых.

«У защиты права, которыми они могут пользоваться и, как следствие, злоупотреблять по сравнению с правоохранительными органами, практически отсутствуют», – подчеркнула Шульгина. 

Арбитражные суды о злоупотреблении процессуальными правами

Порой в пылу судебных споров стороны увлекаются и не замечают, как переступают ту черту, которая судами расценивается как грань между добросовестным поведением и злоупотреблением процессуальными правами. А ведь за это законом предусмотрены неблагоприятные последствия как финансового, так и процессуального плана.

Даже, на первый взгляд, безобидные действия из-за халатности, рассеянности и медлительности стороны могут привести к проблемам. При этом законодатель не устанавливает какие-либо четкие критерии или перечень, по которым можно отделить добросовестное поведение от злоупотребления правом. Потому важно ориентироваться на судебную практику.

Рассказываем, какое поведение арбитражные суды расценивают как недобросовестное и какие действия могут привести к нежелательным последствиям, например судебному штрафу или взысканию расходов.

Наш обзор судебной практики поможет вам правильно заявить о злоупотреблениях со стороны оппонента по делу и заставить его поплатиться за свое недобросовестное поведение, а также обережет от необдуманных поступков, которые могут послужить основанием для обвинения вас в злоупотреблении правом.

Добросовестность – ​обязанность каждого

В ч. 2 ст. 41 АПК РФ установлено, что лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. А злоупотребление процессуальными правами влечет за собой предусмотренные АПК РФ неблагоприятные последствия. В частности, суд может:

  • отнести все судебные расходы по делу на лицо, злоупотребляющее процессуальными правами, если это привело к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, воспрепятствованию рассмотрения дела и принятию законного и обоснованного судебного акта (ч. 2 ст. 111 АПК РФ);
  • отказать в удовлетворении заявления или ходатайства, если они не были своевременно поданы лицом вследствие злоупотребления своим процессуальным правом и явно направлены на срыв судебного заседания, затягивание судебного процесса, воспрепятствование рассмотрению дела и принятию законного и обоснованного судебного акта, за исключением случая, когда заявитель не имел возможности подать такое заявление или ходатайство ранее по объективным причинам (ч. 5 ст. 159 АПК РФ).

Но, несмотря на это, стороны или не задумываются об оценке судом их процессуальных действий или недооценивают последствия желания насолить оппоненту в споре.

Своевременность как залог победы

Особенно легко вызвать раздражение суда несвоевременностью действий.

В качестве соответчика в деле, рассматривавшемся арбитражным судом, был привлечен гражданин, по жалобе которого апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции и направил дело на рассмотрение в суд общей юрисдикции, поскольку согласился с доводом апелляционной жалобы о неподведомственности спора арбитражному суду.

Однако суд округа позицию гражданина не поддержал. В первой инстанции лица, участвующие в деле, не приводили доводов о нарушении судом компетенции в отношении заявленного иска. При этом апеллянт был извещен о начатом судебном разбирательстве и представил отзыв относительно заявленных требований.

Потому озвученный довод был расценен как злоупотребление процессуальными правами, что повлекло за собой потерю права на заявление возражений в отношении компетенции суда, рассматривавшего дело. Это соответствует позиции ВС РФ, зафиксированной в определении от 28.05.2019 № 308-ЭС16-6887 по делу № А32-320/2015.

Суд округа отметил, что дело длительно рассматривалось в суде первой инстанции без возражений сторон.

Его передача на рассмотрение в суд общей юрисдикции увеличила бы сроки рассмотрения, тем самым нарушила бы права заинтересованных лиц на рассмотрение дела в разумный срок и не отвечала целям эффективного правосудия (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28.10.2021 № Ф02-5570/2021 по делу № А19-23395/2019).

Конечно, сложно судить, почему ответчик своевременно не заявил о неподведомственности спора арбитражному суду. Возможно, по незнанию, может, в надежде на скорый выигрыш, а потом решил заполучить второй шанс через передачу дела в суд общей юрисдикции.

Важно тут то, что это дело – ​отличная иллюстрация поговорки «хороша ложка к обеду». Необходимо своевременно просчитывать варианты развития дела и выстраивать тактику защиты, исходя из этого, вовремя подавать нужные заявления, ходатайства и т. п.

Особенно если дело касается назначения экспертизы.

Между обществом и компанией возник спор по оплате и выполнению договора на выполнение комплексных инженерных изысканий. Компания заявила ходатайство о назначении строительно-оценочной экспертизы, но суд отклонил его.

При рассмотрении дела она не предоставила доказательств выявления в выполненных обществом работах существенных и неустранимых недостатков, исключающих возможность использования их результата по назначению, а также мотивированного отказа от приемки работы.

Ходатайство о проведении экспертизы заявлено спустя 10 месяцев после поступления дела в арбитражный суд. В таких обстоятельствах процессуальное поведение, исходя из положений ч. 5 ст.

 159 АПК РФ, суд посчитал злоупотреблением процессуальными правами, направленным на затягивание судебного разбирательства по делу, и отказал в назначении экспертизы (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.10.2021 № Ф07-13394/2021 по делу № А56-1031/2020).

Что является итогом злоупотребления правами?

Лица, участвующие в судебном разбирательстве, должны осуществлять свои процессуальные права добросовестно. Такое правило закреплено:

  • в п. 2 ст. 41 Арбитражного процессуального кодекса РФ (АПК РФ);
  • п. 1 ст. 35 Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК РФ);
  • п. 6 ст. 45 Кодекса административного судопроизводства (КАС РФ).

В том случае, если лицо, обладающее правом, реализует последнее с противоправной целью либо преследует цель причинить вред другому лицу, такое поведение и будет считаться злоупотреблением правом.

Существует немало классификаций указанного понятия. Приведем только некоторые:

  1. По характеру поведения:
  2. По стадиям судебного процесса:
    • при возбуждении дела;
    • подготовке дела;
    • рассмотрении дела в судебном заседании;
    • исполнении судебного решения.
  3. По степени причиненного вреда:
    • незначительное, например при однократном необоснованном отложении дела;
    • среднее, выразившееся, к примеру, в виде больших судебных расходов;
    • существенное, которое выразится в принятии и исполнении неправосудного решения.
  4. По субъектному составу:
    • совершенное 1 стороной;
    • совершенное 2 и более участниками процесса (примером может служить необоснованная подача искового заявления истцом, производимая по просьбе ответчика).
  5. По объекту:
    • ущерб, причиненный осуществлению правосудия;
    • ущерб, причиненный интересам других участников судебного процесса, и т. п.

Последствия злоупотребления процессуальными правами

Последствия злоупотребления правом в судебном процессе являются негативными и делятся на 2 группы. Первая связана с возложением на сторону, действующую недобросовестно, дополнительных денежных выплат.

К ним относятся:

  • Наложение судебного штрафа (п. 5 ст. 135 КАС РФ, п. 3 ст. 225.11 АПК РФ). О правилах наложения штрафов читайте в нашей статье «Судебные штрафы в гражданском процессе».
  • Отнесение судебных расходов на сторону, допустившую злоупотребление (п. 2 ст. 111 АПК РФ). Об общих правилах возмещения судебных расходов можно узнать из нашей статьи «Возмещение судебных расходов в арбитражном процессе».
  • Взыскание компенсации в пользу противоположной стороны за фактически потраченное время (ст. 99 ГПК РФ).

Вторая часть негативных последствий представляет собой отказ в удовлетворении ходатайств, направленных на затягивание судебного процесса, создание препятствий для принятия судом законного и обоснованного решения (п. 5 ст. 159 АПК РФ). Конкретные примеры негативных последствий приведем в одном из следующих разделов статьи.

