Инструкции

Взыскание стоимости утраченной вещи 2023

Алина Михалёва

Взыскание стоимости утраченной вещи 2023

Экономколлегия Верховного суда решила, что камчатская компания не может взыскать с Минобороны РФ 16 млн руб. недополученного дохода от реализации плавдока, затонувшего во время шторма у войсковой части по вине ее должностных лиц. А все из-за того, что она уже получила 720 000 руб. реального ущерба за это же нарушение, считает «тройка».

Экономическая коллегия Верховного суда объяснила, почему камчатская «Паланская промышленно-транспортная компания» (ППТК) не может претендовать на 16 млн руб. упущенной выгоды за утрату должностными лицами Минобороны плавучего дока, приобретенного компанией для сдачи в металлолом.

Все началось 8 октября 2009 года, когда ФГУП «Государственное предприятие по реализации военного имущества» продало ППТК за 720 092 руб. на открытых торгах неразделанный лом от док «ТПД-43».

Это плавсредство было исключено из состава флота и передано на слом еще в 1992 году.

ППТК решила сдать купленный док на металлолом и 15 мая 2011 года договорилась с ООО «Аквамет+», что последнее окажет ей услуги по подъему со дна и буксировке плавсредства к пункту разделки за 8 млн руб.

Фото с сайта www.youtube.com

А 7 июня этого же года также заключила договор поставки с ООО «Омега», в соответствии с которым обязалась поставить последнему лом за 17,1 млн руб. Срок поставки был определен с 10 по 22 июня 2011-го, а в случае его нарушения ППТК должна была уплатить штрафную неустойку из расчета 0,1 % от общей стоимости товара за каждый день просрочки.

Однако надежды компании не оправдались.

Оказалось, что в доке находится опытный глубоководный аппарат «Поиск-6», в отношении которого не решен вопрос о снятии грифа секретности, а значит, до этого момента разделка на металлолом невозможна.

И в результате 23 июня 2011 года спорное имущество было отбуксировано компанией «Аквамет+» за счет средств ППТК на стоянку к пирсу у воинской части и было передано на ответственное хранение командиру.

Быстро решить вопрос с грифом секретности не получилось, а в феврале 2012 года док и вовсе затонул во время шторма у пирса войсковой части. И, как установили специалисты, поднимать его со дна уже не имеет смыла: финансовые затраты будут слишком большими.

Тогда в октябре 2012 года ППТК пошла в суд взыскивать с Минобороны РФ 28,8 млн руб. убытков от утраты спорного имущества, ссылаясь на то, что должностные лица войсковой части не обеспечили его надлежащее хранение (№ А24-4294/2012). Однако суды снизили эту сумму до 720 092 руб. – изначальной стоимости спорного имущества по договору с госпредприятием.

ППТК обратилась в Арбитражный суд Камчатского края еще с одним иском к министерству, в рамках которого требовала заплатить ей 39,1 млн руб. (№ А24-2619/2014). В эту сумму вошли затраты на подъем и буксировку дока до войсковой части (7 млн руб.); упущенная выгода в виде неполученного дохода от реализации дока (16,4 млн руб.

– разница между планируемым доходом от реализации металлолома по договору поставки с «Омега» в размере 17,1 млн руб. и расходов по приобретению плавсредства у госпредприятия в размере 720 092 руб.); а также расходы по уплате неустойки по этому же договору поставки за период с 23 июня 2011 года по 30 апреля 2014-го (15,6 млн руб.

).

В результате все три инстанции решили взыскать с Минобороны в пользу ППТК всего 23,4 млн руб. В первую очередь компания, по их мнению, заслуживает всей суммы упущенной выгоды, так как затопление плавсредства произошло по вине должностных лиц войсковой части, а также 7 млн руб. неустойки.

А вот остальную часть неустойки и 7 млн руб. затрат на подъем дока со дна министерство платить не должно, решили суды. Первую сумму – потому что компания, узнав о затоплении, не предприняла достаточных мер к прекращению обязательств по договору поставки с «Омега». А вторую – так как эти расходы вообще не касаются противоправных действий Минобороны.

«Длинную цепочку отношений суды стали исследовать с конца, не дав всесторонней оценки начальному этапу – заключению на открытых торгах договора купли-продажи имущества», комментирует партнер юрфирмы «Инфралекс» Артем Кукин. По его мнению, оценить надо было именно обстоятельства продажи имущества.

Имущество, продаваемое на открытых торгах, предполагает его юридическую «очистку» и отсутствие каких-либо обременений, – рассказывает Кукин.

– То, что было продано имущество, включающее секретный объект, является нарушением порядка реализации военного имущества, поэтому суды должны были рассмотреть вопрос об ответственности Минобороны именно за это нарушение.

Одно нарушение – одни убытки

Спором решила заняться экономическая коллегия Верховного суда. Там представитель Минобороны настаивал на том, что в соответствии с ч. 2 ст. 902 ГК РФ хранитель возмещает утрату вещей в размере их стоимости, а это министерство уже сделало в рамках предыдущего спора № А24-4294/2012, заплатив ППТК 720 092 руб.

А от обязанности компенсировать 16,4 млн руб. упущенной выгоды в виде недополученного дохода от реализации дока суд должен министерство освободить, уверял экономколлегию юрист Минобороны.

Мотивировал он это тем, что на момент заключения договора поставки ППТК с «Омега» реальную стоимость плавсредства нельзя было установить: договор был заключен 7 июня 2011 года, а первоначальная буксировка дока была чуть позже – 23 июня.

И вообще, настаивал он, вины войсковой части в затоплении судна нет, а всему причина – форс-мажорные обстоятельства.

В итоге тройка ВС (Ольга Козлова, Денис Капкаев и Галина Кирейкова) решила все акты нижестоящих инстанций в части взыскания с Минобороны 23,4 млн руб. убытков отменить и в требованиях ППТК отказать (подробнее>>). Свои мотивы она объяснила в опубликованном на прошлой неделе определении.

Предъявив ранее иск (дело № А24-4294/2012) о взыскании убытков, размер которых, как и в настоящем деле, определяется стоимостью утраченного предмета купли-продажи, общество реализовало свое право на их возмещение и получило судебную защиту своего нарушенного права вследствие неправомерных действий должностных лиц министерства по передаче имущества», – говорится в определении ВС. А значит, право на взыскание заявленных в этом деле убытков, возникших вследствие того же нарушения («незаконных действий должностных лиц министерства по передаче имущества по договору купли-продажи от 2009 года, не обеспечивших его надлежащее хранение»), отсутствует, подытожила «тройка».

Такая формулировка создает правовую коллизию, комментирует Екатерина Кузнецова, юрист юридической фирмы «Интеллектуальный капитал». По мнению экономколлегии, в соответствии со ст.

902 ГК РФ об ответственности хранителя по договору безвозмездного хранения при утрате вещи взысканию подлежат лишь убытки в виде стоимости вещи, а упущенная выгода – нет, говорит она. В то же время п.

3 данной статьи указывает на возможность отказа от вещи при ее повреждении, а также взыскания ее стоимости и других убытков. «Таким образом, из логического и системного толкования ст.

902 ГК РФ следует, что при утрате вещи взысканию подлежит не только стоимость вещи, но и «другие убытки», к которым, в свою очередь, относится упущенная выгода, – рассуждает Кузнецова. – Экономическая коллегия предпочла буквальный подход и по сути создала правовую коллизию: при повреждении вещи от нее можно отказаться и взыскать стоимость и другие убытки, а при утрате – только стоимость».

Исходя из текста определения можно сделать вывод, что предмет и основания первоначальных и новых исковых требований совпадают, – отмечает управляющий партнер юридической фирмы «Прайм лигал» Арик Шабанов. – Однако ППТК заявлено требование, совпадающее по основаниям с первоначальным, но с различным предметом [в первом случае – это реальный ущерб; во втором – упущенная выгода].

Что касается размера требований, то, на взгляд Шабанова, у судов не было оснований предполагать, что указанная в договоре поставки сумма не может рассматриваться как упущенная выгода. Суд должен исходить именно из этой суммы, поскольку в силу ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданского процесса предполагается, – поясняет он.

Материал с сайта pravo.ru

опубликовано: 22.10.2015

Взыскание стоимости утраченного груза с перевозчика исковое заявление

Перевозка товаров является неотъемлемым атрибутом взаимоотношений не только между субъектами бизнеса. К ней прибегают и люди, покупая мебель, бытовую технику или другие крупногабаритные вещи. Однако в процессе транспортировки бывает так, что ценности теряются. И тогда на повестке дня возникает взыскание стоимости утраченного груза.

Как вернуть стоимость утраченного груза

При потере ценностей во время их доставки необходимо действовать следующим образом. Во-первых, если возместить недостачу хочет отправитель, то следует проверить количество товара во время его передачи перевозчику. Ведь часто бывает так, что по ошибке в накладных или иных товаросопроводительных документах указывается иное количество ценностей по сравнению с тем, которое планировалось.

Если же на возврате стоимости утраченного груза настаивает его получатель, то следует запросить у отправителя все документы, подтверждающие отправку. С помощью них можно объективно апеллировать к перевозчику. Кроме того, вместе с перевозчиком следует составить письменный акт о недостаче.

https://www.youtube.com/watch?v=6kH7VidrRsI\u0026pp=ygVI0JLQt9GL0YHQutCw0L3QuNC1INGB0YLQvtC40LzQvtGB0YLQuCDRg9GC0YDQsNGH0LXQvdC90L7QuSDQstC10YnQuCAyMDIz

После того, как отправка груза в нужном количестве документально подтверждена, в адрес перевозчика следует предъявить претензию о возмещении стоимости потерянного товара. Это обязательное требование законодательства, которое обойти не удастся. В случае, когда претензия не будет удовлетворена, либо перевозчик оставит ее без внимания, потребуется возврат стоимости груза в суде.

Возврат стоимости груза в судебном порядке

Если перевозчик отказался выполнить требования, изложенные в претензии, либо медлит с ответом на нее больше месяца, то отправитель или получатель товара вправе предъявить иск о взыскании стоимости утраченного груза.

Он предъявляется в суд по месту нахождения перевозчика. При этом не следует забывать и о том, что иск о взыскании стоимости утраченного груза может быть предъявлен не позднее одного года с момента обнаружения недостачи.

Читайте также:  Изменение вида разрешенного использования садоводство для строительства дома 2023

Рекомендуем!  Штраф за просрочку доставки груза

Инициатором обращения в суд может выступать как отправитель, так и получатель груза. При этом госпошлина уплачивается в следующем порядке.

Если к адресату не пришел весь товар, то она рассчитывается исходя из его стоимости. Когда количество груза не соответствует заявленному в документах, то платеж при предъявлении иска определяется размером недостачи.

В любом случае судебные издержки обязан будет в дальнейшем компенсировать перевозчик.

Иск о взыскании стоимости утраченного груза

Помимо возмещения причиненного ущерба, взыскание стоимости утраченного груза предполагает и получение назад платы за его доставку. Это правило действует в том случае, когда по условиям договора межу покупателем и продавцом доставка не входит в цену товара.

Исковое заявление о взыскании стоимости утраченного груза в размере объявленной ценности по своей структуре не отличается от исков по другим категориям споров. Точно также, в нем указываются суд, стороны и цена иска.

После этого следует описание взаимоотношений между сторонами сделки, а также с перевозчиком. Далее должны быть указаны документы, подтверждающие недостачу, и ее сумма.

К самому иску прилагаются документы на товар, а также доказательства факта утраты груза.

Иногда бывает так, что в товаросопроводительных документах цена на товар может быть не указана. В этом случае за основу можно взять рыночную конъюнктуру по аналогичному товару, существующую на день предъявления иска.

При страховании груза возмещение убытков ложится на плечи страховой компании. В последующем она будет вправе взыскать их сумму с виновника недостачи.

Утрата груза перевозчиком, 6 рекомендаций как вернуть деньги за груз

Большинство представителей бизнеса доставляют товар покупателю или получают его для себя с помощью услуг автомобильного транспорта. Однако часто в силу разных причин происходит утрата груза. Она причиняет убытки, как грузоотправителю, так и его получателю.

Если уж такая ситуация произошла, то следует заручиться квалифицированной юридической поддержкой.

Поэтому в данной статье мы расскажем об ответственности перевозчика за пропажу груза и как правильно оформить недостачу при приемке. А также вы получите полезные рекомендации о том, как действовать, чтобы вернуть деньги за продукцию.

Потеря груза и утеря при транспортировке перевозчиком: правовые основы

Обратимся к нормам законодательства. В частности, это ГК РФ, а именно его положения в части перевозки. Также для некоторых видов транспорта (автомобильного, железнодорожного, воздушного) существуют свои уставы. Они устанавливают виды ответственности для экспедитора, включая и штрафные санкции.

Однако, если дело касается международных перевозок, то полезно изучить и договора, заключённые РФ с соответствующими странами.

Следует также использовать и материалы судебной практики. Особенно это касается решений Верховного Суда РФ. Они являются негласными прецедентами для нижестоящих инстанций.

За сохранность груза по законодательству отвечает перевозчик или экспедитор. Именно с них осуществляется возврат стоимости груза в суде. При этой процедуре следует ориентироваться и в нормах процессуального законодательства.

Ответственность перевозчика за утрату, утерю, хищение и повреждение груза

Статья 796 ГК РФ определяет презумпцию ответственности перевозчика за потерю груза.

Повреждение груза в результате ДТП, кто несет ответственность

В случае с дорожной аварией на территории РФ отвечать за повреждение груза придется перевозчику вне зависимости от наличия у него вины в ДТП. Если водитель автомобиля не виноват в инциденте, то перевозчик получает право на регрессные требования к виновнику.

Если груз был похищен

Кражи имущества в пути сегодня обычное дело. И если такое произошло с вверенным грузом, отвечать перед его получателем все равно перевозчику. При этом транспортной компании необходимо не откладывая написать заявление о случившемся в правоохранительные органы.

Когда перевозчик не несет ответственность

Избежать санкций перевозчику удастся только в том случае, если он в суде убедительно докажет, что утрата груза стала следствием обстоятельств непреодолимой силы (форс– мажора).

Оформление утраты и недостачи груза грузополучателем

Чтобы взыскать ущерб, причинённый потерей груза, важно правильно составить акт о недостаче груза.

Первым из них является акт утраты или недостачи груза при перевозке.Он составляется с участием уполномоченных представителей перевозчика и грузополучателя.

Акт составляется в тот же день, когда прибыл груз. В виде исключения допускается оформить документ на следующие сутки.

Бывает так, что водитель перевозчика или иной его представитель не захочет поставить свою подпись под актом. В таком случае получатель оформляет его в одностороннем порядке с обязательным извещением об это представителей транспортной компании.

Часто груз нельзя посчитать в единицах (например, это касается сыпучих продуктов). В этом случае определяется недостача груза по массе. Для этого предусмотрены специальные процедуры взвешивания.

Если имела место недостача груза по количеству, то в акте указывается количество недостающих единиц, ящиков, упаковок и так далее. Чтобы было понятно, как выглядит документ, мы предлагаем здесь скачать образец акта о недостаче груза при перевозке.  

Куда обращаться, если груз был застрахован

Часто перемещаемое имущество страхуется. Поэтому возникает закономерный вопрос, что делать, если произошла утеря застрахованного груза. В этом случае следует обращаться к страховой компании, которая выдала полис.

К заявлению следует приложить все документы, составленные по недостаче. В дальнейшем страховщик взыщет все издержки с перевозчика или иного виновника утери груза.

Как получить деньги за утраченный груз: пишем претензию и обращаемся в суд

Снова вернёмся к ГК РФ. В нём указано о том, что перед тем, как придёт время обращения в суд, должно осуществиться досудебное урегулирование спора. Оно заключается в предъявлении претензии перевозчику.

С этим затягивать не стоит, поскольку исковая давность по грузоперевозкам составляет только один год с момента выявления соответствующего факта. Кроме того, стоит сделать также поправку и на месячный срок, в рамках которого рассматривается претензия к перевозчику за утрату груза.

Требования к перевозчику о возмещении груза

Они могут заключаться как в предоставлении такого же имущества, так и о возмещении его стоимости. Важно при этом сослаться на все документы.

Если же утрата груза дополнительно причинила его получателю материальный ущерб, то в претензии можно заявить и об этом. Но следует в любом случае обосновать факт недостачи.

Чтобы получить более полное представление о том, как выглядит претензия о возмещении стоимости украденного груза, мы предлагаем бесплатно скачать примерный образец обращения к перевозчику. В него, естественно, каждый пострадавший получатель груза может внести собственные коррективы.

Возврат стоимости груза в судебном порядке

Это происходит посредством подачи иска в арбитражный суд. Если говорить о спорах по перевозке, то здесь действует исключительная подсудность. Она предполагает, что иск предъявляется всегда по месту расположения перевозчика.

В нём описываются обстоятельства, при которых была обнаружена утеря груза. Дальше следует ссылка на документы, обосновывающие не только факт утраты имущества, но и величину нанесённого ущерба.

  • Нужно также описать и сведения о до арбитражном урегулировании существующего конфликта.
  • К иску должны быть приложены и необходимые документы.
  • Вот их основной список:
  1. Копия договора перевозки (его можно получить у отправителя)
  2. Товаро сопроводительные документы на груз
  3. Акт об утере имущества
  4. Копия претензии перевозчику и ответа на неё

Не нужно также забыть и о госпошлине. Она уплачивается в процентах от общей величины заявленных требований.

Чтобы понимать, как должно выглядеть исковое заявление о взыскании стоимости потерянного груза, мы предлагаем скачать его образец.

Как вернуть стоимость пропавшего груза при перевозке: 6 рекомендаций, которые нужно знать

Ниже мы предоставим порядок действий, которые необходимо совершить в том случае, когда необходимо возместить ущерб за потерянный груз.

Юридическая консультация

Это первый шаг, который нужно предпринять для восстановления своих прав. Юрист может дать как устные, так и письменные советы.

В частности, специалист отдельный акцент сделает на том, когда подтвердился факт пропажи груза. Так, по законодательству продукция считается утраченной по истечении 30 дней от планируемой даты его передачи получателю. Данные правила действуют при заключении договора экспедиции груза в том числе и на железной дороге.

Кроме того, юрист изучит документы, которые уже были составлены ранее. На основе полученной информации специалист подскажет, как правильно действовать клиенту.

Претензионный порядок

Пред тем, как будет подан иск о взыскании стоимости утраченного груза, к перевозчику необходимо обратиться с претензией. Ее предъявление обусловлено как требованиями ГК РФ, так и нормами процессуального законодательства по арбитражному судопроизводству.

Начать судебный процесс можно будет в том случае, если перевозчик не предоставил ответ на претензию в установленный срок или же отклонил требования, содержащиеся в ней.

Обращение с иском в суд

Он подаётся в арбитраж по месту нахождения перевозчика. В нём следует указать все сведения о договоре перевозки, обстоятельства утраты груза и их документальное подтверждение.

Также стоит привести и обоснованный расчёт ущерба. Чем больше будет приложено к заявлению документов, тем выше вероятность выиграть спор с транспортной компанией.

Получение исполнительного листа

Он выдаётся со вступлением в силу решения арбитражного суда. Это происходит в двух случаях: с истечением срока на подачу апелляции или же по итогам её рассмотрения. В любом случае за исполнительным листом следует обращаться в арбитражный орган по первой инстанции.

Обращение в банк

Перед тем, как начинать исполнительное производство, стоит попытаться решить вопрос через банк, обслуживающий перевозчика. Туда следует подать заявление о списании средств с его счета, приложив к нему оригинал исполнительного листа.

И если у транспортной фирмы будут на счетах средства, то они будут переведены на счёт истца (пострадавшей стороны). В противном случае исполнительный лист будет передан взыскателю назад.

Исполнительное производство

Если вариант с банком не привел к положительному результату, то возмещение стоимости украденного груза придется осуществлять с помощью судебных приставов.

Для этого готовится отдельное заявление о начале исполнительного производства. Оно подаётся в орган ФССП по месту нахождения перевозчика.

Читайте также:  Можно ли поменять телевизор после окончания гарантии 2023

Далее полезно курировать работу приставов и оказывать им посильное содействие при исполнении судебного решения.

Почему нужно обратиться к юристам

Это следует сделать по нескольким причинам.

Юрист по грузоперевозкам, после изучения всех документов может правильно применить нормы законодательства в досудебном разбирательстве с транспортной компанией и слушании дела в суде.

Изучив детально ситуацию, возьмёт на вооружение материалы судебной практики. Согласитесь, что знание прецедентов может сыграть не последнюю роль в споре с транспортной компанией и другими перевозчиками.

Кроме того, специалист поможет составить все необходимые документы, которые зафиксируют утрату груза. Ведь от правильности их оформления зависит итоговый результат спора.

Также, юрист сможет построить правильную тактику судебного процесса и доказать в ходе него правоту своего клиента. Бывает и так, что специалист должен вступить в уже существующий процесс. Тогда он предварительно ознакомится с делом и сформирует собственную позицию в пользу клиента.

При необходимости юрист по спору с перевозчиком подготовит апелляционную или кассационную жалобу. Если же обжаловать решение намерен перевозчик, то юрист подготовит обоснованные возражения.

Олег Владимирович Росляков, источник yur-usl.ru.

Обязательно поделитесь с друзьями!

Если реальный ущерб за утрату вещи взыскан, можно ли добиться упущенной выгоды?

Экономколлегия Верховного суда решила, что камчатская компания не может взыскать с Минобороны РФ 16 млн руб. недополученного дохода от реализации плавдока, затонувшего во время шторма у войсковой части по вине ее должностных лиц. А все из-за того, что она уже получила 720 000 руб. реального ущерба за это же нарушение, считает «тройка».

Экономическая коллегия Верховного суда объяснила, почему камчатская «Паланская промышленно-транспортная компания» (ППТК) не может претендовать на 16 млн руб. упущенной выгоды за утрату должностными лицами Минобороны плавучего дока, приобретенного компанией для сдачи в металлолом.

Все началось 8 октября 2009 года, когда ФГУП «Государственное предприятие по реализации военного имущества» продало ППТК за 720 092 руб. на открытых торгах неразделанный лом от док «ТПД-43».

Это плавсредство было исключено из состава флота и передано на слом еще в 1992 году.

ППТК решила сдать купленный док на металлолом и 15 мая 2011 года договорилась с ООО «Аквамет+», что последнее окажет ей услуги по подъему со дна и буксировке плавсредства к пункту разделки за 8 млн руб.

А 7 июня этого же года также заключила договор поставки с ООО «Омега», в соответствии с которым обязалась поставить последнему лом за 17,1 млн руб. Срок поставки был определен с 10 по 22 июня 2011-го, а в случае его нарушения ППТК должна была уплатить штрафную неустойку из расчета 0,1 % от общей стоимости товара за каждый день просрочки.

Однако надежды компании не оправдались. Оказалось, что в доке находится опытный глубоководный аппарат «Поиск-6», в отношении которого не решен вопрос о снятии грифа секретности, а значит, до этого момента разделка на металлолом невозможна.

И в результате 23 июня 2011 года спорное имущество было отбуксировано компанией «Аквамет+» за счет средств ППТК на стоянку к пирсу у воинской части и было передано на ответственное хранение командиру. Быстро решить вопрос с грифом секретности не получилось, а в феврале 2012 года док и вовсе затонул во время шторма у пирса войсковой части.

И, как установили специалисты, поднимать его со дна уже не имеет смыла: финансовые затраты будут слишком большими.

Тогда в октябре 2012 года ППТК пошла в суд взыскивать с Минобороны РФ 28,8 млн руб. убытков от утраты спорного имущества, ссылаясь на то, что должностные лица войсковой части не обеспечили его надлежащее хранение (№А24-4294/2012). Однако суды снизили эту сумму до 720 092 руб.

– изначальной стоимости спорного имущества по договору с госпредприятием. ППТК обратилась в Арбитражный суд Камчатского края еще с одним иском к министерству, в рамках которого требовала заплатить ей 39,1 млн руб. (№ А24-2619/2014). В эту сумму вошли затраты на подъем и буксировку дока до войсковой части (7 млн руб.

); упущенная выгода в виде неполученного дохода от реализации дока (16,4 млн руб. – разница между планируемым доходом от реализации металлолома по договору поставки с «Омега» в размере 17,1 млн руб. и расходов по приобретению плавсредства у госпредприятия в размере 720 092 руб.

); а также расходы по уплате неустойки по этому же договору поставки за период с 23 июня 2011 года по 30 апреля 2014-го (15,6 млн руб.).

В результате все три инстанции решили взыскать с Минобороны в пользу ППТК всего 23,4 млн руб. В первую очередь компания, по их мнению, заслуживает всей суммы упущенной выгоды, так как затопление плавсредства произошло по вине должностных лиц войсковой части, а также 7 млн руб. неустойки.

А вот остальную часть неустойки и 7 млн руб. затрат на подъем дока со дна министерство платить не должно, решили суды. Первую сумму – потому что компания, узнав о затоплении, не предприняла достаточных мер к прекращению обязательств по договору поставки с «Омега».

А вторую – так как эти расходы вообще не касаются противоправных действий Минобороны

Такая формулировка создает правовую коллизию, комментирует Екатерина Кузнецова, юрист юридической фирмы «Интеллектуальный капитал». По мнению экономколлегии, в соответствии со ст.

902 ГК РФ об ответственности хранителя по договору безвозмездного хранения при утрате вещи взысканию подлежат лишь убытки в виде стоимости вещи, а упущенная выгода – нет, говорит она. В то же время п.

3 данной статьи указывает на возможность отказа от вещи при ее повреждении, а также взыскания ее стоимости и других убытков. «Таким образом, из логического и системного толкования ст.

902 ГК РФ следует, что при утрате вещи взысканию подлежит не только стоимость вещи, но и «другие убытки», к которым, в свою очередь, относится упущенная выгода, – рассуждает Кузнецова. – Экономическая коллегия предпочла буквальный подход и по сути создала правовую коллизию: при повреждении вещи от нее можно отказаться и взыскать стоимость и другие убытки, а при утрате – только стоимость».

Читать полностью

Как возместить потери при отсутствии нарушений договора?

21 июл 2020

Обратите внимание, материал старше 2-х лет. Актуальность выводов уточняйте у автора

Федеральный закон № 42-ФЗ от 08.02.2015 г. внес изменения в Гражданский кодекс РФ. Благодаря им появилась статья 406.1, посвященная возмещению потерь, возникших в случае наступления согласованных в договоре обстоятельств. Как законодательство регулирует этот вопрос и что говорит судебная практика? Разберем эти вопросы подробнее.  Статья 406.1 ГК РФ предусматривает, что предприниматели при заключении договора могут предусмотреть обязанность одной стороны возместить имущественные потери другой стороны, если они возникли в случае наступления прописанных в нем обстоятельств, если эти  обстоятельства не связаны с нарушениями исполнителя. Среди них, например, потери, вызванные невозможностью исполнения обязательства, предъявление требований третьими лицами или органами государственной власти к стороне или к третьему лицу, указанному в соглашении, и т.п. 

Эта конструкция в Гражданском Кодексе схожа с той, что именуется в английском праве indemnity. Она подразумевает обязательство возместить определенному лицу его потери, возникшие в результате заранее оговоренного события. Такая ситуация широко распространена в страховании и по своей сути сводится к перераспределению рисков сторон. 

Каким же критериям должно соответствовать заключаемое соглашение о возмещении потерь?

1. Стороны — заключить подобное соглашение могут юридические лица и индивидуальные предприниматели. Пункт 5 статьи 406.1 говорит о возможности включения условия о возмещении потерь в корпоративный договор, договор об отчуждении акций или долей в уставном капитале хозяйственного общества, стороной которого является физическое лицо.

То есть в таком случае соглашение распространяется на лиц, формально не обладающих статусом субъекта предпринимательской деятельности, но фактически осуществляющих её.  2. Наличие основного обязательства – например, договора поставки. Статья 406.

1 ГК РФ позволяет сторонам достигнуть соглашения о том, что одна из сторон понесет ответственность за убытки, возникшие у другой стороны, если они связаны с исполнением, изменением, прекращением обязательства, но не вытекающие из его нарушения. Именно в этом и проявляется перераспределение риска, поскольку по общему правилу эти убытки лежат на лице, которое их понесло.

  Выгода подобного соглашения заключается в следующем: сторона договора, принимая на себя вероятные риски, с которыми может столкнуться контрагент, тем самым побуждает его заключить основной договор. 

Анализируемая нами статья прямо закрепляет, что предусмотренные соглашением потери возмещаются независимо от признания договора незаключенным или недействительным, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Отмечу, что довольно часто соглашение о возмещении потерь по ст. 406.1 ГК РФ включается в текст договоров об осуществлении операций с использованием банковских карт (услуги эквайринга)  (например, Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.11.2019 N 13АП-29495/2019 по делу N А56-34139/2019). 

Вс запретил взыскивать цену брендовых вещей с продавца контрафакта — новости право.ру

В 2018 году сотрудники отдела МВД при осмотре пятигорского магазина «Океан подарков» выявили, что предпринимательница Ольга Прудникова продавала солнцезащитные очки с эмблемами брендов Dior и Chanel. Всего у нее нашли шесть товаров якобы известных французских компаний.

В итоге по иску властей АС Ставропольского края привлек ее к административной ответственности по ст. 14.10 КоАП («Незаконное использование средств индивидуализации товаров»). Прудниковой вынесли предупреждение, а заодно ее обязали передать аксессуары в местный отдел МВД, чтобы там их уничтожили.

Она попыталась обжаловать это решение в апелляции, но безуспешно (дело № А63-3402/2019).

Must-read Плюсы и минусы ноу-хау: когда выгодно вводить секрет производства

В 2021-м Christian Dior Couture S.A. и Chanel SARL захотели взыскать с Прудниковой упущенную выгоду — убытки, которые они понесли, когда предприниматель торговала подделками. Они отметили, что ответчик использовала товарные знаки модных домов без их согласия. Организации требовали взыскать с женщины 125 500 руб.: 75 500 руб. в пользу Dior и 50 000 руб. — Chanel.

При расчетах компании учитывали стоимость оригинальных очков на момент изъятия контрафакта. Подобный оригинальный товар Chanel стоил 25 000 руб. за штуку, а у Прудниковой обнаружили две подделки. Цена аксессуара в Dior — 18 875 руб., среди контрафакта было четыре единицы.

Читайте также:  Перевод работника на другую работу 2023

Истцы отметили: поскольку часть потребителей покупала товары у ИП, упал спрос на оригинальный товар, а репутации брендов нанесли ущерб.

https://www.youtube.com/watch?v=6kH7VidrRsI\u0026pp=YAHIAQE%3D

Прудникова возражала, что компании не направляли ей претензии. Еще она просила снизить выплату до 10 000 руб., в том числе из-за низкой стоимости контрафакта (цена поддельных очков в актах не указана. — Прим. ред.). 

Взыскать ущерб за контрафакт

Три инстанции удовлетворили иск компаний (дело № А63-6499/2021). Суды указали, что истцы посчитали убытки по принципу, когда одна единица контрафактной продукции вытесняет с рынка единицу оригинальной. И пришли к выводу: раз правообладатели несут убытки из-за снижения спроса, нужно взыскать с предпринимателя запрашиваемую сумму.

Прудникова обжаловала акты нижестоящих инстанций в Верховном суде. По ее мнению, взысканная сумма неразумна и несправедлива. Суды не учли, что контрафакт уничтожили. Еще она отметила: в деле не доказали связь между введением реплик в оборот и тем, что правообладатели не получили доход от продажи оригинальных очков. 

На заседании в экономколлегии юрист, защищавший французские бренды, возражал: уничтожение контрафакта не говорит о том, что нет убытков.

Он объяснил, что правообладатель продает свою продукцию предпринимателю, а конечного покупателя при таком раскладе в расчет не берут. Прудникова не заплатила за пользование чужими товарными знаками, и в этом заключается упущенная выгода.

Подробнее о том, как прошло заседание по делу, можно прочитать в репортаже «ВС разбирался, как считать убытки при продаже контрафакта».

Вне конкуренции

ВС отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Истец должен доказать, что нарушение ответчика — единственное препятствие, из-за которого он не получил упущенную выгоду, отметила экономколлегия. В этом деле компании указали, что предпринимательница продавала контрафактные очки с эмблемами их брендов.

Они не получили деньги, которые могли бы заработать, продав оригинальный товар. Суды не исследовали сходства и различия подделок и оригинала, чтобы определить, действительно ли покупатели думали, что приобретают оригинальные товары известных брендов.

То есть суды не проверили, мог ли правообладатель недополучить доход из-за того, что Прудникова продавала контрафакт. 

ВС не согласился с расчетом истцов, которые требовали возместить полную стоимость брендовых аксессуаров. Чтобы оценить упущенную выгоду правообладателя, судам следует рассчитать его неполученный доход, отметила СКЭС.

При этом важно учесть, что он не будет в прямой зависимости от того, сколько подделок продали. То есть этот неполученный доход нельзя высчитать, умножив количество проданных реплик на цену оригинального товара, объяснили судьи.

Ведь стороны не конкурируют на одном и том же рынке. 

«Нарушитель создает очевидно неоригинальные контрафактные товары престижных брендов и продает их совершенно иному классу потребителей, чем те, кто покупает подлинное изделие», — указала экономколлегия в определении.

Еще СКЭС отметила: даже со вступившим в силу актом по делу, где предпринимательнице вынесли предупреждение за административное нарушение, истцы обязаны доказать обстоятельства, из-за которых по закону можно взыскать упущенную выгоду.

Убытки vs компенсация

Правообладатель товарного знака за нарушение прав может требовать возместить убытки по ст. 1252 ГК о защите исключительных прав или выплатить ему компенсацию по ст. 1515 ГК об ответственности за незаконное использование товарного знака. Владислав Рябов, старший юрист практики интеллектуальной собственности Федеральный рейтинг.

группа Фармацевтика и здравоохранение группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Банкротство (споры mid market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) 13место По выручке 22-24место По количеству юристов 5место По выручке на юриста
, объясняет: разница между этими способами — в стандарте доказывания. Чтобы взыскать компенсацию, правообладатель обязан обосновать только сам факт нарушения. При этом он освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков, акцентирует внимание эксперт. Когда же возмещают убытки, правообладатель должен доказать не только, что его исключительные права нарушили, но и что ему причинили убытки, их размер, причинно-следственную связь между нарушением и убытками.

https://www.youtube.com/watch?v=6kH7VidrRsI\u0026t=31s

По подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК правообладатель товарного знака может требовать взыскать с нарушителя компенсацию в двойном размере стоимости введенных в оборот спорных продуктов. Это даже более серьезная мера ответственности, чем возмещение убытков, говорит Рябов.

В большинстве случаев правообладатели товарных знаков идут по более простому пути. Они требуют взыскать компенсацию вместо убытков. Если они знают количество спорных товаров, введенных нарушителем в оборот, то им просто выгоднее требовать взыскать с него компенсацию в двойном размере стоимости введенных в оборот товаров, чем требовать возместить убытки.

Владислав Рябов

Если бы истец потребовал взыскать компенсацию стоимости контрафактных очков, то те обстоятельства, на которые обратил внимание ВС — понес ли истец убытки и их размер, — не имели бы значения для установления размера компенсации, полагает Рябов. «На мой взгляд, ошибка истца в данном деле заключалась в выборе способа защиты: компенсация, очевидно, более эффективный механизм», — считает эксперт.

При этом, хотя выиграть такой спор реальнее, с финансовой точки зрения выбирать компенсацию вместо убытков, вероятно, менее выгодно.

Даже двойная стоимость проданной реплики, как правило, будет ниже стоимости одного продукта популярного бренда.

На заседании в ВС юрист компаний объяснил: они выбрали механизм возмещения убытков, так как опасались, что суд снизит размер запрашиваемой компенсации.

В практике есть примеры, где упущенную выгоду в подобных случаях рассчитывали через стоимость оригинальных товаров, говорит Эльвира Хасанова, адвокат Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Банкротство (споры mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Санкционное право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) Профайл компании
Например, в делах № А75-7224/2020, № А32-15898/2021. Среди истцов в этих делах есть правообладатель товарного знака Chanel. Эксперт обращает внимание на позицию судов: если бы не нарушали исключительные права на товарные знаки, правообладатели могли бы получить доход. ВС же в деле Прудниковой не согласился с тем, что упущенную выгоду рассчитали верно и справедливо.

ВС указывает: недостаточно формального довода, что одна единица контрафактной продукции вытесняет с рынка один оригинальный товар. Убытки необходимо обосновывать более детально, с учетом реальных рыночных условий продажи товаров. Это определение может поменять практику в сторону повышения стандарта доказывания для правообладателей.

Эльвира Хасанова

Похожая ситуация была в деле № А33-28129/2021, рассказывает Денис Кудрявцев, юрист Федеральный рейтинг. группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация)
Там правообладатель тоже требовал взыскать убытки.

Первая инстанция удовлетворила иск и пришла к выводу, что одна единица контрафактной продукции вытесняет с рынка одну единицу оригинальной продукции. Дело дошло до Суда по интеллектуальным правам. Он указал на неправильность вывода первой инстанции о таком вытеснении и вернули дело на новое рассмотрение.

На втором круге требование о возмещении убытков заменили на требование о выплате компенсации. В итоге иск снова удовлетворили. Сейчас дело находится в апелляции. «Правообладателям будет труднее защищаться через институт убытков.

Чаще станут использовать механизмы взыскания компенсации, которая альтернативна убыткам», — делится мнением Кудрявцев. 

Антон Банковский, партнер, глава практики интеллектуальной собственности Федеральный рейтинг.

группа Ритейл, FMCG, общественное питание группа Страховое право группа Финансовое/Банковское право группа АПК и сельское хозяйство группа Антимонопольное право (включая споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Санкционное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Цифровая экономика группа Экологическое право группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Частный капитал
, полагает, что правообладатели постараются или рассчитывать убытки в другой форме, или будут требовать вместо них компенсации. А это уже давно общепринятая практика, отмечает эксперт.

О том, как это определение могут использовать недобросовестные участники оборота, рассуждает Екатерина Тиллинг, партнер, адвокат, глава IP- и IT-практики Федеральный рейтинг.

группа АПК и сельское хозяйство группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Экологическое право группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры — mid market) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Ритейл, FMCG, общественное питание группа Фармацевтика и здравоохранение группа Антимонопольное право (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Недвижимость, земля, строительство группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Финансовое/Банковское право Профайл компании
С ее точки зрения, ВС применил лояльный подход к размеру гражданско-правовой ответственности для ИП, который распространял контрафактную продукцию и нарушил исключительные права на товарные знаки.

Такой подход нарушители могут воспринять как некий инструмент, который позволит им если не избежать ответственности за правонарушение, то свести ее к минимуму.

Екатерина Тиллинг

Иначе говоря, может снизиться значимость института исключительных прав и его незыблемость, опасается эксперт.