Инструкции

Прекращение уголовного дела частного обвинения в связи с декриминализацией 2023

Прекращение уголовного дела частного обвинения в связи с декриминализацией 2023

Минюст России планирует внести изменения в ст. 132 Уголовно-процессуального кодекса, которая регулирует вопросы взыскания процессуальных издержек по уголовному делу. Как отмечает ведомство, законопроект1 подготовлен в целях реализации положений Конституционного Суда Российской Федерации, изложенных в Постановлении КС РФ от 28 апреля 2020 г. № 21-П.

Так, поправками предлагается установить, что в случае прекращения уголовного дела частного обвинения до вступления приговора в законную силу в связи с принятием нового уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, расходы потерпевшего, связанные с выплатой вознаграждения представителю, возмещаются за счет средств федерального бюджета в разумных пределах.

Как следует из названного постановления КС РФ, УПК РФ не во всех случаях предусматривает возможность возмещения судебных расходов потерпевшего (частного обвинителя), в том числе связанных с выплатой вознаграждения представителю.

В случаях, предусмотренных ч. 9 ст. 132 УПК РФ, частный обвинитель не только лишается права на возмещение собственных судебных расходов, но и должен возместить обвиняемому понесенные им расходы либо разделить их с обвиняемым.

А если уголовное дело частного обвинения прекращено ввиду декриминализации деяния, уголовно-процессуальное законодательство не содержит специальных предписаний о порядке взыскания (или возмещения) указанных расходов частного обвинителя. Поэтому ст. 15 и ст.

1064 Гражданского кодекса допускают взыскание указанных расходов в гражданском процессуальном порядке с лица, в отношении которого прекращено частное уголовное преследование. Между тем субъектом, на которого возлагается обязанность компенсировать расходы потерпевшего на представителя по делу, прекращенному в связи с декриминализацией деяния, должен быть не обвиняемый, а государство.

 Внесение в УПК РФ  предлагаемой поправки позволит привести его положения в соответствие с указанной правовой позицией Конституционного Суда РФ.

_____________________________

1 С текстом законопроекта «О внесении изменения в статью 132 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» и материалами к нему можно ознакомиться на федеральном портале проектов нормативных правовых актов (ID: 04/13/06-20/00103067).

Кс рф обязал внести поправки в упк, касающиеся процедуры прекращения дел

Прекращение уголовного дела частного обвинения в связи с декриминализацией 2023В. Кремлев/Legal.Report

Конституционный cуд РФ обязал законодателя внести поправки в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, которые касаются процедуры прекращения уголовных дел частного обвинения в связи с отсутствием события преступления. Постановление​ основано на ранее вынесенных правовых позициях суда.

Поводом для рассмотрения дела стала жалоба москвички Анны Тихомоловой. Она обвинялась в нанесении побоев (ст. 116 УК РФ), но в 2016 году в связи с декриминализацией статьи суд прекратил ее уголовное дело за отсутствием состава преступления. Тихомолова просила вынести оправдательный приговор, но суды ей в этом отказали.

В 2018 году КС по жалобе Тихомоловой вынес постановление № 36-П, которым указал на возможность прекращения дела частного обвинения в связи с декриминализацией только с согласия обвиняемого. После этого разбирательство было возобновлено.

В 2019 году постановлением мирового судьи дело было прекращено за отсутствием состава преступления в связи с неявкой без уважительных причин частного обвинителя. С таким решением согласились вышестоящие суды.

При этом они не сочли заслуживающими внимания доводы заявительницы о том, что в ее деле отсутствует само событие преступления и что производство по делу должно быть продолжено вплоть до постановления оправдательного приговора.

В жалобе КС Тихомолова просила признать неконституционными ряд статей УПК РФ, которые, по мнению заявительницы, позволяют в связи с неявкой частного обвинителя прекратить уголовное дело за отсутствием в деянии состава преступления без рассмотрения по существу доводов подсудимого об отсутствии события преступления.

КС занял сторону заявительницы. Его позиция (в изложении пресс-службы суда) свелась к следующему. При рассмотрении дел нельзя ограничиваться формальным применением нормы.

Суд, не исследуя доказательства в процессе с участием сторон, сохраняет некоторую недосказанность не только в вопросе о наличии признаков деяния, запрещенного уголовным законом (события преступления, о котором велось судопроизводство по делу частного обвинения), но и в вопросе о совершении деяния конкретным лицом. А при определенных обстоятельствах это порождает предпосылки к наступлению для подсудимого негативных последствий.

«Формулировка основания для прекращения уголовного дела частного обвинения в виде отсутствия состава преступления, в то время как действительная причина такого решения — неоправданная неявка частного обвинителя в судебное разбирательство, его бездействие, а по сути отказ от выдвинутого им обвинения, не соотносится и со статьей 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц» — указал КС.

Оспоренные нормы признаны не соответствующими Конституции РФ, а решения по делу Тихомоловой — подлежащими пересмотру. Кроме того, КС обязал федерального законодателя внести в действующее правовое регулирование изменения. До этого момента при неявке потерпевшего в суд без уважительных причин дела частного обвинения должны прекращаться в связи с отсутствием события преступления, указал КС.

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования

Прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования – это такое его окончание, которое осуществляется в связи с наличием обстоятельств, исключающих дальнейшее производство по уголовному делу или наличием оснований для освобождения лица от уголовной ответственности. В отличие от прекращения уголовного дела, когда прекращается все производство по делу, прекращение уголовного преследования – это прекращение производства в отношении конкретного лица – подозреваемого или обвиняемого.

Прекращение уголовного дела частного обвинения в связи с декриминализацией 2023

Прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования – это такое его окончание, которое осуществляется в связи с наличием обстоятельств, исключающих дальнейшее производство по уголовному делу или наличием оснований для освобождения лица от уголовной ответственности.

В отличие от прекращения уголовного дела, когда прекращается все производство по делу, прекращение уголовного преследования – это прекращение производства в отношении конкретного лица – подозреваемого или обвиняемого.

Согласно ч. 1 ст. 212 УПК РФ уголовное дело и уголовное преследование прекращаются при наличии оснований, общий перечень которых предусмотрен ст. 24-28 УПК РФ. К ним относятся:

  • отсутствие события преступления;
  • отсутствие в деянии состава преступления;
  • истечение сроков давности уголовного преследования;
  • смерть подозреваемого или обвиняемого;
  • отсутствие заявления потерпевшего
  • непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления;
  • наличие акта об амнистии;
  • наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению;
  • наличие определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;
  • наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо
  • наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела;
  • примирение сторон;
  • деятельное раскаяние;
  • отсутствие заключения суда или отсутствие согласия Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного суда РФ или квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела, привлечение лица к уголовной ответственности лиц либо лишение неприкосновенности в отношении которых установлен особый порядок производства по уголовному делу.

Далее мы рассмотрим эти основания более подробно, а пока вернемся к различиям между прекращением уголовного дела и прекращением уголовного преследования.

Прежде всего, следует иметь в виду, что прекращение уголовного дела в любом случае влечет за собой прекращение уголовного преследования. Однако прекращение уголовного преследования не всегда влечет за собой прекращение уголовного дела.

Так, например, не влечет прекращения уголовного дела прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого ввиду непричастности их к данному преступлению. Это означает, что преступление имело место, его событие установлено, но лицо, его совершившее, осталось неустановленным.

Если по уголовному делу в качестве обвиняемых привлечено несколько человек, а основание прекращения уголовного преследования установлено только в отношении некоторых из них, прекращение уголовного преследования в отношении них не означает полного прекращения уголовного дела, производство по которому продолжается в отношении других обвиняемых.

Рассмотрим некоторые основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования более подробно.

Прекращение уголовного дела за отсутствием события преступления

В данном случае неустановление события преступления означает недоказанность самого преступного деяния, по которому было возбуждено уголовное дело.

Если данный факт устанавливается в суде, это влечет постановление оправдательного приговора. Поэтому данное основание прекращения уголовного дела является реабилитирующим, т.е.

влечет восстановление обвиняемого в правах и компенсацию причиненного ему материального и морального вреда.

Следует отметить, что на самом деле случаи прекращения уголовного дела по данному основанию достаточно редки.

Прекращение уголовного дела за отсутствием состава преступления

По данному основанию уголовное дело прекращается в тех случаях, когда само деяние, по поводу которого возбуждено уголовное дело, имеет место, но оно не является преступным, т.е.

отсутствует какой-либо признак преступления (относящийся к объекту, объективной стороне, субъекту или субъективной стороне). Это может произойти, когда расследуемое деяние не является преступлением, т.е.

не предусмотрено Уголовным кодексом РФ, т.е. совершены без вины в случае:

  • добровольного отказа от преступления;
  • необходимой обороны;
  • причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление;
  • крайней необходимости;
  • физического или психического принуждения;
  • обоснованного риска;
  • исполнения приказа или распоряжения.
Читайте также:  Должны ли родственники выплачивать кредит за должника, отвечают ли родственники за долги по кредиту 2023

Кроме того, согласно ч. 3 ст. 27 УПК РФ уголовное преследование по данному основанию прекращается в отношении лица, не достигшего к моменту совершения преступления возраста с которого наступает уголовная ответственность (ст.

