Льготные условия

Привлечение к субсидиарной ответственности учредителя муниципального предприятия

Субсидиарная ответственность учредителя МУП наступает в случае нехватки денежных средств (активов) учреждения для ответа по собственным обязательствам, но судебная практика подтверждает: при банкротстве МУП по долгам субсидиарно привлекаются администрация, главный бухгалтер и другие руководящие лица, принимающие решения и отвечающие за деятельность учреждения.

Привлечение к субсидиарной ответственности учредителя муниципального предприятия

О возникновении

Субсидиарная ответственность возникает, если учреждение убыточно и его активов (имущества) недостаточно для выполнения кредиторских требований. В этом случае оно признается банкротом, а ответственными становятся контролирующие лица.

К ответу привлекаются только те лица, которые влияют на деятельность компании, имеют право давать распоряжения и указания, принимать ключевые для организации решения.

При этом должна прослеживаться и быть доказана причинно-следственная связь между действиями привлекаемого лица и финансовым крахом учреждения.

Важно: уйти от ответа можно только при активной защите, грамотно доказав отсутствие вины или разумность выполненных действий.

О порядке и нюансах

Для того чтобы привлечь к ответу лиц, осуществляющих контроль, необходимо учесть. что процесс возможен только в ходе конкурсного производства после реализации имущества организации, ставшей банкротом, и расчетов по кредитам.

Схема работы арбитражного управляющего состоит из трех основных этапов.

  1. В первую очередь он приступает к рассмотрению дела о несостоятельности. В ходе рассмотрения он может потребовать проведения экспертизы при подозрении фиктивного или же преднамеренного банкротства.
  2. Арбитр устанавливает обстоятельства и поведение лиц, которые стали причиной несостоятельности, а также собирает данные о состоянии и собственности.
  3. Арбитр, проанализировав информацию, подает заявление о необходимости директору и учредителю отвечать субсидиарно. Подача иска — его первоочередное право, если он не считает необходимым это делать, такое право переходит конкурсным кредиторам.

Закон гласит: привлечение администрации муниципального образования к субсидиарной ответственности также возможно, если унитарное предприятие является казенным или основано на праве оперативного управления; однако по долгам МУП муниципальное образование тоже отвечает, если эта несостоятельность вызвана реализованными решениями (либо бездействием) собственника имущества, что неоднократно подтверждает российская судебная практика.

Для того чтобы администрация могла ответить субсидиарно, в материалах дела обязательно должны фигурировать доказательства несостоятельности вследствие действий (либо бездействия) собственника.

О процедуре признания банкротом

Запустить процесс признания банкротом может не только сам должник, но также кредиторы и ФНС. Руководитель организации обязан обратиться в суд и заявить самостоятельно при условии:

  • неспособности рассчитаться со всеми кредиторами и/или уплатить предусмотренные законодательством налоги;
  • плачевной финансовой ситуации предприятия, на основании чего управленческий орган подает заявление;
  • необходимости продать принадлежащее ему имущество, вследствие чего продолжать деятельность невозможно;
  • недостаточности активов для того, чтобы погасить задолженность.

Верховный Суд РФ подчеркивает связь между неподачей лицами, осуществляющими контроль над должником, заявления о банкротстве и отрицательными последствиями для кредиторов и указывает, что добросовестный руководитель должен объективно оценивать финансовое положение и при наличии установленных законодательством обстоятельств своевременно и незамедлительно информировать о крахе. Бездействие руководящего органа при обнаружении таких обстоятельств является противоправным.

Важно: несмотря на добровольное обращение, ответственность не зависит от того, кто именно инициировал процедуру — самостоятельное обращение в суд не дает директору (управленцу, учредителю и так далее) никаких гарантий и преимуществ относительно собственности.

Привлечение к субсидиарной ответственности учредителя муниципального предприятия

О судебной практике

Многолетняя судебная практика по вопросам привлечения к субсидиарной ответственности собственника, управляющего, учредителя, руководителя или директора муниципального унитарного предприятия противоречива, что в первую очередь обуславливается сложностью определения допустившего финансовый крах работника. В настоящее время круг контролирующих предприятие-должника крайне широк, а значит, каждый может по вердикту суда отвечать по обязательствам.

Важно: в практике применяется презумпция виновности, которая априори подразумевает необходимость отвечать субсидиарно и обязывает руководство, управленца и иных контролирующих лиц самостоятельно доказывать обоснованность и добросовестность принятых решений и совершенных поступков.