Примеры злоупотребления правами из судебной практики

В данном разделе статьи приведем конкретные примеры злоупотребления правом:

  • заявление ходатайства об оставлении иска без рассмотрения более чем через 1 год после его предъявления суды признают злоупотреблением правом, направленным на затягивание судебного процесса (определение ВС РФ от 26.12.2016 по делу № А68-9008/2015);

Злоупотребление процессуальными правами

Вопросы злоупотребления процессуальными правами и злоупотребления правом в целом являются малоизученными в отечественной правовой доктрине, что предопределяет необходимость последовательного научно-обоснованного изучения признаков и особенностей злоупотребления процессуальными правами.

Прежде всего, представляется целесообразным обратить внимание на достаточно высокую распространенность случаев недобросовестного поведения участников процессуальной деятельности, что, в конечном итоге, наносит существенный урон правосудию и эффективности юридисдикционной деятельности, приводит к нарушению прав участников процесса, подрыву авторитета судебной власти, и т.д.

Кроме того, последствием злоупотребления процессуальными правами выступают такие неблагоприятные и негативные для правосудия явления как многократные переносы судебного рассмотрения дел вследствие умышленного затягивания процесса, нарушение установленных процессуальным законодательством сроков рассмотрения и разрешения дел, принятие незаконных и необоснованных решений, ввиду сообщения лицами, участвующими в деле, ложных сведений, а равно предоставления подложных доказательств, и т.д.

В процессуальной доктрине в настоящее время не выработано единое определение злоупотребления процессуальными правами, однако ученые-исследователи единодушно сходятся во мнении о том, что под таковым следует понимать разного рода формы недобросовестного поведения участников процесса по реализации принадлежащих им субъективных процессуальных прав. Тем не менее, анализ различных точек зрения, позволяет сформулировать в общем виде следующее определение злоупотребления процессуальными правами:

Определение 1

Злоупотребление процессуальными правами – это случаи осуществления лицами, участвующими в деле, принадлежащих им процессуальных прав не в соответствии с их целевым назначением, а в иных целях, не связанных с действительным намерением обеспечить защиту (восстановление) нарушенных или оспариваемых субъективных прав и законных интересов.

При этом в специальных исследованиях отмечается, что мотивы подобных злоупотреблений могут быть самыми разнообразными.

Читайте также:  Если уголовное дело не могут доказать год, отпустят обвиняемых?

Пример 1

Так, например, отмечается, что мотивом злоупотребления процессуальными правами может быть стремление причинить вред деловой репутации своего контрагента-ответчика, намерение умышленно затянуть судебное разбирательство для того, чтобы передвинуть во времени момент принятия неблагоприятного для себя решения, и т. д.

Способы злоупотребления процессуальными правами

Поскольку злоупотребление процессуальным правом внешне, по формальным признакам, выглядит как правомерное действие, оценка того или иного действия в рамках процесса как злоупотребления может быть проведена только судом. Тем не менее, в специальной литературе выработаны наиболее распространенные способы злоупотребления процессуальными правами, в числе которых могут быть названы:

  • Заявление многочисленных отводов суду или лицам, участвующим в деле, с целью затягивания судебного разбирательства и рассмотрения дела по существу;
  • Растянутое во времени, неодновременное предоставление суду и иным лицам, участвующим в деле, необходимых доказательств, процессуальных документов, и т.д., предоставление которых предусматривается нормами действующего процессуального законодательства;
  • В продолжение вышеназванного способа злоупотребления процессуальными правами следует выделить непредставление указанных судом доказательств, которое в установленных законом случаях может квалифицироваться не как злоупотребление правом, а как самостоятельное процессуальное правонарушение, влекущее соответствующие неблагоприятные последствия для виновного лица;
  • Несвоевременное заявление ходатайств, а также несвоевременное предъявление встречного иска (или предъявление встречного иска с нарушением требования, предъявляемых к его содержанию или оформлению), с целью затягивания рассмотрения первоначально заявленного иска;
  • Указание лица, участвующего в деле на неполучение корреспонденции, несмотря на то, что она была направлена по адресу, имеющемуся в материалах рассматриваемого дела;
  • Привлечение в качестве третьих лиц субъектов, фактически незаинтересованных в исходе спора, находящегося в производстве суда;
  • Злоупотребление процессуальными правами в части пересмотра вынесенных судебных актов, путем обжалования тех из них, которые не подлежат обжалованию, либо путем подачи соответствующих жалоб с недостатками.

Последствия злоупотребления процессуальными правами

В настоящее время, в отечественной правовой системе установлено незначительное количество нормативно-правовых процедур, детализирующих основания и последствия признания действий лица, участвующего в деле как злоупотребления правом.

Основное положение содержится в норме ст.

159 АПК РФ, в соответствии с которым, последствием злоупотребления процессуальным правом выступает отказ в удовлетворении заявления или ходатайства, в том случае, если они были несвоевременно заявлены судом.

Еще одним последствием злоупотребления, выступает предусмотренная ст.

111 АПК РФ, возможность отнесения всех судебных расходов по делу на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами, в том случае, если соответствующее поведение привело к срыву судебного заседания, затягиванию процесса, а равно иному воспрепятствованию рассмотрению дела и вынесению законного и обоснованного судебного акта.

Третье последствие злоупотребления процессуальным правом включено в норму ст. 225.12 АПК РФ, в соответствии с которым, суду предоставлено право назначить штрафные санкции в отношении злоупотребляющих своими правами субъектов, обратившихся за защитой прав и законных интересов группы лиц.

Последствия злоупотребления процессуальными правами в гражданском и арбитражном процессе

Липатов, А. В. Последствия злоупотребления процессуальными правами в гражданском и арбитражном процессе / А. В. Липатов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 20 (310). — С. 287-289. — URL: https://moluch.ru/archive/310/69971/ (дата обращения: 18.03.2022).



Действующее гражданское и арбитражное процессуальное законодательство устанавливают запрет на злоупотребление процессуальными правами. Однако важным является вопрос о санкциях, применяемых к лицам, нарушающим установленный запрет. Ведь норма права не включающая в себя санкцию за её нарушение, является бессильной и поэтому стоит напомнить, что норм права без санкций не бывает [1, с. 156].

Среди санкций, которые установлены Гражданским процессуальным кодексом РФ (далее — ГПК РФ) [2] стоит перечислить:

− Отказ в реализации права на: отказ истца от иска, на признание ответчиком иска, на утверждение мирового соглашения между сторонами (ч. 2 ст. 39 ГПК РФ);

− Отказ в реализации права на признание стороной обстоятельств по делу (ч. 3 ст. 68 ГПК РФ);

− Взыскание в пользу добросовестной стороны компенсации за фактическую потерю времени со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела (ст.99 ГПК РФ);

− Наложение судебного штрафа на лицо, обратившееся в защиту прав и законных интересов группы лиц, в случае злоупотребления им своими процессуальными правами (ч. 3 ст. 244.22 ГПК РФ).

Среди санкций, которые установлены Арбитражным процессуальным кодексом (далее — АПК РФ) [3] РФ стоит перечислить:

− Отказ в реализации права на: отказ истца от иска, уменьшение им размера исковых требований, признание ответчиком иска, утверждение мирового соглашения между сторонами (ч. 5 ст. 49 АПК РФ);

− Отказ в реализации права на признание стороной обстоятельств по делу (ч.4 ст. 70 АПК РФ);

− Отнесение судебных расходов на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами (ч.2 ст. 111 АПК РФ);

− Отказ в удовлетворении заявления или ходатайства злоупотребляющего правами лица (ч. 5 ст. 159 АПК РФ);

− Наложение судебного штрафа на лицо, обратившееся в защиту прав и законных интересов группы лиц, в случае злоупотребления им своими процессуальными правами (ч. 3 ст. 225.10–1 АПК РФ).

Данные нормы предусматривают два вида санкций, которые можно классифицировать следующим образом:

1) Меры ответственности в виде имущественного воздействия на недобросовестных участников процесса и иных лиц, не исполняющих законные требования суда.

Это обязанность выплатить определенную сумму денежных средств — обязанность выплатить денежную компенсацию в пользу другой стороны, наложение судебных штрафов, возложение судебных расходов (ст.99 ГПК РФ, ч. 3 ст.

244.22 ГПК РФ, ч. 2 ст. 111 АПК РФ, ч. 3 ст. 225.10–1 АПК РФ).

2) Отказ в совершении действий, о которых заявлено ходатайство или заявление (ч. 2 ст. 39 ГПК РФ, ч. 3 ст. 68 ГПК РФ, ч. 5 ст. 49 АПК РФ, ч.4 ст. 70 АПК РФ, ч. 5 ст. 159 АПК РФ) [4, с. 72].

Помимо перечисленных санкций в судебной практике встречается такой способ воздействия на недобросовестных участников процесса, одновременно как признание их действий в качестве злоупотребления процессуальными правами, а также как проявления неуважения к суду, и, как следствие, ведущий к наложению судебного штрафа. Правомерность такого подхода, однако, вызывает определенные сомнения [5, с. 44].

В качестве примера из судебной практики для иллюстрации такого подхода стоит указать определение Арбитражного суда города Москвы от 04.06.2019 [6]. Данным определением арбитражный суд наложил судебный штраф на истца в размере 50.

000 рублей за проявленное им неуважение к суду, которое выразилось в подаче истцом заявления об отводе председательствующего в судебном заседании судьи на основании п.5 ч.1 ст. 21 АПК РФ.

Данное ходатайство было отклонено в виду отсутствия оснований для его удовлетворения, и поэтому суд усмотрел в действиях истца неуважение к суду. Впоследствии данное определение было отменено арбитражным судом апелляционной инстанции.

Подача одного заявления об отводе судьи не может являться злоупотреблением процессуальным правом даже в случае, если оно в дальнейшем не будет удовлетворено.

Это лишь реализация принадлежащего лицу процессуального права без нарушения установленных законодательством пределов его осуществления.

Однако суд расценил действия истца как злоупотребления и указал следующее: «Злоупотребление процессуальными правами представляет собой форму проявления неуважения к суду. Данный вывод подтверждается судебной практикой»….

Согласно ч. 1 ст. 119 АПК РФ судебные штрафы налагаются арбитражным судом в предусмотренных АПК РФ случаях. Аналогичная норма содержится в ч. 1 ст. 105 ГПК РФ. Данные нормы не подлежат расширительному толкованию, поэтому суд может наложить судебный штраф только в случае, если АПК РФ или ГПК РФ предусматривают такое правомочие суда для конкретного правоотношения.

При этом ни АПК РФ, ни ГПК РФ не предоставляют суду права наложения судебного штрафа на лица, участвующие в деле, за злоупотребление ими своими процессуальными правами (кроме случаев, указанных в ч. 3 ст. 244.22 ГПК РФ и ч. 3 ст. 225.

10–1 АПК РФ), так как для этого существует закрытый перечень способов (санкций) воздействия на недобросовестного участника, которые были перечислены ранее.

При этом приравнивание судом злоупотребления процессуальным правом к неуважению к суду представляется ошибочной мерой.

Во-первых, заявление отвода судье истцом в рассматриваемом примере не являлось злоупотреблением, соответственно, оснований утверждать, что истец подлежит привлечению к ответственности за подачу такого заявления, нет.

Однако можно представить гипотетическую ситуацию, в которой истец несколько раз безуспешно заявлял отвод судье, что в последствие было признано злоупотреблением.

Должен ли суд в данной ситуации накладывать на него штраф? Очевидно, что нет, так как АПК РФ и ГПК РФ не упоминают злоупотребление правом как способ проявления неуважения к суду.

Во-вторых, ч. 5 ст. 119 АПК РФ указывает на возможность наложения судебного штрафа лишь на «лиц, участвующих в деле, и иных присутствующих в зале судебного заседания лиц». Норма ч. 3 ст. 158 ГПК РФ является аналогичной.

Следовательно, при буквальном толковании данных норм можно сделать вывод о невозможности наложения штрафа за действия, совершенные вне судебного заседания.

Если рассматривать пример с заявлением отвода, то стоит указать на то, что действующее процессуальное законодательство не запрещает заявлять отвод судье до начала судебного заседания, соответственно было бы странно утверждать, что за заявление об отводе судьи, которое было подано непосредственно в судебном заседании, можно было бы накладывать судебный штраф, а за аналогичное заявление, поданное до судебного заседания — нет.

Именно поэтому суды не могут ссылаться нормы статей ч. 5 ст. 119 АПК РФ и ч. 3 ст. 158 ГПК РФ для того, чтобы наложить судебный штраф на лицо, злоупотребившее своими процессуальными правами.

В качестве вывода можно указать то, что злоупотребление процессуальными правами и неуважение к суду являются различными по своей правовой природе правовыми институтами и к ним невозможно применять одинаковые санкции, так как процессуальное законодательство предусматривает дифференциацию санкций, которые могут быть использованы судом за нарушение правовых норм, относящихся к этим институтам.

Читайте также:  Как подать на реабилитацию без адвоката?

Литература:

1. Попов В. В. Санкции правовых норм: миф или реальность? // Вестник Волгоградской академии МВД России. — 2016. — № 2(37). — С.154–158

Проблема злоупотребления процессуальными правами в гражданском процессе

Противодействие злоупотреблением правом – это один из самых спорных и малоизученных правовых институтов. В настоящее время в гражданском процессуальном праве отсутствует чуткая позиция по данному вопросу.

В своей статье я попытаюсь прояснить блок проблем, связанных со злоупотреблением процессуальным правом, а именно: проблему отсутствия критериев злоупотребления и проблему ответственности за злоупотребление различных участников процесса, включая лиц, содействующих правосудию, в том числе представителей лиц, участвующих в деле.

Лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. [1] Исходя из этого, при изучении такого объекта, как «злоупотребление», необходимо рассмотреть и противоположную ему правовую категорию – «добросовестность». Именно во взаимодействии эти явления наиболее полно отражают свою ценность и сущность.

Добросовестность-это образец правильного поведения субъектов определенных отношений, соблюдение которого ожидают его участников. Добросовестность отражает честность, трудолюбие при исполнении обязанностей.

Именно добросовестное поведение сторон процесса обеспечит надлежащее функционирование суда и лиц, участвующих в деле, гарантирует надлежащее осуществление прав другой стороны и способствует установлению истины в каждом конкретном случае.

В гражданском процессе категорию «добросовестность» можно понимать по-разному: как принцип осуществления субъективного гражданского процессуального права; как принцип отрасли права; как требование, предъявляемое к участникам гражданского процесса, а также как запрет злоупотребления правом.

Принцип разумности осуществления субъективных гражданских процессуальных прав характеризует целесообразность и обоснованность поведения участников. Все субъективные права, которые принадлежат участникам судопроизводства, должны осуществляться разумно, т.е. исходить их объективных требований данной процессуальной ситуации.

Так, например, неоправданно высокие расходы на оплату услуг адвоката не будут компенсированы судом, поскольку они превышают разумные пределы такого возмещения (ч.1 ст.100 ГПК РФ).

Для лиц, участвующих в деле, неразумность процессуальных действий может повлечь для них неблагоприятные последствия, предусмотренные российским законодательством. Таким образом, если добросовестность является правильным поведением, то злоупотребление является преднамеренным неправильным поведением.

При этом важной особенностью в данной формулировке является цель такого поведения — соблюдение установленных прав и обязанностей, либо приобретение выгод с причинением вреда лицу.

Институт злоупотребления процессуальными правами занимает особое место в рамках процессуальных отношений. Этот институт затрагивает не только отношения, которые развиваются в гражданском процессе, но и в целом основы судопроизводства.

Дать определение злоупотребления процессуальными правами можно исходя из законодательной формулировки. Так, в соответствии с ч.1 ст.

35 ГПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

Таким образом, исходя из законодательного толкования, злоупотребление процессуальными правами является нарушением обязательств по справедливому и разумному использованию процессуальных прав лицом, участвующим в деле.

В связи с вышесказанным можно выделить следующие характерные черты злоупотребления процессуальными правами: недобросовестное использование закрепленных в законе процессуальных прав; формальная схожесть злоупотребления процессуальными правами с правомерными действиями; злоупотребление процессуальными правами может осуществляться только лицами, участвующими в деле; злоупотребление процессуальными правами влечет наступление неблагоприятных последствий; целью злоупотребления является получение процессуальных выгод лицом, участвующим в деле, что в свою очередь влечет причинение процессуального вреда участникам процесса и (или) препятствование деятельности суда для правильного и своевременного разрешения гражданского дела.

Исходя из вышесказанного, можно дать следующее определение: «Злоупотребление процессуальным правом является особым видом гражданского процессуального правонарушения, связанным с незаконным, несправедливым, недобросовестным и ненадлежащим использованием лицом, участвующем в деле (его представителем), своих процессуальных прав, которое выражается в виновных процессуальных действиях (бездействии), внешне соответствующим требованиям гражданско-процессуальных норм, но совершаемых с корыстным или личным мотивом (сутяжничество, личная неприязнь и т.п.), причиняющая вред интересам правосудия по гражданским делам и (или) интересам лиц, участвующих в деле (процессуальная шикана), либо недобросовестное поведение в иных формах, влекущее за собой применение мер гражданского процессуального принуждения».

Раскроем мнимые и реальные злоупотребления процессуальным правом. Большинство злоупотреблений являются реальными, поскольку исполнитель осознает характер своих действий и имеет четко определенные цели.

При мнимых злоупотреблениях субъект полагает, что он совершает злоупотребления, хотя на самом деле его действия (бездействие) вполне приемлемы и не нарушают нормы законодательства. Так, например, в одной газетной публикации о споре между двумя хозяйственными обществами указывалось, что «по ходатайству строительной компании…

заседание суда было отложено в связи с отсутствием ее представителя. По информации «Самарского обозрения», если решение не будет принято до 22 ноября, ответчик сможет требовать прекращения судебного разбирательства за истечением срока давности».

Не будем вдаваться в детали разрешаемого спора, однако очевидно, что срок давности был прерван предъявлением иска в установленном порядке, поэтому никакие ухищрения ответчика (в том числе неявка его представителя) не способны возобновить течение этого срока. [2]

В соответствии с ч. 1 ст. 169 ГПК отложение разбирательства дела допускается, если суд признает невозможным рассмотрение дела в этом судебном заседании вследствие неявки кого-либо из участников процесса.

Это правило позволяет суду подстраховаться и перенести рассмотрение дела на более поздний срок, сославшись на то, что оно не может быть рассмотрено в отсутствие лиц, не явившихся в судебное заседание. Из этого и следуют различные злоупотребления правом личного участия в судебном процессе.

Злоупотреблением правом является не сама по себе неявка лица в процесс, а неявка с целью добиться отложения дела для затягивания судебного разбирательства либо неявка как повод для последующего обжалования решения по мотиву рассмотрения дела в отсутствие заинтересованных лиц.

Лицо, злоупотребляющее правом, осознает, что при отсутствии данных о его извещении судебное слушание не состоится. Недобросовестные субъекты зачастую ссылаются на невозможность явки в процесс по уважительным причинам, которые на самом деле оказываются мнимыми или несуществующими.

Очень разнообразны формы и способы документального подтверждения таких причин (поддельные справки, больничные листы и т.п.). Так, И.В. Решетникова приводит пример, когда арбитражный суд был вынужден шесть раз откладывать слушание дела в связи с неявкой ответчика. В итоге ответчик представил больничный лист, который, как выяснилось позже, оказался поддельным. [3]

Говоря о субъекте, полагаю целесообразным исключить из числа субъектов, несущих ответственность за злоупотребление правом, прокурора, а также лиц, обращающихся в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц (ст. 46, 47 ГПК), за исключением отдельных организаций и граждан.

Вышеперечисленные субъекты безусловно обладают независимыми процессуальными правами, но эти права не в меньшей степени выступают в качестве их процессуальных обязанностей. Исходя из этого, к правовому статусу данных лиц больше применим термин «компетенция», или «полномочия».

Любое нарушение норм гражданского процессуального права с их стороны будет расцениваться не как злоупотребление правом, а как обычное гражданское процессуальное правонарушение, которые влекут за собой также их дисциплинарную ответственность в рамках трудовых правоотношений.

Также нельзя сказать, что злоупотребление правом возможно со стороны суда, так как в этом случае любые противоправные действия представляют собой либо типичное гражданско-процессуальное правонарушение, либо иной вид правонарушения.

Невозможность злоупотребления правом со стороны должностных лиц или органов власти не исключает совершения злоупотребления правом другим субъектом правоотношения, располагающим определенным комплексом субъективных прав (налогоплательщик; защитник в уголовном процессе; истец и ответчик; лицо, участвующее в таможенных правоотношениях).

Лица, содействующие правосудию (свидетели, эксперты, переводчики и специалисты), также не могут злоупотребить процессуальным правом, поскольку их правовое положение характеризуется большим числом обязанностей и минимальным количеством прав, предоставленных им для выполнения тех же процессуальных обязанностей (например, право свидетеля пользоваться письменными материалами в случаях, если показания связаны с цифровыми или другими данными, которые трудно удержать в памяти (ст. 178 ГПК РФ)).

К перечню субъектов злоупотребления процессуальным правом можно добавить представителя лиц, участвующих в деле. В юридической науке давно обсуждается вопрос о правовом статусе представителя среди субъектов гражданского процессуального права.

ГПК не включает представителей к лицам, участвующим в деле, но и никаким иным образом не определяет их место среди участников гражданского процесса.

Поскольку представитель обладает всеми правами лица, участвующего в деле (за исключением распорядительных прав, которые также могут быть выражены в доверенности представителя), вполне возможно, что в своей деятельности он допустит процессуальную недобросовестность.

Зачастую профессиональные представители, имеющие опыт во всех тонкостях юридического процесса, охотнее пренебрегают требованиями правовых норм, желая защитить интересы клиента любыми способами. С.А.

Халатов приводит любопытный факт, касающийся ответственности адвоката в государствах — членах Совета Европы: «Адвокат ответственен за ведение дела в рамках гражданского процесса: когда наличествует возбуждение явно необоснованного иска, недобросовестное поведение, явное нарушение процедуры с очевидной целью затянуть разбирательство, суд должен либо взыскать с адвоката судебные издержки, либо наложить штраф, либо лишить права на процессуальные действия». [4]

Таким образом, из вышесказанного можно сделать вывод, что любое субъективное право может быть искажено недобросовестным поведением человека. Сейчас крайне сложно определить и понять, где заканчивается право и начинается его злоупотребление.

Понятие злоупотребления в гражданском процессуальном праве связано с понятием недобросовестности, и независимо от того, является ли то или иное конкретное действие справедливым или нет, будет решать суд, поскольку на данный момент нет четких критериев и правил для такой оценки.

[2] Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве. СПб., 2005.

[3] Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. проф. В.В. Яркова. М., 2003. С. 285 (автор главы — И.В. Решетникова).

[4] Халатов С.А. Представительство в гражданском и арбитражном процессе. М., 2002. С. 141-142.