Льготные условия

Личный закон юридического лица

ВикиЧтение

Международное частное право: Шпаргалка Автор неизвестен

20. ЛИЧНЫЙ ЗАКОН ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

Юридические лица, участвующие в отношениях, регулируемых международным частным правом, как и физические лица, всегда имеют национальность какого-либо государства, обусловленную более тесной связью с ним.

Привязка «личный закон» позволяет определить национальность юридических лиц и отделить отечественных юридических лиц от иностранных.

В Голландии, Польше, России, Беларуси национальность юридического лица определяется по месту учреждения, в Германии, Франции, Бельгии, Испании – по месту оседлости, под которым понимается место нахождения штаб-квартиры (или административного центра).

Эти привязки позволяют выбрать применимое право, которое регулирует внутренние вопросы юридического лица. Перечень вопросов, определяемый применимым правом на основе привязки «личный закон», содержится в ст. 1202 ГК РФ.

Ее положения предусматривают, что на основе личного закона юридического лица определяются: статус организации в качестве юридического лица; организационно-правовая форма; требования к наименованию; вопросы создания, реорганизации и ликвидации, в том числе вопросы правопреемства; содержание правоспособности; порядок приобретения гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей, однако по российскому праву право по месту учреждения не применяется, когда юридическое лицо ссылается на ограничение полномочий его органа или представителя на совершение сделки, неизвестное праву страны, в которой орган или представитель юридического лица совершил сделку, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанном ограничении; внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками; способность отвечать по своим обязательствам.

Национальность юридических лиц может определяться и по другим привязкам.

Применительно к юридическим лицам возникают разные вопросы: допуск к осуществлению тех или иных видов деятельности, налогообложение, охрана прав интеллектуальной собственности, заключение внешнеэкономических сделок, участие в инвестиционных отношениях. Правовое регулирование этих проблем во многом определяется отнесением лица к отечественному или иностранному.

Напр., для распространения на юридическое лицо-инвестора определенного режима инвестиционной деятельности, предоставления гарантий и льгот очень важно бывает решить вопрос о его национальности. В этих целях может использоваться критерий контроля, когда национальность определяется по национальности учредителей.

Другой пример. Налоговое, таможенное, банковское, валютное законодательство и законодательство по вопросам внешнеэкономической деятельности оперируют терминами «резидент/нерезидент». Отнесение лиц к одной из этих категорий осуществляется в зависимости от того, где они созданы и имеют местопребывание.

86. Личный закон физического лица
Личный закон физического лица, или lex personalis, известен в двух вариантах:1) lex patriale – закон гражданства, который применяется в странах романо-германской системы права (Франция, Германия, Швейцария). Личным законом физического лица считается

Статья 1195. Личный закон физического лица

Статья 1195.
Личный закон физического лица
1. Личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой это лицо имеет.2. Если лицо наряду с российским гражданством имеет и иностранное гражданство, его личным законом является российское право.3. Если

Статья 1202. Личный закон юридического лица

Статья 1202.
Личный закон юридического лица
1. Личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо.2. На основе личного закона юридического лица определяются, в частности:1) статус организации в качестве юридического лица;2)

СТАТЬЯ 1195. Личный закон физического лица

СТАТЬЯ 1195. Личный закон физического лица
1. Личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой это лицо имеет.2. Если лицо наряду с российским гражданством имеет и иностранное гражданство, его личным законом является российское право.3. Если

СТАТЬЯ 1202. Личный закон юридического лица

СТАТЬЯ 1202. Личный закон юридического лица
1. Личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо.2. На основе личного закона юридического лица определяются, в частности:1) статус организации в качестве юридического

Статья 1195. Личный закон физического лица

Статья 1195. Личный закон физического лица
1. Личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой это лицо имеет.2. Если лицо наряду с российским гражданством имеет и иностранное гражданство, его личным законом является российское право.3. Если

Статья 1202. Личный закон юридического лица

Статья 1202. Личный закон юридического лица
1. Личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо.2. На основе личного закона юридического лица определяются, в частности:1) статус организации в качестве юридического

СТАТЬЯ 1195. Личный закон физического лица

СТАТЬЯ 1195. Личный закон физического лица
1. Личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой это лицо имеет.2. Если лицо наряду с российским гражданством имеет и иностранное гражданство, его личным законом является российское право.3. Если

СТАТЬЯ 1202. Личный закон юридического лица

СТАТЬЯ 1202. Личный закон юридического лица
1. Личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо.2. На основе личного закона юридического лица определяются, в частности:1) статус организации в качестве юридического

27. Юридические лица. Создание, реорганизация юридического лица. Ликвидация юридического лица

27. Юридические лица. Создание, реорганизация юридического лица. Ликвидация юридического лица
Юридическое лицо – это организация, имеющая в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечающая по своим обязательствам

14. КОЛЛИЗИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ. ЛИЧНЫЙ ЗАКОН ФИЗИЧЕСКОГО ЛИЦА

14. КОЛЛИЗИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ. ЛИЧНЫЙ ЗАКОН ФИЗИЧЕСКОГО ЛИЦА
Личный закон физического лица – коллизионный принцип, применяемый для выбора права при регулировании правового положения физического лица.Критерий личного закона «место

20. ЛИЧНЫЙ ЗАКОН ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА
Юридические лица, участвующие в отношениях, регулируемых международным частным правом, как и физические лица, всегда имеют национальность какого-либо государства, обусловленную более тесной связью с ним. Привязка «личный закон»

Личный закон и его варианты

Международное частное право Обновлено: 20 октября 2021

  • См. также Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 июля 2019 года № 24 «О применении норм международного частного права судами Российской Федерации»
  • Личный закон — наиболее распространенная формула прикрепления (привязка), применяемая для разрешения коллизий законов разных государств.
  • Эта привязка применяется при регулировании отношений с участием граждан, иностранцев, лиц без гражданства в отношении определения их право- и дееспособности, личных прав неимущественного характера (имя, честь, достоинство), а также некоторых отношений в области брачно-семейного и наследственного права.
  • Процесс коллизионного регулирования предполагает разделение правоотношения по статутам — комплексу взаимно связанных вопросов, которые предполагают применение определённого правопорядка.
  • Статут — это компетентный правопорядок, к которому отсылают коллизионные нормы, регулирующие определённый вид отношений.
  • Статут возможно определить в качестве применимого права:
  • общий статут договора есть право, регулирующее в целом договор;
  • статут формы брака есть право, определяющее форму и порядок заключения брака, и т.п.

Статут частных правовых отношений — категория, определяющая правовые нормы, применимые из-за коллизионных предписаний к некоторому виду отношений.

Все коллизионные нормы представляют собой основание для определений отношений статута.

Через объём коллизионной нормы устанавливают:

  1. круг и вид отношений, которые подчиняются статуту;
  2. сферу действия статута, а также
  3. перечень решаемых им вопросов.

При помощи привязки коллизионной нормы устанавливают:

  1. применимое к этому вопросу материальное право (содержание статута).

Объём коллизионной нормы определяет подвид статута (статику статута) и его сферу действия, а привязки — содержание этих статутных норм (т.е. динамику статута).

Читайте также:  Где регистрировать юридическое лицо

Виды статутов:

  1. основные:
    • личный;
    • вещный;
    • формальный;
    • обязательственный;
    • деликтный;
    • валютный;
    • наследственный;
    • семейный;
  2. вспомогательные:
    • общих следствий брака;
    • завещания;
    • статут общего местожительства и др.

Личный закон (lex personalise) физического лица 

  1. Личный закон (lex personalise) физического лица — комплекс правил, определяющих юридическую индивидуальность и связь физического лица с правовой системой, изначально дающей ему качество правоспособности и формирующей его субъективные правовые особенности.

     

  2. Личный закон исходит из преимущественного подчинения участников гражданского оборота какой-либо одной государственной власти, устанавливающей требования регистрации, основного налогообложения, допуска к определенным видам деятельности тех, кто наделен качеством субъекта права.

  3. Как правило, законодатель ассоциирует своих физических лиц, наделяемых им гражданско-правовым статусом, либо с гражданством (и тогда говорят о lex patriae), либо с местом жительства (lex domicilii):
  • национальный закон, или закон гражданства (lex nationalis, lex patriae), означает применение права того государства, гражда­нином которого является участник частноправового отношения;
  • закон места жительства (lex domicilii) — означают применение права того государства, на территории которого участник частно­правового отношения проживает.

Национальный закон или закон гражданства лица (lex patriae) оговаривает необходимость применения закона того государства, гражданином которого является соответствующее физическое лицо. Например: “Гражданская дееспособность иностранного гражданина определяется его личным законом” (п. 1 ст. 1197 ГК РФ).

Закон места жительства лица (lex domicilii) предусматривает применение закона страны, на территории которой данное физическое лицо имеет «оседлость» (проживает или находится). Например: “Личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства” (п. 3-5 ст. 1195 ГК РФ).

Каждая из указанных выше разновидностей привязки lex personalis имеет свои достоинства и недостатки. Так, например, закон домицилия в большинстве случаев способен достаточно эффективно обеспечить единство применимого права в семье.

Однако если члены этой семьи имеют различное гражданство, то он оказывается уже недостаточным для полноценного регулирования их взаимоотношений.

Кроме того, установление содержания элементов, составляющих домицилий, само по себе может стать серьезной коллизионной проблемой, так как его определение различно в различных странах.

Разграничение между сферами применения закона гражданст­ва и закона места жительства является преимущественно террито­риальным: исторически сложилось, что одни страны для регули­рования перечисленных вопросов используют личный закон в форме закона гражданства, другие — в форме закона места жи­тельства.

Считается, что в европейских странах, за исключением Норвегии, Дании, Исландии, в ряде латиноамериканских (Куба, Коста-Рика, Панама и др.) и арабских стран (Алжир, Египет и др.) действует коллизионный принцип гражданства. Напротив, в странах «общего права» (Великобритания, США, Канада, Ин­дия и др.

) действует принцип закона места жительства. Сюда же относятся и некоторые латиноамериканские страны (Аргентина, Бразилия и др.) и три указанные выше европейские страны. На­ряду с этим существуют страны, в которых действует «смешанная система» личного закона, то есть применяются оба его варианта.

К ним относятся, в частности, Австрия, Швейцария, Венгрия, Мексика, Венесуэла и др.

Необходимо отметить, что в настоящее время изложенная схе­ма теряет свою абсолютность и носит условный характер.

Можно говорить о той или иной форме личного закона для соответствующего государства как об исходном коллизионном начале, имеющем преимущественное применение; все чаще она дополня­ется применением и другой формы этого закона.

В результате все больший круг государств использует смешанную систему, что в значительно большей степени соответствует разнообразию регу­лируемых отношений. Переход к смешанной системе личного за­кона является характерной чертой современного развития между­народного частного права, что повышает его эффективность.

Обратимся в качестве примера к Франции, которая традици­онно относится к странам, применяющим к личному статусу лица закон его гражданства. В соответствии с этим расторжение брака, в частности, рассматривается по закону гражданства супру­гов.

Последовательное применение этого правила при разном гра­жданстве супругов для решения всех вопросов, связанных с рас­торжением брака (возможность, основания расторжения и т. д.

), требовало обращения к праву двух различных государств, в результате чего создавались ситуации, когда в отношении одно­го супруга (француза) брак расторгался, а в отношении другого супруга (например, итальянца) брак не расторгался. (В Италии только в 1970 г.

был принят Закон о разводе, впервые разрешив­ший расторжение брака по предельно ограниченному числу осно­ваний.) Возникали «хромающие отношения», и закон гражданства не давал выхода из этого тупика.

В конце концов судебная прак­тика при сохранении общей генеральной нормы (расторжение брака подчиняется закону гражданства супругов) выработала суб­сидиарную коллизионную норму: если супруги не имеют общего гражданства, то применяется закон государства, на территории которого они имеют совместное место жительства. Как видим, субсидиарно стала применяться вторая форма личного зако­на — закон места жительства (домицилия).

Личный закон или личный статут юридического лица

Личный закон или личный статут (lex societatis) юридического лица — право, регулирующее основные вопросы правового положения (статуса) юридического лица как субъекта права.

Личный закон или личный статут юридического лица имеет весьма важное значение для определения цивилистического статуса организации, реализуемого в двух самостоятельных областях:

  • внутренней (в вопросах функционирования органов, одобрения сделок и пр.) и
  • внешней (во взаимоотношениях с другими субъектами).

Личный закон юридического лица регулирует в том числе:

  • внутренние отношения юридического лица с его участниками;
  • отношения, связанные с образованием органов юридического лица, осуществлением ими управления делами юридического лица и ответственностью членов этих органов перед юридическим лицом, а также
  • некоторые виды отношений участников юридического лица между собой (например преимущественное право покупки или необходимость получения согласия других участников в случае отчуждения акций или долей в уставном капитале хозяйственных обществ, вопросы участия товарищей в управлении делами хозяйственных товариществ).

Если нормами международных договоров не установлено иное, в Российской Федерации личный закон определяется:

  • физического лица — с помощью коллизионных норм ст. 1195 ГК РФ;
  • юридического лица — с помощью коллизионных норм ст. 1202 ГК РФ.

Смешанная система личного закона использована во всех но­вых кодификациях международного частного права.

По такому же пути идет развитие российского коллизионного права. В российском праве еще с советских времен преимущест­венно использовался личный закон в форме закона места жительст­ва. Принятие ч. 3 ГК завершило переход нашего коллизионного пра­ва от закона места жительства к смешанной системе личного за­кона.

В ГК включена отдельная ст. 1195, озаглавленная «Личный закон», предусматривающая разные варианты личного закона в зависимости от ситуационных обстоятельств, причем основным является закон гражданства.

Понятие личного закона (статута) и национальности юридического лица

Сведения об авторе. Камалханов Дастан Алтайұлы – магистрант специальности «Юриспруденция» Казахстанско-Американского свободного университета.

Аннотация. В статье дается характеристика понятия личного закона (статута) и национальности юридического лица. Автор рассматривает отношения, в которых участвуют иностранные юридические лица. В этих отношениях могут применяться самые различные коллизионные нормы в зависимости от правовой природы складывающихся отношений.

Рассматривается необходимость выделения категории личного статута юридического лица, приводятся примеры законодательства иностранных государств в данном вопросе, вопрос о соотношении понятий «личный статут юридического лица» и «национальность юридического лица».

Личный статут юридического лица это категория, которая применяется в науке международного частного права и имеет отношение только к коллизионно-правовому регулированию. Категория «национальности юридического лица» имеет гораздо более широкую область применения, которая затрагивает публичноправовые институты.

Автор приводит различные точки зрения по данному вопросу отечественных и зарубежных ученых, а также высказывает свою точку зрения.

Традиционным методом правового регулирования международного частного права, без которого трудно обойтись и в отношениях с участием иностранных юридических лиц, является коллизионный метод.

Задача коллизионного метода сводится к отысканию того правопорядка, который является компетентным для регулирования вопросов правового статуса иностранного юридического лица.

 Этот метод будет являться основным в схемах, основанных на сугубо обязательственно-правовых отношениях между компанией и покупателями из иностранных государств.

В случае возникновения споров по заключенным таким образом договорам суд или международный арбитраж при решении вопросов, относящихся к правовому статусу иностранного юридического лица, задействует коллизионные нормы (как правило, отечественного права) и определит применимое материальное право.

К отношениям, в которых участвуют иностранные юридические лица, могут применяться самые различные коллизионные нормы в зависимости от правовой природы складывающихся отношений.

 Например, если речь идет о договоре международной купли-продажи, заключенном между казахстанской организацией и иностранной компанией, то казахстанский суд при решении вопросов о форме сделки будет использовать право места ее совершения, права и обязанности сторон по договору будет определять в соответствии с правом страны продавца (при отсутствии соглашения сторон о выборе применимого права), возникновение и прекращение права собственности на находящееся в пути движимое имущество по общему правилу подчинено праву страны, из которой это имущество отправлено.

Однако существует группа вопросов, касающихся статуса юридического лица как такового, для решения которых используются самостоятельные коллизионные привязки. В научной литературе право, к которому отсылают эти коллизионные привязки, принято называть личным законом или личным статутом юридического лица (lex societatis).

Наличие специфических проблем, предопределяющих необходимость выделения категории личного статута юридического лица, было отмечено еще в начале XX века русским коллизионистом М.И.

Бруном: «Вопросы о том, по какому законодательству следует решать, существует ли иностранное юридическое лицо, способно ли оно обладать правами и заключать сделки, ответственно ли оно за недозволенные действия своего органа, и вообще, каким из разноместных законов регулируется его внутренняя жизнь и отношения к третьим лицам, все это вопросы, касающиеся только юридических лиц и лежащие совсем в иной плоскости, чем вопросы материального права или о содержании субъективных прав иностранных юридических лиц» [1, c. 267].

В соответствии со ст. 155 Закона Швейцарии 1987 г. о международном частном праве, который является одной из наиболее совершенных и полных современных кодификаций в этой области, личный статут юридического лица (товарищества) определяет:

  • юридическую природу товарищества;
  • порядок учреждения и ликвидации;
  • гражданскую правои дееспособность;
  • правила о фирме или наименовании;
  • организационную структуру;
  • внутренние отношения в товариществе, в частности отношения между товариществом и его участниками;
  • ответственность за нарушение норм корпоративного права;
  • ответственность по обязательствам товарищества;
  • полномочия лиц, действующих от имени товарищества в соответствии с построением его организационной структуры.

Аналогичные определения сферы действия личного статута юридического лица можно найти также в ст. 25 Закона Италии 1995 г. «О реформе итальянской системы международного частного права», ст. 33 Гражданского кодекса Португалии 1966 г., ст. 42 Закона Румынии 1992 г. «Применительно к регулированию отношений международного частного права».

Таким образом, мы видим, что личный статут юридического лица используется для решения вопросов частноправового характера, которые касаются установления правового положения иностранного юридического лица как самостоятельного субъекта права, участвующего в имущественном обороте.

Вместе с тем любому государству необходимо обозначить юридические лица, которые подпадают под юрисдикцию данного государства, на которых распространяет свое действие весь массив существующих на его территории правовых предписаний.

 Для этого государство стремится установить с тем или иным юридическим лицом некую политико-правовую связь, которая позволяет определить принадлежность юридического лица к данному государству, квалифицировать его как «свое», «отечественное».

Это явление принято называть национальностью юридического лица.

Однако, в отличие от физических лиц, четкое определение категории «национальность юридического лица» дать чрезвычайно трудно. Применительно к физическим лицам успешно используется публично-правовой по своей природе институт гражданства (подданства).

Наделение лица статусом гражданина того или иного государства получает автоматическое признание со стороны всех остальных государств мира, что позволяет успешно использовать институт гражданства как в публично-правовых нормах, так и в коллизионных привязках.

К сожалению, в отношении юридических лиц не существует аналогичного публично-правового института определения государственной принадлежности («национальности»), признаваемого всеми государствами мира.

Законодатель каждой отдельной страны вынужден выстраивать собственную систему правовых норм, позволяющую определить национальность юридического лица.

Отсутствие общепризнанного определения национальности юридического лица и сферы применения этого института с неизбежностью вызывает путаницу как в теоретических работах, так и в правоприменительной деятельности. Возникает закономерный вопрос о соотношении понятий «личный статут юридического лица» и «национальность юридического лица». В литературе нет единства мнений по поставленному вопросу.

Авторы, рассматривающие данную проблему, сходятся лишь в том, что термин «национальность» имеет очень большую долю условности.

 «Почти везде признано, что в данном случае можно говорить о национальности лишь в переносном смысле, а не в первоначальном смысле этого слова, имеющем в виду физическое существо», отмечает Л. Раапе [2, c. 183]. М.

Иссад указывает, что «более нейтральны термины «правовая связь», «принадлежность»; они, во всяком случае, более соответствуют реальности. Но термин «национальность» слишком часто используется, чтобы можно было от него отказаться» [3, c. 419].

Большая часть авторов отождествляет указанные понятия. Так, Ю.М.

Юмашев пишет: «Проблема «национальности» компании прежде всего проблема ее юридического статуса… «Национальность» компаний, таким образом, показывает, закон какого государства является ее «личным законом» или «личным статутом»… Иными словами, проблема «национальности» сводится к отысканию «личного статута» компаний, регламентирующего их правовой статус» [4, c. 92]. В.П. Звеков указывает, что «личный закон юридического лица определяет его государственную принадлежность, «национальность» и решает на этой основе вопросы его статута» [5, c. 134]. М.М. Богуславский считает, что «личный закон юридического лица определяется его национальностью» [6, c. 257]. Л. Раапе ограничивается указанием на то, что, «как правило, личный статут и национальность юридического лица совпадают» [7, c. 214].

Л.П.

Ануфриева, перу которой принадлежит наиболее объемный современный отечественный учебник по международному частному праву, полагает, что «категория «национальности» применительно к юридическим лицам является условной, неточной, используемой в определенной мере лишь в целях удобства, краткости, обиходного употребления, и в юридическом отношении не может рассматриваться как надлежащая для целей обращения к ней при характеристике юридических лиц… Что касается понятий, правомерно и юридически точно употребляемых применительно к иностранным юридическим лицам, то к ним прежде всего следует отнести категорию «личного статута» юридического лица» [7, c. 256].

Приведенные выше позиции различных исследователей мало что проясняют с научной и практической точек зрения. То упорство, с которым законодательство и судебная практика используют понятие «национальность юридического лица», не позволяет ограничиваться лишь констатациями условности и некорректности рассматриваемой категории.

На наш взгляд, с научных позиций необходимо попытаться разграничить понятия «личный статут юридического лица» и «национальность юридического лица». Можно предложить следующие критерии разграничения этих понятий. В первую очередь, рассматриваемые понятия имеют различные сферы применения.

Как уже было сказано выше, понятие «личный статут юридического лица» используется для решения вопросов исключительно частноправового характера. Это категория, которая применяется в науке международного частного права и имеет отношение только к коллизионно-правовому регулированию.

Категория же «национальности юридического лица» имеет гораздо более широкую область применения, которая затрагивает прежде всего публично-правовые институты.

Голландский ученый проф.

 Ван Хекке выделяет три отрасли права, в рамках которых трактуется проблема национальности юридического лица: во-первых, административное право, куда автор включает и так называемое право иностранцев, устанавливающее, например, запрет или ограничение для любых иностранных лиц на занятие определенной деятельностью (банковской, строительной и т.д.); во-вторых, международное право, определяющее, на какие юридические лица распространяются условия соответствующего межгосударственного договора или право данного государства на оказание дипломатической защиты и т.д.; и, в-третьих, коллизионное право, нормы которого должны определять личный закон, или статут юридического лица. Причем в зависимости от целей выявления государственной принадлежности юридического лица в рамках одной и той же правовой системы подчас используются различные критерии и признаки. К аналогичному выводу приходит и алжирский исследователь М. Иссад: «Возникает вопрос, не существует ли двух видов национальности: частноправовой, обозначающей юридическую связь, и публично-правовой, означающей связь политическую. Первая определяет закон, применимый к правовому статусу товарищества, вторая появляется в области международного публичного права (международная ответственность, дипломатическая защита) и когда возникают вопросы о положении товарищества в другой стране».

Кроме того, необходимо отметить, что применительно к категории «национальность» правовые нормы каждого отдельно взятого государства имеют одностороннюю направленность, остаются незадействованными традиционные институты международного частного права (такие, как обратная отсылка).

 В законодательстве по сути дается определение только отечественных, «своих» юридических лиц. Все остальные юридические лица считаются иностранными, «чужими» без конкретизации того правопорядка, национальность которого они должны иметь.

Если законодательство данного государства не признает юридическое лицо «своим», то этому государству уже безразлично, каким образом тот же самый вопрос решается всеми остальными государствами.

Даже если представить себе гипотетическую ситуацию, при которой все иностранные законодательства будут определять данное юридическое лицо как иностранное, считая его личным статутом право одного государства, это государство все равно не присвоит данному юридическому лицу свою национальность в отсутствие прямых указаний на это в собственном законодательстве. Указанная особенность удачно подчеркнута Л. Раапе на основе анализа германского законодательства и судебной практики: «Вопрос о том, является или не является человек гражданином определенного государства, решает исключительно данное государство, и его решение должно быть признано всеми другими государствами. Если… возникает вопрос, не принадлежит ли оно к иностранному государству… мы не спрашиваем, считает ли иностранное государство данное юридическое лицо своим, на этот вопрос при существующей путанице мнений едва ли можно дать убедительный ответ; мы решаем вопрос сами, исходя из наших общих принципов…»

Исходя из проведенного анализа, можно сделать вывод, что в настоящее время словосочетание «национальность юридического лица» используется в нескольких принципиально различных значениях, т.е. в действительности речь идет об омонимах (различные явления имеют в языке одну и ту же звуковую форму).

Многозначность использования слова «национальность» в качестве терминов в доктрине и практике зарубежных стран была отмечена Л.А.

Лунцем в его известном «Курсе международного частного права»: «Под «национальностью» применительно к юридическим лицам понимают как личный закон (личный статут) организации, так и ее государственную принадлежность» [8, c. 98].

Основной акцент категории «национальность» приходится на плоскость публичного права (как национального, так и международного) это государственная принадлежность юридического лица, которая позволяет определить пределы действия публичноправовых норм, содержащихся в законодательстве данного государства, а также в международных договорах, заключенных этим государством. Вместе с тем, слово «национальность» продолжает применяться и в сфере международного частного права, превращаясь в этом качестве по сути в синоним выражения «личный статут юридического лица». На наш взгляд, такое использование юридических категорий не является приемлемым. Нет никакой необходимости использовать второе значение слова «национальность», внося сумятицу в систему международного частного права. Употребление только первого основного значения слова «национальность» позволило бы четко развести эти понятия и сферы их применения, избежать неточностей в юридической литературе. Использование в науке международного частного права словосочетания «национальность юридического лица», которое уже имеет свое иное основное значение в публичном праве, является ничем не оправданным при наличии собственного общепринятого термина «личный статут юридического лица».

Рассматриваемая проблема соотношения понятий «национальность юридического лица» и «личный статут юридического лица» не ограничивается своим теоретическим аспектом. Этот вопрос приобретает важное практическое значение, как только законодатель одного и того же государства использует различные критерии для определения каждого из обозначенных понятий.

Первоначально большинство стран стремилось выработать единые критерии как для определения личного статута юридического лица в целях применения коллизионноправовых норм, так и для квалификации государственной принадлежности юридического лица при определении пределов действия публично-правовых норм данного государства. Например, A.M.

Городисский в своем исследовании отмечает следующее: «Что касается международного частного права, то классическая доктрина традиционно определяет личный закон образования через его государственную принадлежность или национальность, хотя в настоящее время наблюдается определенное стремление избегать использования в этом контексте понятия «национальность», ориентируясь на те или иные позитивные коллизионные критерии».

Однако в новейшее время прослеживается совершенно четкая тенденция к разведению данных понятий, которая в доктрине получила специальное название «отделение личного статута юридического лица от его государственной принадлежности».

ЛИТЕРАТУРА

  1. Брун М.И. Юридические лица в международном частном праве. – Кн. 1: О личном статусе юридического лица. – Пг., 1915. – 615 c.
  2. Раапе Л. Международное частное право. – М., 1960. – 441 c.
  3. Иссад М. Международное частное право. – М., 1989. – 638 c.
  4. Юмашев Ю.М. Международно-правовые формы внешнеэкономических связей ЕЭС / Отв. ред. H.H. Вознесенская. – М, 1989. – 364 c.
  5. Звеков В.П. Международное частное право: Курс лекций. – М., 1999. – 482 c.
  6. Богуславский М.М. Международное частное право. – М., 1998. – 693 c.
  7. Ануфриева Л.П. Международное частное право – Т. 1: Общая часть. – М., 2000. – 469 c.
  8. Лунц Л.А. Курс международного частного права: Общая часть. – М., 1973. – 453 c.