20 УК РФ), а также несовершеннолетнего, хотя и достигшего возраста, с которого начинается уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии (не связанным с психическим расстройством), не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, имеющего признаки преступления. Кроме того, по рассматриваемому основанию уголовное преследование прекращается в отношении лица, совершившего деяние, предусмотренное уголовным кодексом РФ, признанного невменяемым (ст. 21 УК РФ).

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования в связи с истечением давности уголовного преследования

По данному основанию прекращение уголовного дела подлежит, если истекли следующие сроки (ст. 78 УК РФ):

  • два года после совершения преступления небольшой тяжести;
  • шесть лет после совершения преступления средней тяжести;
  • десять лет после совершения тяжкого преступления;
  • пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.

  Заключение специалиста в уголовном деле

Вместе с тем, согласно ч. 2 ст. 27 УПК РФ прекращение уголовного преследования по данному основанию не допускается, если обвиняемый против этого возражает.

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого

Следует иметь в виду, что по данному основанию уголовное дело и уголовное преследование прекращаются только в тех случаях, когда факт смерти человека подтвержден в установленном законом порядке (свидетельством о смерти).

Вместе с тем, если родственники умершего либо иные лица, считая его невиновным, ходатайствуют о продолжении производства по уголовному делу с надеждой вынесения оправдательного приговора с целью дальнейшей его реабилитации. Дело должно быть расследовано, передано в суд и по нему должен быть вынесен приговор.

Прекращение уголовного дела при отсутствии заявления потерпевшего о преступлении

Это основание применяется в тех случаях, когда обнаруживается, что уголовное дело возбуждено при отсутствии письменного заявление потерпевшего, в котором он просит привлечь лицо, совершившее по отношению к нему преступление, к уголовной ответственности.

Речь идет о делах частно публичного обвинения, по которым уголовные дела возбуждаются не иначе, как при наличии указанного заявления (например, по преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 131 УК РФ «Изнасилование», ч. 1 ст.

146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав»).

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования в связи с примирением сторон

Данное основание прекращения уголовного дела и уголовного преследования достаточно рассмотрены в следующих публикациях, размещенных на страницах данного сайта:

Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием

Согласно ст. 28 УПК РФ уголовное преследование может быть прекращено в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений небольшой или средней тяжести в случаях, предусмотренных ст. 75 УК РФ:

  • лицо впервые совершило преступление;
  • добровольно явилось с повинной;
  • способствовало раскрытию преступления;
  • возместило ущерб или иным образом загладило вред причиненный преступлением.

  Комиссионная или комплексная экспертиза

До прекращения уголовного преследования лицу должны быть разъяснены основания его прекращения и право возражать против прекращения уголовного преследования.

Поскольку иные основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования на практике встречаются гораздо реже, рассматривать их не будем.

Однако обратим внимание, что в соответствии со ст. 28.1 УПК РФ по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности уголовное дело и уголовное преследование прекращается лишь в случаях, если подозреваемый или обвиняемый до назначения судебного заседания возместили вред, причиненный в результате преступления, в полном объеме (в том числе, уплатили недоимки, пени, штрафы).

Порядок прекращения уголовного дела и уголовного преследования

  • Уголовное дело уголовное преследование прекращается по постановлению следователя, копия которого направляется прокурору.
  • Если прекращение уголовного дела допускается только при согласии обвиняемого или потерпевшего, наличие такого согласия отражается в постановлении.
  • Копия постановления о прекращении уголовного дела и уголовного преследования должна быть вручена или направлена следователем лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику, а также иным заинтересованным органам (например, в налоговый орган).

Когда основания прекращения уголовного преследования относятся не ко всем подозреваемым или обвиняемым, следователь выносит постановление о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица. При этом, как отмечалось выше, производство по уголовному делу продолжается.

Постановление о прекращении уголовного дела или уголовного преследования может быть обжаловано прокурору либо руководителю следственного органа, а также в суд.

Законопроект заслуживает позитивной оценки

3 февраля 2021 г. 18:12

Обвиняемые по декриминализированным статьям смогут отказаться от прекращения уголовного дела

Дума рассмотрит законопроект, предусматривающий поправки в УПК РФ, согласно которым прекращение дела в связи с декриминализацией деяния будет возможно только с согласия подсудимого, в противном случае оно должно быть рассмотрено в обычном порядке.

Советник Федеральной палаты адвокатов РФ Сергей Насонов полагает, что законопроект заслуживает позитивной оценки, поскольку он расширяет гарантии права на судебную защиту в отношении подсудимых, которые обвиняются в совершении преступлений, декриминализованных законодателем во время судебного разбирательства.

Как сообщает «АГ», 1 февраля правительство внесло в Госдуму законопроект № 1104350-7, которым предлагается изменить ст. 239 и 254 УПК РФ в части прекращения уголовного дела в случаях декриминализации закона. Поправки разработаны во исполнение Постановления КС РФ от 15 октября 2018 г. № 36-П, о котором ранее писала «АГ».

Напомним, Конституционный Суд РФ проверял конституционность ч. 1 ст. 10 УК РФ, ч. 2 ст. 24, ч. 2 ст. 27, ч. 1 ст. 239 и п. 1 ст. 254 УПК РФ. Поводом для рассмотрения дела стала жалоба Анны Тихомоловой, в отношении которой 7 сентября 2015 г.

было возбуждено уголовное дело частного обвинения по ст. 116 «Побои» УК РФ. После вступления в силу Закона от 3 июля 2016 г. № 323-ФЗ, декриминализирующего данную статью, мировой судья прекратил уголовное дело за отсутствием в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст.

24 УПК РФ) вопреки просьбам заявительницы рассмотреть уголовное дело по существу и вынести в отношении нее оправдательный приговор. В своем постановлении от 26 августа 2016 г.

мировой судья указал, что к этому моменту преступность и наказуемость инкриминируемого деяния устранены новым уголовным законом.

Рассмотрев материалы дела, Конституционный Суд РФ пришел к выводу о том, что по конституционно-правовому смыслу оспариваемых норм суд при рассмотрении уголовного дела частного обвинения обязан выяснить позицию обвиняемого относительно прекращения дела в связи с декриминализацией и только при наличии согласия вправе прекратить уголовное дело.

Если же обвиняемый возражает против этого, то суд должен рассмотреть уголовное дело по существу и вынести оправдательный приговор или прекратить дело по вышеуказанному основанию.

В противном случае, как отметил Суд, обвиняемый по делу частного обвинения теряет доступ к правосудию, а суд выносит решение без правовой оценки деяния (события преступления), без исследования обстоятельств произошедшего и имеющихся доказательств.

Как указал Суд, такой подход согласуется с обязанностью государства охранять достоинство личности, которое выступает основой всех прав и свобод человека и необходимым условием их существования и соблюдения.

При этом продолжение рассмотрения судом уголовного дела частного обвинения при наличии со стороны обвиняемого возражений против его прекращения в связи с принятием декриминализирующего закона не может рассматриваться как недопустимое по смыслу правовой позиции Суда, сформулированной в Постановлении от 19 ноября 2013 г. № 24-П.

19 апреля 2019 г. Минюст России опубликовал для общественного обсуждения проект поправок в ст.

239 и 254 УПК РФ, согласно которым, если обвиняемый или подсудимый возражает против прекращения уголовного дела и уголовного преследования в силу декриминализации, такое прекращение недопустимо.

В этом случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке. Внесенный в Госдуму законопроект отличается от изначального варианта только стилистически.

Обе статьи предлагается дополнить положениями, согласно которым прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному ч. 2 ст. 24 УПК РФ, допускается только с согласия подсудимого. В случае если подсудимый возражает против прекращения уголовного дела по указанному основанию, судебное разбирательство продолжается в обычном порядке.

Советник Федеральной палаты адвокатов РФ Сергей Насонов полагает, что законопроект заслуживает позитивной оценки, поскольку он расширяет гарантии права на судебную защиту в отношении подсудимых, которые обвиняются в совершении преступлений, декриминализованных законодателем во время судебного разбирательства.

«Действующий УПК в этой ситуации предписывает прекращать уголовное преследование в отношении указанных лиц в связи с отсутствием состава преступления, но в силу ч. 4 ст. 133 УПК это не влечет реабилитацию (за исключением случаев вынесения судом соответствующего решения в режиме ст. 125.1 УПК).

Читайте также:  Билайн оставить жалобу куда пожаловаться на обслуживание и как написать претензию онлайн 2023

В случае же прекращения уголовного преследования, не влекущего реабилитацию лица, УПК во всех случаях обязывает получать на это согласие самого лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Такому лицу должно быть предоставлено право на судебную защиту, возможность в судебном порядке отстоять свое «честное имя», добиться вынесения оправдательного приговора», – отметил он.

Именно поэтому, по мнению Сергея Насонова, рассматриваемый законопроект как расширяющий правовые возможности вынесения судом оправдательного приговора по уголовному делу (обязывающий получать согласие от подсудимого на прекращение дела по указанному основанию), в том числе при декриминализации ранее вмененного подсудимому деяния, заслуживает одобрения.

Подробная информация опубликована на «АГ».

Зинаида Павлова

Минюст предлагает изменить УПК во исполнение постановления КС о признании неконституционными норм ГК

Предполагается, что при прекращении уголовного дела частного обвинения из-за отсутствия состава преступления в связи с декриминализацией расходы потерпевшего на представителя будут возмещаться за счет федерального бюджета в разумных пределах.

Один из адвокатов отметил адекватность изменения УПК, а не ГК, поскольку спорный вопрос зародился именно в уголовно-правовой плоскости и связан с неурегулированностью конкретного варианта развития событий при прекращении уголовного дела. По мнению второго, возмещение потерпевшему расходов на представителя не полностью, а «в разумных пределах» вызывает вопросы, поскольку такие пределы суды редко ставят в зависимость от реального объема работы по делу.

18 июня Министерство юстиции РФ опубликовало для общественного обсуждения свои предложения об изменении ст. 132 УПК во исполнение Постановления КС № 21-П/2020. Независимая антикоррупционная экспертиза завершится 24 июня.

28 апреля КС признал ст.

15 и 1064 ГК не соответствующими Конституции в той мере, в какой они не обеспечивают надлежащего уровня правовой определенности применительно к возмещению в разумных пределах необходимых расходов, понесенных потерпевшим (частным обвинителем) на оплату услуг представителя (адвоката) по уголовному делу частного обвинения, прекращенному за отсутствием состава преступления в связи с декриминализацией деяния.

Суд пришел к выводу, что эти нормы ГК из-за отсутствия в ст.

131 и 132 УПК специальных предписаний о субъекте, на котором лежит обязанность возместить потерпевшему расходы на представителя в случае прекращения уголовного дела частного обвинения при декриминализации деяния, допускают взыскание таких расходов в гражданском процессуальном порядке с лица, в отношении которого прекращено частное уголовное преследование. По мнению КС РФ, субъектом, на которого возлагается обязанность компенсировать расходы потерпевшего, в таком случае должно быть государство, а не обвиняемый.

Согласно действующей редакции ч. 9 ст. 132 УПК РФ при оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство, а при прекращении уголовного дела в связи с примирением процессуальные издержки взыскиваются с одной или обеих сторон.

Минюст предлагает дополнить норму указанием на то, что при прекращении уголовного дела частного обвинения из-за отсутствия состава преступления в связи с декриминализацией деяния расходы потерпевшего на представителя возмещаются за счет средств федерального бюджета в разумных пределах. Как указано в пояснительной записке, эти расходы будут компенсироваться только в порядке уголовного судопроизводства.

Комментируя «АГ» предложенные поправки, адвокат Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов отметил их адекватность: «Несмотря на то что Конституционный Суд признал противоречащими Конституции нормы Гражданского кодекса, было бы совершенно нелогичным вносить изменения в него, а не в УПК. Спорный вопрос зародился именно в уголовно-правовой плоскости и связан с неурегулированностью конкретного варианта развития событий при прекращении уголовного дела».

Предлагаемыми изменениями достигается исполнение Постановления № 21-П/2020, уверен он. «Скорее всего, законодатель ранее не дополнял положения УПК в этой части исключительно из-за необходимости возложения расходов на бюджет. В сложившейся ситуации КС понудил его к внесению необходимых поправок», – считает Александр Немов.

Адвокат АП Республики Башкортостан Николай Герасимов также посчитал предложения Минюста логичными и обоснованными.

«Не может вызывать возражений позиция, в соответствии с которой лицо, вина которого в инкриминируемом преступном деянии в установленном законом порядке не была доказана, не должно нести за это деяние какую-либо ответственность, в том числе в виде компенсации другой стороне понесенных процессуальных издержек», – подчеркнул он.

В то же время, добавил адвокат, Конституционный Суд, дав соответствующие разъяснения по важному, но небольшому и очень узкому вопросу, обошел вниманием проблемы более основополагающие.

«Например, так и не разрешенным остался вопрос о том, каким образом лицо, уголовное преследование в отношении которого было прекращено в связи с декриминализацией деяния, может добиться рассмотрения выдвинутого против него обвинения по существу и, возможно, оправдательного приговора», – пояснил Николай Герасимов.

После прекращения уголовного преследования по реабилитирующему п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ все-таки остается проблема отсутствия правового механизма защиты чести и достоинства такого лица, отметил адвокат.

В Постановлении № 36-П/2018 Конституционный Суд высказывал на этот счет свою позицию, напомнил адвокат: если обвиняемый возражает против прекращения уголовного дела в связи с декриминализацией деяния, суд обязан рассмотреть данное дело по существу в рамках производства по делам частного обвинения и, исследовав имеющиеся доказательства, либо постановить оправдательный приговор, либо прекратить уголовное дело по указанному основанию.

«Однако, насколько можно судить из правоприменительной практики, указанный подход реализуется нечасто. Более того, стороне защиты нередко приходится добиваться его реализации при помощи обжалования в вышестоящие инстанции. Соответствующие изменения в ч. 2 ст. 27 УПК РФ так и не были внесены, что также не позволяет признать проблему окончательно разрешенной», – указал Николай Герасимов.

Еще одной очевидной проблемой, по его словам, остается возмещение потерпевшему понесенных на представителя расходов не полностью, а «в разумных пределах». «Эти пределы остаются целиком и полностью на усмотрение судьи и в действительности, по моему убеждению, редко зависят от реального объема работы произведенной представителем», – подчеркнул адвокат.

В деле Александра Музыки, по жалобе которого было вынесено Постановление № 21-П/2020, мировой судья изначально присудил потерпевшему 20 тыс. руб. из потраченных им на представителя 75 тыс. руб., напомнил эксперт.

«То есть потерпевший в данном случае смог бы получить лишь около 25% суммы, потраченной им на оплату услуг представителя.

Учитывая, что эти расходы были понесены им вынужденно для защиты в судебном порядке своих нарушенных прав и законных интересов по уголовному делу, данный размер компенсации представляется совершенно необоснованным и, полагаю, затрагивающим гарантированное Конституцией право на квалифицированную юридическую помощь», – подчеркнул Николай Герасимов. Очевидно, что граждане будут с большой неохотой обращаться за защитой своих прав в суд, предполагая, что даже в случае вынесения решения в их пользу, расходы, понесенные ими на представителя, не будут возмещены не только полностью, но даже в большей части, считает адвокат.

«Еще одной неразрешенной, на мой взгляд, проблемой, вытекающей из рассматриваемой ситуации, является вопрос компенсации потерпевшему причиненного морального и материального вреда в случае прекращения уголовного дела в связи с декриминализацией соответствующего деяния.

Так, в случае обращения потерпевшего в суд в порядке гражданского судопроизводства с иском, он, вероятнее всего, получит решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, так как уголовное дело прекращено по реабилитирующему основанию и суд не установил, что соответствующие действия были совершены ответчиком.

То есть право потерпевшего на компенсацию причиненного ему вреда, по моему мнению, становится сложно реализуемым», – отметил Николай Герасимов.

Возможно, предположил он, имеет смысл закрепить в законодательстве обязанность суда рассмотреть дело частного обвинения, а также заявленный в его рамках гражданский иск по существу в случае возражения против его прекращения в связи с декриминализацией и со стороны потерпевшего (частного обвинителя).

«При этом, безусловно, итоговым актом в случае установления судом состава декриминализованного преступления в действиях подсудимого в любом случае должно быть постановление о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК.

Однако суд будет обязан установить фактические обстоятельства по делу и разрешить заявленные материальные требования», – пояснил он.

«По моему убеждению, все указанные проблемы при анализе ситуации по заявлению Александра Музыки должен был прокомментировать и разрешить изначально Конституционным Судом России, а в последующем – федеральным законодателем», – заключил Николай Герасимов.

Источник: Адвокатская газета

Почему ликвидация института частного обвинения не сможет защитить жертв домашнего насилия

Разработанный высшим судебным органом проект изменений предполагает, что обвинение по таким составам преступлений станет частно-публичным, то есть, однажды подав заявление о преступлении, потерпевший не сможет остановить механизм преследования своего недоброжелателя, и обвинение по таким делам будет сугубо профессиональным.

https://www.youtube.com/watch?v=n1PRlDSLODg\u0026pp=ygWRAdCf0YDQtdC60YDQsNGJ0LXQvdC40LUg0YPQs9C-0LvQvtCy0L3QvtCz0L4g0LTQtdC70LAg0YfQsNGB0YLQvdC-0LPQviDQvtCx0LLQuNC90LXQvdC40Y8g0LIg0YHQstGP0LfQuCDRgSDQtNC10LrRgNC40LzQuNC90LDQu9C40LfQsNGG0LjQtdC5IDIwMjM%3D

Некоторые правозащитники празднуют победу. По их мнению, теперь любое дело о домашнем насилии будет доведено до логического завершения и справедливого наказания агрессора, а пострадавшую сторону правоохранители перестанут склонять к тому, чтобы она забрала заявление.

Читайте также:  Исковое заявление об увеличении размера алиментов (образец) 2023

Однако с позиции уголовных адвокатов в случае принятия законопроекта такая победа окажется Пирровой, и к тому есть достаточно веские причины.

Дело в том, что правоохранительные органы стремятся формировать ведомственную статистику исключительно из потенциально раскрываемых дел, когда формирование доказательственной базы не требует больших усилий.

Как показывает практика, в случае с домашним насилием, которое носит внутрисемейный и высоколатентный (скрытый) характер, собирание доказательств будет для них существенно затруднен.

К тому же потенциальная эпизодичность, нерегулярность и неоднородность совершения агрессивных действий абьюзером (сегодня запугал, в другой раз — нанес телесные повреждения) будет служить дополнительным демотиватором для правоохранителей.

Течение процессуальных сроков расследования вкупе с множащимися эпизодами домашнего насилия и возникающими трудностями на этапе сбора доказательств увеличивают риск превратить дело в потенциальный «висяк».

Однако личное предубеждение сотрудников правоохранительных органов о том, что жертва зачастую «сама виновата», может стать существенным камнем преткновения уже на этапе подачи заявления.

 Вопреки положениям процессуального закона, вместо оформления талона о принятии заявления жертвы, сотрудники ближайшего районного отдела полиции посетуют на то, что заявления принимают «только по понедельникам», заверят в бесперспективности его подачи, а напоследок дадут «дружеский совет» разбираться с семейными проблемами самостоятельно и не выносить сор из избы.

Именно в таком ракурсе следует читать пояснительную записку Верховного Суда РФ к законопроекту, в которой сказано, что в суды не попадут дела, «по которым отсутствует предварительное подтверждение наличия события и состава соответствующего преступления».

Ведь, по сути, именно эта позиция в случае принятия законопроекта будет транслироваться сотрудниками полиции в момент обращения с заявлением и в ходе последующего расследования дела.

При этом неформальных обстоятельств к тому, чтобы его прекратить в связи с отсутствием события или состава преступления, для правоохранителей, исходя из сложившейся практики, всегда будет достаточно.

Символичным является также сам факт исключения государством возможности отказа жертвы от обвинения и примирения с агрессором. Для разработчиков законопроекта эти изменения органично сочетаются с отсутствием каких-либо охранных мер в отношении пострадавшей стороны.

 В большинстве случаев на практике это означает, что уголовное преследование по заявлению будет продолжаться, но жертва, не имея физической возможности дистанцироваться от агрессора, продолжит проживать с ним под одной крышей, оставаться вовлеченной в бытовую среду и общие социальные связи. 

Вышеуказанные обстоятельства прямо указывают на то, что инициатива Верховного Суда РФ в действительности направлена на снижение уровня доступности правосудия для жертв домашнего насилия и создает риск непреодолимой волокиты по уголовным делам данной категории.

В настоящий момент активная работа адвокатов жертвы позволяет осуществлять эффективный сбор доказательств и добиваться вынесения приговора без необходимости иметь дело с «полицейским усмотрением».

 В случае одобрения законопроекта пострадавшая сторона будет вынуждена пройти через все бюрократические препятствия на уровне отдела полиции в районе своего проживания взамен текущему порядку безусловного принятия рассмотрения таких заявлений судом. 

К тому же, если бы Верховный Суд имел серьёзные намерения по защите интересов потерпевших от домашнего насилия, то его внимание было бы сфокусировано на системе защитных мер и ограждения уязвимой категории от нежелательных контактов с обидчиком в период расследования.

Очевидно, что это потребовало бы системных законодательных изменений в сфере защиты потерпевших от преступлений в целом и внутренней перестройки работы силовых ведомств, и, наверное самого главного – переворота в правосознании на уровне конкретного сотрудника полиции районного отдела.

Как мне видится, в этом случае чиновникам из Верховного Суда не удалось бы внести законопроект на рассмотрение со штампом «не повлечет дополнительных расходов из средств федерального бюджета».

Частное обвинение уходит в прошлое… и это хорошо

Верховный суд России внёс в Государственную думу законопроект, который наконец-то упраздняет частное обвинение. Судя по практике отечественного законотворчества последних лет, на данный момент нет никаких оснований подозревать, что законопроект будет отвергнут. Поэтому давайте обсудим недостатки частного обвинения и порадуемся заранее.

Что такое частное обвинение и что с ним не так?

Частное обвинение предполагает необходимость гражданину самостоятельно привлекать к уголовной ответственности обидчика в случае, если ему нанесли побои, причинили легкий вред здоровью или оклеветали.

Это часть 1 статьи 115, статья 116.1 и часть 1 ст. 128.1 УК РФ. После принятия заявления судьей заявитель получает статус частного обвинителя, его оппонент становится обвиняемым.

Прокурор (государственный обвинитель) в таких делах не участвует.

https://www.youtube.com/watch?v=n1PRlDSLODg\u0026pp=YAHIAQE%3D

Первоначально такие заявления попадают в полицию. Там собирают материал: опрашивают потерпевшего и потенциального обвиняемого, очевидцев, устанавливают вред здоровью.

Если вреда здоровью нет или он лёгкий, с пострадавшего отбирают короткое заявление в стиле «прошу привлечь к ответственности».

После этого, зачастую не с первого раза, через несколько «отказников» и отмен, материал попадает к мировому судье, который… возвращает его обратно. «После долгой и продолжительной болезни, не приходя в сознание…»

Ненужные противоречия и трудности начинаются уже на этом этапе

Частному обвинению посвящена отдельная глава УПК: Глава 41 «Производство по делам, подсудным мировому судье». При этом ст. 116.

1 УК РФ по неведомому усмотрению законодателя выведена из подсудности мирового судьи, а соответственно, эти дела рассматриваются районными судами. Задумайтесь: более тяжкое преступление (часть 1 ст. 115 УК РФ) подсудно мировому судье, а менее тяжкое (статья 116.

1) — районному суду. Это настолько абсурдно, что данный нюанс подсудности оказывается сюрпризом и для сотрудников полиции, и даже для судей.

Как итог — дополнительные потери времени. Мировой судья возвращает материалы в полицию или заявителю со ссылкой на нарушение подсудности, материал (заявление) отправляются уже в районный суд. А там судьи тоже не горят желанием взваливать на себя дополнительную нагрузку, и продолжают возвращать заявление «для устранения недостатков».

Почему так? Что за процессуальный футбол?

Проблема в том, что к заявлениям частных обвинителей предъявляются фактически те же требования, что и к обвинениям, которые составляются профессиональными сотрудниками правоохранительных органов.

Можно ли ждать от пенсионера или забитой женщины, что они освоят канцелярско-чиновничий язык и сумеют растянуть фразу «меня избили, помогите» на один-два листа формата А4? Конечно же, нет. Составить такое заявление, чтобы оно было принято с первого раза, без посторонней помощи невозможно.

Раз возврат, два возврат, три возврат — у жертвы опускаются руки, больше заявление к судье не поступает, домашний тиран остаётся безнаказанным. 

А ведь к таким делам относятся классические статьи из сферы домашнего насилия: побои, причинение лёгкого вреда здоровью. Около десяти лет назад выезжал на криминальный труп — мужчина убил своего отца.

В вещах убитого нашлись несколько подобных заявлений: старик просил привлечь сына к ответственности за избиения, но мировой судья раз за разом возвращал заявления по формальным основаниям.

По букве закона судья был прав, а по сути? В итоге выяснилось, что сын страдал психическим расстройством и вовсе не подлежал уголовной ответственности. Можно же было выяснить это раньше, отправить сына лечиться и оставить старика в живых?

С потерпевшими более или менее понятно. удобно ли частное обвинение для защиты?

Здесь свои проблемы. В порядке частного обвинения дело возбуждается у мирового судьи (в районном суде). Стадия предварительного расследования пропускается. Поэтому сторона защиты лишена возможности использовать важные инструменты для обоснования своей позиции.

Например, на практике невозможно «уговорить» мирового судью провести следственный эксперимент для опровержения показаний частного обвинителя или свидетеля обвинения. Не проводятся также осмотр места происшествия (разве что сотрудниками полиции, а качество их осмотров известно), проверка показаний на месте, очная ставка.

Это существенно ограничивает возможности защиты.

Что изменится теперь?

Частное обвинение упраздняется. Теперь по всем таким делам будет проводиться дознание с направлением уголовного дела в суд через прокурора. Возбуждать уголовные дела будут только по заявлению потерпевших, но прекращение в связи с примирением обвиняемого и потерпевшего будет происходить на общих основаниях. 

Каких ещё изменений следует ожидать?

8 апреля 2021 года Конституционный суд РФ рассмотрел жалобу на несоответствие Конституции России ст. 116.1 УК РФ. Претензии заявительницы касались противоречия, заложенного в формулировку этой статьи.

Уголовная ответственность по статье 116.1 УК РФ наступает в случае, если побои причиняет лицо, ранее подвергнутое административному наказанию за то же деяние. Иными словами, первый раз лицо привлекается к административной ответственности, а если в течение года после этого избивает кого-то (не обязательно того же потерпевшего) повторно, оно подлежит уголовной ответственности. 

В случае заявительницы, обратившейся в Конституционный суд, ей причинил побои человек, ранее судимый по статье 116.1 УК РФ.

А вот с момента привлечения этого человека к административной ответственности прошло более одного года, что при современной редакции статьи 116.1 исключает уголовную ответственность. Потерпевшая сочла такое положение дел ущемляющим её права.

Конституционный суд согласился и предписал законодателю внести изменения. До внесения изменений сохраняет силу действующая редакция статьи.