КС: Учредитель муниципального бюджетного учреждения должен привлекаться к субсидиарной ответственности

Конституционный Суд вынес Постановление № 23-П/2020, в котором указал на недопустимость отсутствия возможности привлечь к субсидиарной ответственности собственника имущества (учредителя) ликвидированного муниципального бюджетного учреждения по его обязательствам, вытекающим из публичного договора.

Повод для обращения в КС

1 февраля 2014 г. ООО «Лысьва-теплоэнерго» заключило договор теплоснабжения с потребителем, которым выступил «Лысьвенский сельский водоканал» – муниципальное бюджетное учреждение муниципального образования «Лысьвенский городской округ».

В соответствии с договором теплоснабжающая организация обязалась поставить потребителю через присоединенную сеть тепловую энергию в горячей воде, а потребитель – оплатить ее. Впоследствии услуги, оказанные по договору за январь – апрель 2015 г.

, оплачены не были.

Поставщик обратился в Арбитражный суд Пермского края, который 27 октября 2015 г. взыскал с потребителя образовавшуюся задолженность в размере более 391 тыс. руб. и проценты за пользование чужими денежными средствами – около 7,5 тыс. руб. Решение вступило в законную силу, и 18 декабря 2015 г. организации был выдан исполнительный лист.

На основании постановления, вынесенного 13 апреля 2017 г. администрацией города Лысьвы – учредителем МБУ «Лысьвенский сельский водоканал», оно было ликвидировано.

Полагая, что муниципальное образование в лице администрации города несет субсидиарную ответственность по обязательствам учреждения, «Лысьва-теплоэнерго» обратилось в АС Пермского края с требованием о взыскании присужденной ему денежной суммы за счет муниципальной казны. Суд отказал в удовлетворении требований.

При этом он руководствовался действующими положениями гражданского законодательства, которые не предоставляют кредиторам ликвидированного бюджетного учреждения право обратиться к собственнику его имущества в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам учреждения, вытекающим из гражданско-правовых договоров, за исключением обязательств, связанных с причинением вреда гражданам.

Тогда общество обратилось в Конституционный Суд. Оно посчитало, что п. 5 ст. 123.

22 ГК противоречит Конституции в той мере, в какой не позволяет участникам гражданско-правовых отношений, которые являются кредиторами бюджетных учреждений по обязательствам, не связанным с причинением вреда гражданам, и которые не свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора (в том числе договора теплоснабжения), взыскать долг в субсидиарном порядке с собственника имущества бюджетного учреждения в случае недостаточности денежных средств этого бюджетного учреждения.

Выводы Суда

Изучив жалобу, КС указал, что с учетом требований ст. 74, 96 и 97 Закона о Конституционном Суде п. 5 ст. 123.

22 ГК является предметом рассмотрения по делу постольку, поскольку он служит основанием для решения вопроса о возможности привлечь к субсидиарной ответственности собственника имущества ликвидированного муниципального бюджетного учреждения по обязательствам, вытекающим из публичного договора (включая договор теплоснабжения), в случае недостаточности денежных средств этого бюджетного учреждения.

Суд указал, что, рассматривая вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности собственника имущества ликвидируемого автономного учреждения при недостаточности у него имущества, на которое может быть обращено взыскание, в Определении от 9 февраля 2017 г.

№ 219-О он отметил, что правило «повышенной» имущественной ответственности учреждения по обязательствам, связанным с причинением вреда гражданам, введено Законом от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ, который дополнил гл. 4 ч. 1 ГК параграфом 7 «Некоммерческие унитарные организации» (п. 31 ст. 1), а действие п. 5 ст. 123.

22 Кодекса в части установления субсидиарной ответственности собственника имущества учреждения по таким обязательствам распространил на правоотношения, возникшие также после 1 января 2011 г. (ч. 15 ст. 3). Одновременно утратило силу правило п. 2 ст.

120 ГК о том, что собственник имущества бюджетного учреждения не несет ответственности по обязательствам этого учреждения (независимо от их характера) (п. 29 ст. 1 Закона от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ).

Тогда КС пришел к выводу, что подобное регулирование свидетельствует о стремлении федерального законодателя усовершенствовать институт ответственности учреждений посредством снятия ограничений в отношении возложения субсидиарной ответственности на собственника имущества учреждения в случаях причинения вреда гражданам, установив тем самым дополнительные гарантии прав последних как более слабой стороны в правоотношениях с участием учреждения. При этом ни названные, ни какие-либо иные предписания действующего законодательства не содержат других прямо установленных исключений, касающихся снятия указанных ограничений, включая случаи недостаточности находящихся в распоряжении муниципального бюджетного учреждения денежных средств для исполнения его обязательств перед кредиторами при его ликвидации.

Конституционный Суд указал, что согласно п. 2 ст. 25 Закона о некоммерческих организациях такая организация, в том числе бюджетное учреждение, отвечает по своим обязательствам тем своим имуществом, на которое по законодательству Российской Федерации может быть обращено взыскание.

Взыскание не может быть обращено на недвижимое имущество и на особо ценное движимое имущество, закрепленное за бюджетным учреждением собственником этого имущества или приобретенное бюджетным учреждением за счет средств, выделенных собственником его имущества (п. 5 ст. 123.22 ГК).

Для целей Закона о некоммерческих организациях под особо ценным движимым имуществом понимается движимое имущество, без которого осуществление бюджетным учреждением своей уставной деятельности будет существенно затруднено; порядок отнесения имущества к этой категории устанавливается Правительством РФ (в настоящее время – Постановлением от 26 июля 2010 г. № 538 «О порядке отнесения имущества автономного или бюджетного учреждения к категории особо ценного движимого имущества»); виды особо ценного движимого имущества муниципального бюджетного учреждения могут определяться в порядке, установленном местной администрацией, а перечни такого имущества определяются органами, осуществляющими функции и полномочия учредителя (п. 11 и 12 ст. 92 ГК).

Таким образом, указал Суд, объектом взыскания фактически может быть лишь то имущество, которое учредитель муниципального бюджетного учреждения не посчитал нужным включить в соответствующий перечень.

«Это свидетельствует о том, что в правовом регулировании ответственности муниципальных бюджетных учреждений по своим долгам объем гарантий для их кредиторов сужен (с момента появления такого вида учреждений).

Данное обстоятельство требует от контрагентов должной степени осмотрительности еще при вступлении в гражданско-правовые отношения с субъектами, специфика правового статуса которых не позволяет в полной мере прибегнуть к институту субсидиарной ответственности и предполагает возможность использовать существующие способы обеспечения исполнения гражданско-правовых обязательств», – заметил КС.

Он указал, что государственное регулирование и контроль в сфере теплоснабжения, включая мероприятия, предусмотренные планом («дорожной картой») по внедрению целевой модели рынка тепловой энергии (утвержден распоряжением Правительства от 29 ноября 2017 г.

№ 2655-р), составляют – со всеми своими особенностями – ту основу, на которой строится система жизнеобеспечения, предполагающая гарантированное предоставление публично значимых услуг по передаче тепловой энергии.

Так, в зоне своей деятельности теплоснабжающая организация как поставщик тепловой энергии обязана заключить договор оказания услуг по передаче тепловой энергии и (или) теплоносителя в объеме, необходимом для обеспечения теплоснабжения потребителей тепловой энергии, с учетом потерь тепловой энергии, теплоносителя при их передаче (ч. 4 ст. 15 Закона о теплоснабжении).

Читайте также:  Обследование юридического адреса

Суд отметил, что, имея в виду специфику регулирования прав и обязанностей теплоснабжающей организации, условия и цели ее деятельности, включая порядок организации теплоснабжения потребителей, предусмотренную законом регламентацию правительством как существенных условий публичных договоров теплоснабжения и оказания услуг по передаче тепловой энергии, теплоносителя, так и порядка ограничения и прекращения подачи тепловой энергии потребителям в случае нарушения ими условий договора, а также с учетом ценообразования в сфере теплоснабжения, обязанность теплоснабжающей организации заключить соответствующий публичный договор направлена на защиту интересов потребителей тепловой энергии. Это, однако, не исключает необходимости поддерживать баланс прав и законных интересов всех действующих в данной сфере субъектов, в частности теплоснабжающей организации – кредитора муниципального бюджетного учреждения.

Кроме того, Суд указал, что из представленных ему материалов, включая практику применения п. 5 ст. 123.

22 ГК арбитражными судами, следует, что они, вынося решения о невозможности привлечь собственника имущества ликвидируемого муниципального бюджетного учреждения к субсидиарной ответственности по обязательствам этого учреждения, вытекающим из публичного договора теплоснабжения, руководствуются в том числе данной нормой и последовательно исходят из установленных законом особенностей организационно-правовой формы муниципального бюджетного учреждения как юридического лица. При этом не принимаются во внимание как общие и специальные цели создания и важные аспекты деятельности муниципального бюджетного учреждения в рамках выполнения возложенных на него полномочий, реализация которых требует заключения им публичных договоров, так и невозможность его контрагентов отказаться от заключения и исполнения таких договоров.

«Вопреки положению статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, сложившийся подход не может обеспечить надлежащего баланса между законными интересами должника и кредитора, поскольку не исключает злоупотреблений правом со стороны должников – муниципальных бюджетных учреждений, имущество которых в ряде случаев оказывается, по сути, “защищено” их публичным собственником от имущественной ответственности перед контрагентами», – заметил КС.

Он постановил признать п. 5 ст. 123.

22 ГК не соответствующим Конституции, поскольку он исключает возможность привлечь к субсидиарной ответственности собственника имущества (учредителя) ликвидированного муниципального бюджетного учреждения по его обязательствам, вытекающим из публичного договора (включая договор теплоснабжения). КС указал, что федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование надлежащие изменения, вытекающие из настоящего постановления. Также он отметил необходимость пересмотра решений по делу ООО «Лысьва-теплоэнерго».

Эксперты «АГ» проанализировали постановление

В комментарии «АГ» адвокат АБ «Синум АДВ» Дмитрий Салмаксов указал, что КС фактически прибегнул к «ручному» регулированию, рассмотрев вопрос субсидиарной ответственности бюджетного учреждения при его взаимоотношениях с организацией, которая не могла отказать ему в заключении публичного договора, а именно договора теплоснабжения. «То есть выводы КС могут быть применены исключительно к тем случаям, когда лицо было вынуждено заключить договор с бюджетным учреждением в связи с публичным характером договора (размещением публичной оферты)», – подчеркнул он. По мнению адвоката, постановление КС никак не повлияет на защиту интересов иных кредиторов, вытекающих не из публичных договоров, бюджетного учреждения, столкнувшихся с его ликвидацией и не имеющих возможности получить погашение долга за счет имущества бюджетного учреждения.

«Хотя речь и идет о субсидиарной ответственности, но такая ответственность имеет иной характер, нежели субсидиарная ответственность контролирующего лица при банкротстве.

Положениями ГК РФ прямо установлены случаи, когда собственник имущества государственного учреждения несет субсидиарную ответственность в случае недостаточности имущества бюджетного учреждения, то есть такая ответственность возникает не в связи с делом о банкротстве, а на основании ст. 399 ГК РФ», – указал Дмитрий Салмаксов.

Руководитель арбитражной практики АБ «Халимон и Партнеры» Игорь Ершов посчитал, что проблема взыскания долга с бюджетного учреждения злободневна, но особенно актуальна возможность привлечь к субсидиарной ответственности по долгам ликвидированного МБУ по его обязательствам.

«Участники гражданского оборота постоянно сталкиваются со сложностью в части взыскания долгов с бюджетных учреждений через механизм субсидиарной ответственности, но арбитражные суды чаще всего отказывают в таких исках, придерживаясь формального подхода, сформулированного в нормах ст. 123.22 ГК РФ.

В данном случае заявитель жалобы столкнулся с проблемой взыскания долга, вытекающего из публичного договора, договора теплоснабжения. Следует заметить, что такая проблема может быть по всем гражданско-правовым договорам», – указал Игорь Ершов.

Он добавил, что, вероятно, путем ликвидации публично-правовые образования пытаются избежать даже вероятности собственной ответственности по долгам бюджетного учреждения.

«Вызывает одобрение позиция Конституционного Суда, который расширил возможность привлечения к субсидиарной ответственности учредителей уже ликвидированных бюджетных учреждений.

Однако остался нерешенным вопрос, что делать тому кредитору, который заключил с бюджетным учреждением не публичный договор, а обыкновенный гражданско-правовой договор, каким образом ему защитить свои права?» – задается вопросом Игорь Ершов.

Привлечение к субсидиарной ответственности: кто в зоне риска и как защититься?

Популярно

В материале

По общему правилу собственник бизнеса не отвечает по обязательствам юридического лица (п. 2 ст. 56 Гражданского кодекса). Полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации, несет руководитель организации (ст. 277 Трудового кодекса).

Под прямым действительным ущербом понимается:

  • реальное уменьшение имущества работодателя или ухудшение его состояния (а также имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель отвечает за его сохранность);
  • необходимость для работодателя произвести затраты/излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (ст. 238 ТК РФ).

Однако существует ряд исключений из правила.

Компенсационные механизмы

Субсидиарная ответственность заключается в том, что контролирующее должника лицо привлекается к ответственности в случае, когда удовлетворить требования кредиторов за счет первоначального должника невозможно.

Под субсидиарной ответственностью понимаются ответственность «контролирующих лиц»:

  1. Исключенного из ЕГРЮЛ юридического лица вне процедуры банкротства в соответствии со ст. 53.1 ГК РФ. Со 2 октября 2016 года введена в действие ст. 53.1 ГК РФ, согласно которой лица, контролирующие должника, обязаны возместить убытки, причиненные по его вине юридическому лицу. Аналогичные правила предусмотрены ст. 71 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и ст. 44 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».
  2. При утрате юридическим лицом платежеспособностии наступлении объективного банкротства.Понятие объективного банкротства (недостаточности имущества) сформулировано: – в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 53 – это момент, в который должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе об уплате обязательных платежей, из-за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов; – ст. 2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон № 127-ФЗ) – это превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника. От субсидиарной ответственности следуют отграничивать иной правовой механизм компенсации: взыскание с контролирующих лиц убытков в порядке ст. 1064 ГК РФ.

Кто в зоне риска?

К ответственности в соответствии со ст. 53.1 ГК РФ могут быть привлечены руководитель, участники и иные лица, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица.

Примерный перечень ответственных лиц определен в ст. 61.11 Закона № 127-ФЗ, среди них, в частности:

  • бухгалтеры – они несут ответственность в случае, если отчетность и документация, находящиеся в ведении бухгалтера, не были предоставлены в срок или были искажены, в результате чего существенно затруднилась процедура признания должника банкротом, по иным обстоятельствам;
  • лица, являющиеся единоличным исполнительным органом, а также лицами, контролирующим должника — ответственность наступает в том случае, если требования кредиторов возникли вследствие нарушений закона таким исполнительным органом или лицом;
  • лица, обязанные составлять и хранить документы, предусмотренные законодательством об АО, об ООО;
  • лица, обязанные предоставлять сведения в регистрирующие органы в случае, если такие сведения признаны недостоверными;
  • контролирующие должника лица – лица, имеющие реальную возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия.

Законом установлена опровержимая презумпция: лицо являлось контролирующим должника лицом, если оно:

  1. Являлось руководителем должника или управляющей организации должника, членом исполнительного органа должника, ликвидатором должника, членом ликвидационной комиссии.

Вс одобрил «субсидиарку» без банкротства — новости право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Недобросовестных бенефициаров и гендиректоров можно привлекать к субсидиарной ответственности вне банкротства, например, в самом частом случае: когда на процедуры несостоятельности не хватило денег. Суды могли отказывать кредиторам, которые знали об основаниях привлечения к ответственности раньше, но ничего не делали. Но, по сути, экономколлегия сняла этот барьер.

В 2014 году «Ниша» и «Логостайл» договорились о поставке молочной продукции. «Логостайл» получил товар, но полностью его не оплатил. Продавец отсудил у должника почти 30 млн руб. (дела № А56-81443/2015 и № А56-52043/2016). Но денег у него не оказалось, поэтому «Ниша» решила обанкротить контрагента. Из-за того, что у «Логостайла» не было средств на процедуру, в 2018 году дело № А56-103335/2017 о несостоятельности прекратили.

Не дали привлечь к «субсидиарке»

Тогда «Ниша» уже вне рамок банкротного дела обратилась в АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц: Александра Латака, Сергея Ипатова, Дмитрия Кочина и Дмитрия Лазаренко.

Латак был гендиректором с 2014 по 2016 годы (в том числе, когда заключался договор поставки), Ипатов сменил его на этой должности. А Лазаренко и Кочин  фактически руководили обществом. Истец посчитал, что они довели фирму до финансового краха: проводили подозрительные сделки, не вели бухгалтерскую отчетность и не предоставляли ее в налоговую.

Поэтому он просил взыскать с них солидарно почти 30 млн руб. (дело № А56-69618/2019).

Практика ВС отменил субсидиарку за неудачные поручительства

Первая инстанция буквально толковала п. 1 ст. 61.

19 Закона о банкротстве («Рассмотрение заявления о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве») и решила, что привлекать к «субсидиарке» вне рамок дела о несостоятельности можно, только если заявителю стали известны новые обстоятельства, которые он не знал до прекращения банкротного дела. «Ниша» же ссылается на факты, установленные в рамках дела о несостоятельности «Логостайла» – отсутствие отчетности должника, платежи в пользу аффилированных лиц или без встречного представления. То есть у кредитора нет права предъявлять иск о привлечении к ответственности контролирующих лиц вне рамок дела о несостоятельности, решил суд и отказал «Нише». Такого же мнения оказалась апелляция и кассация, тогда общество пожаловалось в Верховный суд. 

Читайте также:  Бесплатная юридическая помощь в нижегородской области

«Субсидиарка» без банкротства возможна

Заседание в ВС прошло 3 июня. Председательствовал в процессе Иван Разумов.

Как объяснила юрист «Ниши» Евгения Смоляк, общество не могло подать заявление о привлечении контролирующих лиц к «субсидиарке» в рамках банкротного дела, так как его прекратили еще на стадии проверки обоснованности заявления.

Еще она отметила, что они не могли узнать из банкротного дела об убыточных для «Логостайла» сделках, ведь суд не устанавливал обстоятельства деятельности должника, не исследовал управленческие решения и заключенные договоры (см. ВС решал, возможна ли «субсидиарка» без банкротства).

В этом сюжете

ВС изучил дело и принял решение. В его мотивировочной части он объяснил: Закон о банкротстве не прекращает право кредитора на возмещение вреда, если тот знал об основаниях привлечения к «субсидиарке», но не предъявил такой иск до прекращения дела о несостоятельности. То есть суды неверно истолковали п. 1 ст. 61.

19 Закона о банкротстве («Рассмотрение заявления о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве»). В норме сказано, что обращаться в суд для привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности вне рамок банкротного дела можно, если кредитору станет известно об основаниях.

Но статья не исключает право на иск о привлечении к «субсидиарке», если основания для нее были известны до прекращения банкротного дела, решила коллегия.

https://www.youtube.com/watch?v=8FIpSwVWGvY\u0026pp=ygWaAdCf0YDQuNCy0LvQtdGH0LXQvdC40LUg0Log0YHRg9Cx0YHQuNC00LjQsNGA0L3QvtC5INC-0YLQstC10YLRgdGC0LLQtdC90L3QvtGB0YLQuCDRg9GH0YDQtdC00LjRgtC10LvRjyDQvNGD0L3QuNGG0LjQv9Cw0LvRjNC90L7Qs9C-INC_0YDQtdC00L_RgNC40Y_RgtC40Y8%3D

По мнению экономколлегии, нижестоящие инстанции ошибочно не учли разъяснения постановления Пленума ВС 21 декабря 2017 года № 53. В  п.

31 сказано, что если производство по делу о банкротстве прекратили из-за отсутствия средств до введения первой процедуры банкротства, то заявитель по делу о банкротстве может требовать привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности в рамках другого дела.

ВС согласился с тем, что «Ниша» не могла подать заявление о привлечении к «субсидиарке» в деле о несостоятельности, ведь процедура банкротства в отношении «Логостайла» не вводилась. Поэтому ВС указал на необходимость изучить доводы общества и его оппонентов по существу. СКЭС отменила решения трех инстанций, а дело вернула в АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области. 

Эксперты: двоякое впечатление от позиции ВС

Азат Ахметов, советник Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (корпоративные споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Банкротство (споры high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Недвижимость, земля, строительство группа Фармацевтика и здравоохранение группа Частный капитал Профайл компании
, с одной стороны поддерживает позицию ВС, который исправил нижестоящие суды и указал на необходимость применения постановления Пленума ВС от 2017 года. То есть разрешил привлекать контролирующих лиц к ответственности, если дело прекратили из-за недостатка средств у должника. С другой стороны, эксперт настороженно относится к разъяснениям о том, что право кредитора на возмещение вреда не прекращается, если он знал о наличии оснований для привлечения к «субсидиарке», но не предъявил такой иск до прекращения дела о несостоятельности. Ахметов считает, что это можно истолковать как абсолютную возможность подачи самостоятельных исков о привлечении к субсидиарной ответственности вне зависимости от того, по какой причине прекращено производство по делу о банкротстве .

Для недобросовестных кредиторов позиция ВС создает соблазн вовсе не заниматься банкротными процедурами (выявлять активы, пополнять конкурсную массу, оспаривать сделки), а способствовать быстрому прекращению производства по делу о банкротстве и подавать самостоятельные иски о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

Азат Ахметов, советник Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (корпоративные споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Банкротство (споры high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Недвижимость, земля, строительство группа Фармацевтика и здравоохранение группа Частный капитал Профайл компании

Ахметов подчеркнул, что для контролирующих лиц эта мотивировка ВС означает еще большую нестабильность своего имущественного положения, ведь они могут в любой момент получить иск о привлечении к субсидиарной ответственности. 

Владимир Журавчак, партнер ЮК Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры — mid market) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Банкротство (споры high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (корпоративные споры) группа Международные судебные разбирательства группа Уголовное право группа Частный капитал Профайл компании
, считает, что благодаря расширительному толкованию ст. 61.19 Закона о банкротстве увеличится число заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве. Так как мотивировка ВС «снимает барьер» о подаче заявление о привлечении к «субсидиарке» вне банкротного дела только в случае, когда до этого момента такие основания не были известны. С тем, что позиция ВС существенно повлияет на практику привлечения к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве, согласен и Станислав Петров, партнер Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры — mid market) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Банкротство (споры high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Антимонопольное право (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Недвижимость, земля, строительство группа Семейное и наследственное право группа Цифровая экономика группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Санкционное право группа Уголовное право Профайл компании

С учетом того, что, по статистике Федресурса, кредиторы ничего не получают в более чем 60% дел о банкротстве, такой механизм может стать для кредиторов заменой полноценной банкротной процедуры.

https://www.youtube.com/watch?v=8FIpSwVWGvY\u0026pp=YAHIAQE%3D

Станислав Петров, партнер Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры — mid market) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Банкротство (споры high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Антимонопольное право (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Недвижимость, земля, строительство группа Семейное и наследственное право группа Цифровая экономика группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Санкционное право группа Уголовное право Профайл компании
.

Петров называет развитие внеконкурсных механизмов защиты позитивной тенденцией: это поможет сократить затраты кредиторов на заведомо бесперспективные процедуры банкротства и позволит быстрее обратить взыскание на имущество недобросовестных бенефициаров компаний. 

Субсидиарная ответственность учредителя: что это

Затянувшийся кризис привел к существенному росту долгов компаний перед своими кредиторами. А в ближайшей перспективе фирма не может рассчитаться с задолженностью перед третьими лицами.

Некоторые учредители решают бросить компанию, полагая, что «с глаз долой – из сердца вон». И, отдыхая уже не в России, неожиданно для себя становятся участниками судебного процесса по взысканию долгов компании. В таких случаях речь идет о так называемой субсидиарной ответственности.

Когда наступает субсидиарная ответственность

По общему правилу, субсидиарная ответственность возникает тогда, когда фирма не может расплатиться по долгам перед своими кредиторами и долг взыскивается с физического лица (закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О банкротстве»).

Например, компания признана банкротом, в отношении нее введено конкурсное производство.

Однако в результате распродажи имеющегося имущества фирмы, денег на погашение долгов кредиторам не хватило. Тогда оставшуюся сумму долга можно взыскать с учредителя, директора и иных контролирующих лиц.

Но это не означает, что с учредителя будут обязательно взысканы долги его компании. Чтобы взыскать долги с учредителя, должна быть доказана причинно-следственная связь между его действиями и возникшими проблемами компании. Как правило, «главными героями» в подобных делах являются учредитель и директор, которые своими действиями довели компанию до неплатежеспособности.

Участниками привлечения к субсидиарке являются три стороны: компания-должник, пострадавшие от действий должника кредиторы и физическое лицо – учредитель должника.

Привлечение учредителя к субсидиарке в рамках банкротства компании уже стало обычной практикой. С виной и конкретными действиями участников компании уже разбирается суд. Если установлена вина в банкротстве фирмы нескольких участников, то наступает солидарная ответственность.

Как правило, действия учредителя и других контролирующих лиц сводятся к выводу ликвидного имущества с баланса компании, намеренному искажению бухгалтерской и налоговой отчетности, что приводит к налоговым долгам. При этом учредитель менял адрес своей компании, совершал невыгодные для фирмы сделки.

Субсидиарная ответственность как инструмент шантажа учредителя

На практике нередко пытаются привлечь к субсидиарной ответственности учредителя, в случае так называемых корпоративных споров. Это актуально, если в компании есть несколько акционеров и одного из них пытаются «выжить».

Так, один из акционеров может вывести активы компании в подконтрольные ему фирмы, а затем инициировать банкротство компании. Тогда дружественный кредитор акционера подает иск о банкротстве компании и, соответственно, о привлечении к субсидиарке контролирующих лиц (п. 13 Обзора судебной практики ВС № 4 за 2020).

Всегда ли привлечение к субсидиарке происходит в рамках банкротства компании

Некоторые бизнесмены ошибочно полагают, что обязать заплатить лично по долгам компании можно только в рамках дел о банкротстве. Действующим законодательством можно привлечь к субсидиарке учредителя вне банкротства его компании.

Приведем распространенный случай. Учредителю стала не нужна компания, и он не стал тратить деньги на официальное ее закрытие. Далее компанию спустя год налоговики принудительно исключают из ЕГРЮЛ.

Если у компании есть налоговые долги, то обращение на взыскание их с учредителя неотвратимо. Ведь долги перед бюджетом возникли по вине учредителя, который не сдавал отчетность и не платил налоги. Основные ориентиры привлечения к субсидиарке изложены в разъяснениях контролирующих органов (письмо Минфина от 15.02.2018 № 03-02-08/9589).

Помимо налоговиков привлечь к субсидиарной ответственности могут и кредиторы должника. Например, два учредителя закрыли свою компанию, которая должна была по исполнительному листу 700 тысяч рублей за аренду помещения.

В судебных баталиях должник пытался доказать, что арендуемое им помещение не привело к экономическому росту компании, да и самой компании уже нет. Но это не помешало арендодателю-кредитору взыскать солидарно долг с учредителей компании-должника (решение АС республики Татарстан от 21.01.2019 № А65-27181/2018).

Читайте также:  Предоставление информации участникам хозяйственных обществ

Кредиторы также могут привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника, в т. ч. и учредителя, если у должника нет денег на процедуру банкротства (определение СК по экономическим спорам ВС от 10.06.2021 № 307-ЭС21-29).

Что делать учредителю, чтобы избежать субсидиарной ответственности

С заявлением о привлечении к субсидиарке могут обратиться конкурсные управляющие либо кредиторы компании. При возложении субсидиарки на учредителя компании-должника, как правило, ему вменяются следующие действия:

  • Совершение заведомо убыточных сделок по цене ниже рыночных.

При совершении рискованных сделок учредитель должен иметь разумное обоснование их целей. Например, привлечение нового партнера, развитие бизнеса.

  • Дробление бизнеса, применение нелегальных налоговых схем.

Налоговая экономия всегда вызывает подозрение у налоговиков (письмо ФНС от 11.08.2017 № СА-4-7/15895@).

  • Искажение отчетности для занижения налогов.
  • Отсутствие первичных документов компании.
  • Работа с сомнительными партнерами и фирмами-однодневками.

Таким образом, учредитель должен проявлять должную осмотрительность и осторожность при заключении сделок.

Реклама: ООО «ЛЕГАЛ ЭДВАЙС», ИНН: 7842509289, erid: LjN8KFjYn

Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО по долгам в 2021 году

Среди владельцев бизнеса бытует мнение, что субсидиарная ответственность – это что-то далекое, из области фантастики, и вероятность привлечения к ней практически равна нулю. Возможно, когда-то именно так все и было.

Однако ситуация поменялась с 1 сентября 2017 года.

Привлечение к субсидиарной ответственности собственников и руководителей компаний становится обычной практикой, а процедура привлечения к такой ответственности существенно упростилась.

Давайте разберемся, что такое субсидиарная ответственность учредителя (директора), почему она вызывает такой интерес в последнее время, а также можно ли избежать привлечение к субсидиарной ответственности.

Немного истории. Сама по себе субсидиарная ответственность директора (учредителя) была предусмотрена, начиная с 2002 года. Но на протяжении многих лет норма законодательства оставалась «нерабочей». Ситуация начала существенно меняться в 2012 году, когда суды стали активнее привлекать контролирующих лиц к ответственности и взыскивать долги компаний лично с них.

Пример из практики

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.02.2012 по делу № А60-1260/2009 к субсидиарной ответственности в размере 6,3 млрд руб. КДЛ был привлечен к ответственности.

Но, как правило, на практике такие судебные акты не исполнялись по причине отсутствия какого-либо имущества.

Пример из практики

Другим громким делом было привлечение к субсидиарной ответственности лиц, контролировавших ЗАО «Международный Промышленный Банк», в т.ч. главного бенефициара банка – