Льготные условия

Неимущественные права юридического лица

  • Субъекты гражданского права
  •     Участников гражданско-правовых отношений называют субъектами гражданского права.
  • Субъекты гражданского права
  • 1) физические лица (граждане РФ, иностранные граждане, лица без гражданства);
  • 2) юридические лица (коммерческие и некоммерческие организации);
  • 3) публично-правовые образования (РФ, субъекты РФ, муниципальные образования).
  •     Граждане (физические лица) становятся субъектами гражданских правоотношений, если они обладают гражданской правоспособностью и дееспособностью.

    Гражданская правоспособность – возможность иметь права и обязанности. Правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается со смертью.

  1.     Правоспособность означает право:
  2. — иметь имущество в собственности;
  3. — наследовать и завещать имущество;
  4. — заниматься предпринимательской и иной не запрещённой законом деятельностью;
  5. — создавать юридические лица;
  6. — совершать сделки и участвовать в обязательствах;
  7. — избирать место жительства;
  8. -иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и др.;
  9. — иметь имущественные и личные неимущественные права.
  10.     Гражданская дееспособность – способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права и нести обязанности.
  11.     Условие – психическое здоровье.
  12.     ГК РФ закрепляет наличие и объем дееспособности в зависимости от возраста.
  13. 6-14 лет – малая;
  14. 14-18 лет – неполная;
  15. с 18 лет – полная.
  16.     С момента рождения до 6 лет ребёнок считается полностью недееспособным.
  17.     Дети с 6 до 14 лет (малая) признаются частично дееспособными:
  18. — совершать мелкие бытовые сделки;
  19. — сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения или государственной регистрации (мелкие подарки);
  20. — распоряжаться денежными средствами, предоставленными родителями или законными представителями (сходить в магазин за продуктами).
  21.     С 14 до 18 лет – неполная дееспособность:
  22. — совершать мелкие бытовые сделки;
  23. — распоряжаться своим заработком, стипендией и другими доходами;
  24. — осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения;
  25. — вносить вклады в кредитные организации и распоряжаться ими (вносить вклады в банк от своего имени).
  26. — с 16 лет – право быть членами кооперативов.
  27.     Заключать остальные сделки можно только с письменного согласия родителей.
  28.     С 18 лет наступает полная дееспособность.
  29.     В порядке исключения полную дееспособность в возрасте с 16 до 18 лет могут получить граждане в следующих случаях (снижение возраста дееспособности):
  30. 1) вступление в брак с 16 лет;
  31. 2) эмансипация несовершеннолетнего.
  32. Эмансипация – объявление подростка полностью дееспособным при наличии условий:
  33. 1) достижение 16 лет;
  34. 2) работа по трудовому договору или занятие предпринимательством с согласия родителей (законных представителей).
  35. По решению суда совершеннолетний гражданин может быть признан недееспособным или ограниченно дееспособным.
  36. Лишение дееспособности осуществляется только судомв случае признания лица психически несостоятельным на основе медицинского заключения.
  37. Юридическое лицо – организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Правоспособность и дееспособность юридического лица возникает в момент государственной регистрации и прекращается в момент ликвидации. Но дееспособность может быть ограничена действием лицензии (документа, дающего право на выполнение некоторых действий).

  • Имущественные права
  • К объектам гражданских прав относятся:
  • — вещи, включая деньги и ценные бумаги;
  • — иное имущество, в том числе имущественные права;
  • — работы и услуги (страхование, банковские услуги, перевозочные услуги);
  • — охраняемые результаты интеллектуальной деятельности;

— нематериальные блага (жизнь и здоровье, личная неприкосновенность, честь и достоинство и др.).

    Имущественные права возникают по поводу обладания каким-либо имуществом или по поводу его передачи одним лицом другому лицу.

Неимущественные права юридического лица

  1.     Имущественные права связаны с владением, пользованием и распоряжением имуществом.
  2.     Право собственности – совокупность правовых норм, устанавливающих, как можно владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, а также предусматривающих защиту этих правомочий.
  3. Право собственности:
  4. 1) владеть – значит иметь, обладать вещью;
  5. 2) пользоваться – означает возможность извлекать из вещи её полезные свойства (на своей машине можно ездить);
  6. 3) распоряжаться – определять юридическую судьбу вещи (продавать ее, дарить, завещать).
  7. Формы права собственности:
  8. 1) частная собственность (физических и юридических лиц);
  9. 2) государственная собственность (федеральная и субъектов Федерации);
  10. 3) муниципальная (городов, сел);
  11. 4) иные формы права собственности.

Чаще всего объектом имущественных правоотношений становятся вещи. Но не всякая вещь может быть предметом гражданско-правовых сделок.

  • Не могут быть объектом гражданских правоотношений:
  • — отдельные виды вооружений,
  • — ядерная энергия;
  • — ограничено обращение ряда лекарств, сильнодействующих ядов.
  •     Вещи могут быть делимыми и неделимыми (дом — вещь делимая; автомобиль, телевизор, компьютер – вещи неделимые).
  •     Вещи делятся на движимые и недвижимые.
  •     К недвижимым вещам относятся земельные участки, жилые здания, сооружения, предприятия, а также воздушные и морские суда, космические корабли и спутники.
  • Личные неимущественные права

Личные неимущественные права возникают по поводу нематериальных благ. Они с рождения принадлежат гражданину, неотделимы от него.

  1. Нематериальные блага:
  2. — право на жизнь и здоровье;
  3. — неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна;
  4. — личная неприкосновенность;
  5. — право выбора места пребывания и жительства;
  6. — право на имя;
  7. — право свободного передвижения;
  8. — честь и доброе имя, достоинство личности;
  9. — право авторства;
  10. — деловая репутация.

Правовое регулирование гражданско-правовых отношений в сфере образования

  • Размер платы при предоставлении платных образовательных услуг не может быть меньше таких же услуг, выполняемых на основании государственного задания.

    Государственные и муниципальные бюджетные учреждения также вправе осуществлять иные виды деятельности, направленные на извлечение дохода, которые должны соответствовать основному виду – образовательной деятельности и должны быть подробно разъяснены в уставе.

    Например, в зависимости от типа образовательных организаций могут оказываться следующие услуги: по копированию и тиражированию докумен­тов, книг и др.

    ; по продаже учебной литературы, различных изданий, канцелярских принадлежностей, холстов и кистей (для художественно-графических отделений); по организации дополнительного питания обучающихся; по присмотру и уходу за детьми (комплекс мер по организации питания и хозяйственно-бытового обслуживания детей, обеспечению соблюдения ими личной гигиены и режима дня) и др.

    https://www.youtube.com/watch?v=wLWFAFGQ_b0\u0026pp=ygVL0J3QtdC40LzRg9GJ0LXRgdGC0LLQtdC90L3Ri9C1INC_0YDQsNCy0LAg0Y7RgNC40LTQuNGH0LXRgdC60L7Qs9C-INC70LjRhtCw

    Необходимо отметить, что ответственность по обязательствам бюджетного учреждения собственник имущества не несет: бюджетная образовательная организация отвечает по обязательствам всем имуществом, закрепленным за ней собственником, а также и тем, которое она приобрела за счет собственных доходов.

    В настоящее время в Российской Федерации в сфере образования получает распространение такая организационно-правовая форма (вид юридического лица) как автономное учреждение – после принятие Федерального закона от 3 ноября 2006 г. № 174-ФЗ «Об автономных учреждениях».

    Многие общеобразовательные организации, профессиональные образовательные организации, образовательные организации высшего образования приобретают такой статус для осуществления своего основного вида деятельности.

    Например, все федеральные университеты в России имеют статус автономных учреждений, многие общеобразовательные организации вносят изменения в свои уставы и приобретают статус автономных учреждений и т.д.

    Как уже ранее указывалось, автономное учреждение создает только одно публично-правовое образование для оказания услуг в различных социальных сферах, в том числе и в сфере образования. Его имущество состоит из движимого, особо ценного движимого имущества и недвижимого имущества, принадлежащего автономному учреждению на правах оперативного управления.

    Образовательное автономное учреждение не вправе без согласия собственника распоряжаться недвижимым имуществом и особо ценным движимым имуществом, которое передал ему на баланс собственник или которое приобретено за счет средств собственника. Это имущество подлежит обособленному учету.

    Критерии отнесения имущества к особо ценному движимому имуществу такие же, как и для государственных и муниципальных бюджетных учреждений. Остальным имуществом – движимым и недвижимым – автономное учреждение вправе распоряжаться самостоятельно.

    Необходимо сказать, что земельные участки, необходимые автономному учреждению как образовательной организации для выполнения своих уставных задач, не принадлежат ему на праве собственности, а передаются на правах постоянного (бессрочного) пользования (вид ограниченного вещного права).

    Если в состав особо ценного движимого имущества входят объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов России, культурные ценности, то использование этого имущества ограничено федеральным законодательством и иными нормативно-правовыми актами.

    Доходы образовательного автономного учреждения поступают в его самостоятельное распоряжение, они используются для достижения его уставных целей: приобретения любого имущества, увеличения оплаты труда педагогическим и другим работникам, выплаты стипендий обучающимся и др. Собственник (учредитель) имущества образовательного автономного учреждения не имеет право на доходы этой организации от осуществления образовательной деятельности.

    Автономное учреждение, осуществляющее образовательную деятельность, может оказывать платные услуги, кроме установленных государственным или муниципальным заданием, и самостоятельно устанавливать размер оплаты.

    Учредитель (публично-правовое образование) не вправе регулировать цены на такие образовательные услуги.

    При этом образовательное автономное учреждение само распоряжается полученными доходами от предоставления платных образовательных услуг.

    Собственник имущества образовательного автономного учреждения не отвечает по его обязательствам, а оно не несет ответственность по обязательствам собственника имущества (пуб­лично-правового образования). В случае ликвидации такой образовательного автономного учреждения имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, передается учредителю.

    Государственные и муниципальные бюджетные учреждения, а также автономные учреждения, осуществляющие образовательную деятельность, могут создавать юридические лица для достижения своих уставных целей. Однако, бюджетные учреждения вправе создавать только другие организации и наделять их имуществом (за исключением особо ценного движимого имущества) с согласия собственника.

    Читайте также:  Одинаковое наименование юридических лиц

    https://www.youtube.com/watch?v=wLWFAFGQ_b0\u0026pp=YAHIAQE%3D

    Образовательные автономные учреждения могут создавать коммерческие и некоммерческие организации любой организационно-правовой формы.

    Имущество автономного учреждения, принадлежащее ему на праве оперативного управления, может быть вкладом в капитал другого юридического лица с согласия учредителя (собственника имущества), за исключением: памятников истории и культуры; культурных ценностей; документов, относящихся к Музейному фонду РФ, Архивному фонду РФ, Национальному библиотечному фонду.

    Действующий Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» (ст. 103) закрепил право государственных и муниципальных образовательных организаций высшего образования без согласия собственника имущества, уведомляя органы исполнительной власти, быть учредителями хозяйственных обществ и хозяйственных партнерств (то есть коммерческих корпоративных организаций).

    Деятельность хозяйственных обществ (акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью) и хозяйственных партнерств заключается в практическом внедрении (применении) результатов интеллектуальной деятельности: программ для ЭВМ, баз данных, изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, селекционных достижений, топологий инте­гральных микросхем, ноу-хау (секретов производства) и др.

    Указанные объекты интеллектуальных прав вносятся в качестве вклада в уставные капиталы таких хозяйственных обществ, подлежат оценке независимым оценщиком, если их стоимость превышает 500 тыс. руб.

    Государственные и муниципальные бюджетные учреждения вправе распоряжаться такими долями (в виде интеллектуальных прав) только с согласия соответствующих собственников.

    Руководители (ректор, директор, президент) осуществляют права участников создаваемых хозяйственных обществ и хозяйственных партнерств (корпораций) от имени этих образовательных организаций.

    Доходы, получаемые от распоряжения вкладами, в капиталах таких корпораций принадлежат учредителям – образовательным бюджетным учреждениям или автономным учреж­дениям.

    В соответствии с Федеральным законом от 2 августа 2009 г.

    № 217-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности» образовательные бюджетные учреждения, созданные государственными академиями наук, вправе распоряжаться долями (акциями) в уставном капитале хозяйственных обществ (корпораций), учредителями которых являются эти бюджетные учреждения. Однако распоряжаться такой частью уставного капитала корпораций образовательные организации вправе с предварительного согласия их собственника. При этом права участников хозяйственных обществ от имени государственных образовательных бюджетных учреждений осуществляют их руководители (ректор, президент, директор).

    Доходы от распоряжения долями (акциями) в уставном капитале хозяйственных обществ (корпораций), часть прибыли, полученной от их предпринимательской деятельности, поступают на счет образовательной бюджетной организации и учитываются на отдельном балансе. Указанные доходы (прибыль) используются на выплату вознаграждения авторам (патентообладателям) и для осуществления образовательной деятельности этих бюджетных учреждений.

    Все государственные и муниципальные образовательные организации (бюджетные и автономные учреждения), кроме прав на имущество, обладают и личными неимущественными правами, а именно: правом на наименование, место нахождения, на деловую репутацию, лицензирование; авторскими и патентными правами.

    Наименование образовательной организации служит необходимым средством индивидуализации, что позволяет отличить одно учреждение в сфере образования от другого. Как указывалось ранее, в наименовании образовательной организации указывают ее тип, организационно-правовую форму, ее собственника.

    Место нахождения имеет большое значение для решения материальных и процессуальных вопросов. Местом нахождения образовательной организации признается место ее регистрации. Поскольку образовательная организация может быть истцом и ответчиком в суде, то ее местонахождение определяет подсудность (например, споры разрешаются по месту нахождения ответчика).

    Наименование и место нахождения образовательной организации должно быть обязательно указано в ее уставе.

    Образовательная организация может обладать авторскими и (или) патентными правами. Авторские права включают имущественные права и личные неимущественные права (право доступа) на результаты интеллектуальной деятельности (научные произведения, произведения литературы, искусства).

    Если наименование образовательной организации будет указано на экземпляре произведения, то она считается его автором. Патентное право может возникать у образовательной организации на изобретение, полезную модель или промышленный образец, ноу-хау, фирменное наименование (созданного хозяйственного общества).

    Гражданский кодекс РФ устанавливает форму документа правовой охраны патентного права – патент, выдаваемый государственным органом (Роспатентом) и удостоверяющий право на результат интеллектуальный деятельности.

    Например, в связи с развитием инновационной деятельности в России многие образовательные организации создают новые виды продукции, технологии (в лабораториях, отделениях, центрах), тем самым приобретая патентные права.

    Образовательная организация обладает таким нематериальным благом как деловая репутация. Ранее в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 20 декабря 1994 г.

    было разъяснено, что если в отношении юридического лица распространялись сведения, порочащие его деловую репутацию, то любая организация вправе ее защищать.

    Под распространением понимается опубликование таких сведений в печати, трансляция по радио и телевизионным программам, упоминание в публичных выступлениях, заявлениях и сообщения в иной форме.

    Если возникают такие юридические факты, то образовательная организация вправе защищать свое нарушенное право, обращаясь с иском (заявлением) в суд. При этом доказывать правдивость порочащих сведений должен тот, кто их распространил. Порядок их опровержения устанавливается судом, помимо этого образовательная организация может потребовать компенсацию морального вреда.

  • Личные неимущественные права авторов. Актуальные вопросы и судебная практика

    А. Липкес 

    (г. Москва) Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript. 

    В настоящей статье А.М. Липкес, к. ю. н., патентный поверенный РФ, руководитель практики авторского права и рекламы Патентно-правовой фирмы «А.Залесов и партнеры» раскрывает наиболее актуальные вопросы, связанные с личными неимущественными правами.

    При подготовке договоров с авторами о распоряжении исключительным правом важно помнить, что авторы в отношении созданных ими произведений обладают не только исключительным правом, но и рядом личных неимущественных прав – правом авторства, правом автора на имя, правом на неприкосновенность произведения и правом на обнародование произведения. Эти неимущественные права нельзя упускать из внимания, согласовывая с авторами отчуждение исключительного права на произведение в полном объеме или его предоставление в предусмотренных в договоре пределах.

    Первые два права, о которых следует сказать, – это право авторства и право автора на имя.

    Права созвучны по названию, однако имеют принципиальное отличие: право авторства – это право признаваться автором произведения, а право автора на имя – право использовать или разрешать использование произведения под своим именем, под вымышленным именем (псевдонимом) или без указания имени, то есть анонимно. 

    Часто стороны авторских договоров никак не касаются данных прав – ведь они неотчуждаемы и непередаваемы. 

    Действительно, нельзя приобрести право авторства и стать автором произведения. Однако есть важный вопрос. Любое третье лицо, в том числе то, которому предоставлено исключительное право по договору, несет обязанность указывать имя автора произведения. В ряде случаев указывать имена автора не всегда возможно.

    Например, короткие рекламные ролики, в которых каждая секунда на счету, будут выглядеть нелепо, если они будут сопровождаться указанием авторов этих роликов или авторов входящих в них произведений.

    Юристы нашли выход из этой ситуации – авторы предоставляют право использовать свои произведения анонимно, разумеется, сохраняя при этом свое право авторства. 

    Следующий вопрос: является ли нарушением указанного права автора на имя использование имени автора без его согласия третьими лицами в отношении чужих произведений, не созданных автором? 

    Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 августа 2017 г. № 5-КГ17-102 касается этой темы. В основе рассматриваемого дела – иск гражданина Разумовского Ф.В. к издательству о признании факта нарушения права истца на имя.

    По его мнению, ответчики нарушили его личное неимущественное право на имя, издав под псевдонимом Феликс Разумовский литературные произведения, так как автором их является иное лицо. Истец под своим именем и фамилией занимается творческой деятельностью, являясь известным деятелем науки и культуры.

    Фактический автор использовал тождественное имя как свой псевдоним, при этом было установлено, что он стал использовать его после того, как истец стал широко известным автором. 

    Суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что истец не представил доказательств, подтверждающих, что он обладает исключительными правами на имя Феликс Разумовский, а потому ответчик вправе использовать такой псевдоним при издании своих произведений. Кроме того, суд апелляционной инстанции сослался на то, что имя является только средством индивидуализации, не предполагающим запрета другому лицу пользоваться таким же именем. 

    Однако Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с данными выводами судов не согласилась, указав, что право на имя наряду с другими нематериальными благами и личными неимущественными правами принадлежит гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемо и непередаваемо иным способом. 

    Коллегия пояснила, что нематериальные блага защищаются в соответствии с Гражданским кодексом и иными законами в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения, а согласно п. 4 ст. 19 ГК РФ приобретение прав и обязанностей под именем другого лица не допускается. 

    Право гражданина на имя, под которым он приобретает и осуществляет права и обязанности, включает в себя, в частности, не только право иметь имя, но и право при определенных обстоятельствах запрещать другим лицам пользоваться тем же именем.

    Читайте также:  Использование буквы ё

    Таким образом, хоть действующее законодательство не относит имя к объектам исключительных прав, однако использование имени конкретного физического лица без его согласия другим лицом в качестве псевдонима в его творческой деятельности, а также причинение вреда носителю имени другим его носителем не допускается. 

    Еще одно личное неимущественные право – право на неприкосновенность произведения, то есть единоличное правомочие автора давать согласие на внесение в его произведение изменений, сокращений и дополнений, снабжение произведения при его использовании иллюстрациями, предисловием, послесловием, ми или какими бы то ни было пояснениями. 

    Необходимо отличать данное личное неимущественное право от права на переработку произведения. Перевод или другая переработка произведения является правомочием, относящимся к исключительному праву на произведение (часть вторая ст. 1270 Гражданского кодекса РФ), а созданное производное произведение является объектом авторских прав (часть вторая ст. 1259 Гражданского кодекса РФ). 

    • Право на неприкосновенность произведения касается таких изменений произведения, которые не связаны с созданием нового произведения на основе имеющегося. 
    • В пункте 87 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2019 года № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса РФ», (далее – ГК РФ) указывается, что создание нового произведения на основе существующего не нарушает прав на неприкосновенность произведения. 
    • Соответственно, если исключительное право передано в полном объеме либо право на переработку предоставлено по лицензионному договору, у лица, получившего это правомочие, есть право на создание производного произведения, а вот внесение в произведение изменений, которые не ведут к созданию нового самостоятельного произведения, требуют получения отдельного согласия у автора на внесение в его произведение изменений. 

    С учетом того, что право на неприкосновенность произведения не является правом на переработку, то есть является личным неимущественным правом и не относится к исключительному праву на произведение, взыскание компенсации, указанной в п. 3 ст. 1252 ГК РФ, за нарушение права на неприкосновенность произведения не предусмотрено. На данное обстоятельство указал Суд по интеллектуальным правам в Постановлении от 18 апреля 2016 г. № С01-214/2016 по делу № А43-31718/2014. 

    Не является нарушением использование права на переработку в таких случаях, как сопровождение аудиовизуального произведения информацией о вреде потребления табака. 

    В Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 20 июля 2016 г.

    № С01-579/2016 по делу № А27-21723/2015 указывается, что отсутствуют какие-либо объективные основания, указывающие, что использование социальной рекламы в виде заставки с надписью «курение вредит вашему здоровью» противоречит творческому замыслу автора, подрывает и искажает истинное содержание спорных аудиовизуальных произведений. 

    Суд указал, что размещение информации, указание которой является требованием законодательства, не является нарушением прав автора на неприкосновенность произведения. 

    Можно сделать и более широкий вывод, что любая реклама или информационный материал, размещенные перед фильмом, нарушают право на неприкосновенность произведения, только если доказано, что они воспринимаются как предисловие к такому фильму. 

    Иными примерами, когда право на неприкосновенность произведения действует и охраняется, является, например, правка заметки автора или текста интервью редактором перед публикацией. Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.

    2010 № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» требование о согласовании такой статьи, исходящее, в том числе, от автора – должностного лица – редактору, не может признаваться цензурой, поскольку является формой реализации права на неприкосновенность произведения и защиту произведения от искажений, предусмотренного ст. 1226 ГК РФ. 

    С иском в защиту права на неприкосновенность произведения может обратиться не только автор как физическое лицо, но и юридическое лицо. Речь идет о произведениях, созданных в период действия Гражданского кодекса РСФСР 1964 года. 

    Согласно части 2 ст. 1228 действующего Гражданского кодекса РФ право авторства, право на имя и иные личные неимущественные права автора неотчуждаемы и непередаваемы. Отказ от этих прав ничтожен. Из этой нормы следует, что только авторы – физические лица – могут быть их обладателями. 

    Однако ранее действовал иной принцип: в соответствии со статьей 454 Гражданского кодекса РСФСР 1964 года за юридическими лицами авторское право признается в случаях и пределах, установленных законодательством Союза ССР и настоящим Кодексом. Возник вопрос: вправе ли юридические лица подать иск о защите личных неимущественный прав в отношении «своих» произведений, созданных в период действия указанного кодекса? 

    В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г.

    № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» ранее разъяснялось, что указание на то, что для целей применения правил части четвертой Кодекса юридические лица считаются авторами произведений, не означает признания соответствующих юридических лиц авторами, обладающими всем комплексом интеллектуальных прав на произведения, которые могут принадлежать авторам – физическим лицам, а именно – личными неимущественными правами (пункт 4). 

    Однако в 2019 году Пленум Верховного Суда РФ указал, что, поскольку право на неприкосновенность произведения в силу статей 479 и 480 Гражданского кодекса РСФСР 1964 года принадлежало автору, в настоящее время право на неприкосновенность произведения (ст. 1266 ГК РФ) осуществляется и юридическими лицами, которые считаются авторами произведений (пункт 30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2019 г. No 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»). 

    Право на обнародование произведения – четвертое личное неимущественные право. Согласно ч. 1 ст.

    1268 ГК РФ автору принадлежит право на обнародование своего произведения, то есть право осуществить действие или дать согласие на осуществление действия, которое впервые делает произведение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования, публичного показа, публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю либо любым другим способом. 

    При этом согласно части второй указанной статьи автор, передавший другому лицу по договору произведение для использования, считается согласившимся на обнародование этого произведения. То есть в договоре не требуется специально прописывать согласие автора на обнародование или согласие на публикацию произведения.

    Это отличает данное личное неимущественное право от права на имя и неприкосновенность произведения, с учетом действия которых важно предусмотреть право лицензиата «использовать проведение анонимно» и «вносить в произведение изменения, сокращения и дополнения, снабжать произведения при его использовании иллюстрациями, предисловием, послесловием, ми». 

    С правом на обнародование произведения связано право на отзыв (которое не является личным неимущественным, а относится к «другим правам» наравне с правом на вознаграждение за служебное произведение, правом следования, правом доступа к произведениям изобразительного искусства, указанными в ч. 3 ст. 1255 ГК РФ). 

    Согласно ч. 1 ст.

    1269 ГК РФ право на отзыв – предоставленная автору возможность до фактического обнародования произведения отказаться от ранее принятого решения о его обнародовании при условии возмещения лицу, которому отчуждено исключительное право на произведение или предоставлено право использования произведения, причиненных таким решением убытков. Право не применяется в отношении программ для ЭВМ, служебных произведений и произведений, вошедших в сложный объект. 

    При этом, как указано в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2012 г. № 45-В12-1, перечень произведений, являющихся сложными объектами, указан в законе.

    Так, к ним относятся кинофильмы, иные аудиовизуальные произведения, театрально-зрелищные представления, мультимедийные продукты, единые технологии. Некоторые объекты (такие как хореографические постановки), сами по себе не являясь сложными объектами, могут входить в состав сложного объекта.

    Судам следует в каждом конкретном случае установить, вошло ли проведение в состав сложного объекта, чтобы решить вопрос о наличии права автора такого произведения на отзыв.

    ЛИТЕРАТУРА: 

    1. Гражданский кодекс Российской Федерации. 

    2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2019 г. № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации». 

    3. Научно-практический комментарий судебной практики в сфере защиты интеллектуальных прав / под общ. ред. д.ю.н., проф. Л.А. Новоселовой, Суд по интеллектуальным правам, МГЮА им. О.Е. Кутафина. – М.: Изд-во «Норма», 2014. 480 с. 

    4. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2012 г. № 45-В12-1. 

    Читайте также:  Содержит нецензурную брань

    5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2010 No16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации». 

    6. Гражданский кодекс РСФСР (не действует).

     

    Нематериальные блага и личные неимущественные права физических и юридических лиц в теоретическом и практическом аспекте

    Портнягин, С. А. Нематериальные блага и личные неимущественные права физических и юридических лиц в теоретическом и практическом аспекте / С. А. Портнягин. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 38 (276). — С. 50-52. — URL: https://moluch.ru/archive/276/62533/ (дата обращения: 14.07.2023).

    

    Автор обращается к теме нематериальных благ как объекту гражданского правового регулирования, ее теоретическим и практическим аспектам на современном этапе развития российского гражданского права.

    Автор отмечает, что институт нематериальных благ в настоящее время рассматривается в аспекте их гражданско-правовой защиты, а не построения структурированной системы нематериальных благ, категорированной и обладающей системой внутренних связей.

    Отмечены различия в подходах законодателя и правоприменителя к оценке отдельных видов нематериальных благ для физических и юридических лиц. Данные обстоятельства по мнению автора определяют дальнейшие пути научных исследований в данной сфере гражданско-правовых отношений.

    Ключевые слова: нематериальные блага, личные неимущественные права, доктринальное толкование, практика применения.

    Author addresses the topic of intangible benefits as an object of civil legal regulation, its theoretical and practical aspects at the present stage of development of Russian civil law.

    The author notes that the institution of intangible benefits is currently considered in the aspect of their civil protection, rather than building a structured system of intangible benefits, categorized and possessing a system of internal relations.

    The differences in the approaches of the legislator and law enforcement to the assessment of certain types of intangible benefits for individuals and legal entities are noted. These circumstances, according to the author, determine the further ways of scientific research in this field of civil law relations.

    Key words: intangible benefits, moral rights, doctrinal interpretation, practice of application.

    Гражданское право выделяет две крупные группы прав — имущественные и неимущественные, предоставляя для каждой из этих групп свой особый правовой режим.

    Правовой режим имущественных прав является более традиционным для науки гражданского права, довольно хорошо изучен, чего нельзя сказать о группе неимущественных прав, так как изначально они были скорее объектом правовой защиты публичных отраслей права — уголовного, административного, так как довольно устойчивой была точка зрения о невозможности оценки неимущественных прав, и даже о противоправности такой оценки. Стоит отметить, что такой точки зрения придерживались такие известные российские ученые как Л. И. Петражицкий и Г. Ф. Шершеневич, которые считали, что единственной компенсацией за моральный вред может быть только наказание [3]. Такой же позиции придерживались и юристы советского периода [7, С.1466], и только с 60-х годов 20-го века, постепенно стало формироваться понятие личных неимущественных прав как объекта гражданско-правового регулирования.

    В настоящее время нематериальные блага признаны объектом гражданско-правового регулирования (ст.128 Гражданского кодекса Российской Федерации: далее по тексту — ГК РФ). И хотя это понятие в законе не раскрывается, перечень таких благ приведен в тексте ст.150 ГК РФ.

    При этом, из текста данной нормы было убрано понятие «личные неимущественные права», что давало ранее повод утверждать о том, что личные неимущественные права не тождественны нематериальным благам [10, С.3–9], то есть, сейчас эти понятия, по мнению некоторых исследователей, законом объединены как тождественные [6, С.19; 9, С.13–14].

    В то же время, на неоднозначность соотношения данных понятий указывают другие исследователи [1, С.9–13; 2, С.225–234].

    Кроме того, в научной литературе отмечаются и другие спорные вопросы, связанные с указанными понятиями. В частности, споры возникают о самом понятии «нематериальное благо», о видах и соотношении этих благ между собой [8, С.6; 9, С.8].

    Стоит отметить, что довольно устойчивым признаком нематериальных благ, по мнению многих ученых, является отсутствие у них экономического содержания, в связи с чем эти блага не могут быть предметом гражданского оборота [11, С.62–64].

    В связи с этим нематериальные блага рассматриваются преимущественно в аспекте их гражданско-правовой защиты, но не их теоретического осмысления как самостоятельного правового института.

    Кроме того, следует отметить, что развитие современных гражданско-правовых отношений привнесло довольно много новых элементов, которые традиционно относятся к нематериальным благам, но, в то же время, достаточно успешно «капитализируются» в экономических отношениях.

    В частности, это касается такого понятия как «деловая репутация», которое оказывает существенное влияние на успешность иди неуспешность коммерческой деятельности [5, С.113–116]. Любое посягательство на репутацию хозяйствующего субъекта может привести к существенным для него убыткам и потере действующих и потенциальных клиентов.

    Такие посягательства довольно часто встречаются в недобросовестной конкурентной борьбе.

    Здесь надо отметить следующую особенность.

    Если физические лица при обращении в суд в защиту своих личных неимущественных прав вправе требовать предоставления им компенсации морального вреда, то субъекты предпринимательской деятельности могут в случае нанесения ущерба их деловой репутации лишь требовать опровержения недостоверных данных и компенсации реального ущерба.

    Так, например, рассматривая дело по иску предпринимателя к банку, который сообщил в Бюро кредитных историй недостоверную информацию о задолженности по кредиту, суд первой инстанции отказал в иске, не увидев таком сообщении нарушений прав истца.

    Но суд апелляционной инстанции с таким решением не согласился, признал действия Банка порочащими деловую репутацию предпринимателя, исходив из того, что при надлежащем исполнении предпринимателем своих обязанностей и отсутствии у него задолженности по кредитным договорам, имел место факт предоставления Банком в бюро кредитных историй недостоверной информации о заемщике, в связи с чем было установлено неправомерное одностороннее увеличение Банком процентной ставки за пользование кредитными средствами. Но при этом суд с ссылкой на позицию Верховного Суда РФ и толкование ст.152 ГК РФ подчеркнул, что предприниматели, как субъекты экономической деятельности, не вправе требовать компенсации морального вреда (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 04.10.2017 № Ф03–3411/2017 по делу № А24–84/2017 // Доступ из СПС КонсультантПлюс).

    При этом, в литературе совершенно справедливо отмечается, что индивидуальные предприниматели, как и другие физические лица, вполне могут претерпевать физические и нравственные страдания [4, С.89–94], связанные с посягательствами на их нематериальные блага — честь, достоинство, деловую репутацию, те блага, которые опосредованы в числе прочего и их предпринимательской деятельностью.

    Поэтому, как представляется, в данной части указанная позиция высшей судебной инстанции нуждается в дополнительном осмыслении. Тем более, что ранее арбитражные суды в своих решениях указывали, что репутационный вред может нанести вред имущественным интересам хозяйствующего субъекта (Постановление Президиума ВАС РФ от 17.07.

    2012 № 17528/11 по делу № А45–22134/2010 // Доступ из СПС КонсультантПлюс).

    Отмеченные в данной статье теоретические и практические аспекты безусловно взаимосвязанных понятий «личные неимущественные права» и «нематериальные блага» позволяют утверждать, что при научном анализе и правоприменительной практике необходимо исходить из того, что эти понятия не просто тождественны, а являются взаимодополняемыми и взаимосвязанными.

    При этом, несмотря на их обобщенность в одной норме ГК РФ, эти понятия, а точнее правовой режим их применения, могут быть различными для отдельных субъектов гражданских правоотношений, как это было отмечено на примере возможности компенсации морального вреда для физических и юридических лиц.

    Все это обуславливает несомненный научный интерес к данной теме, в связи с чем возможно определить возможные пути дальнейших исследований. Так, по прежнему остается актуальным определение понятия «нематериальные блага» и его соотношения с понятиями «личные неимущественные права», «личные нематериальные права», «субъективные неимущественные права» и т. п.

    Также, представляется возможным дальнейшее исследование вопроса о расширения такого понятия как «компенсация морального вреда», область применения которого в настоящее время ограничена областью защиты личных прав физических лиц до более емкого и всеобъемлющего понятия «компенсация нематериального вреда» или «компенсация вреда, причиненного нематериальным благам».

    Все эти вопросы уже поднимаются в отдельных публикациях, что предполагает возможность нового глубокого научного исследования института нематериальных благ и их защиты гражданско-правовыми средствами.

    Литература: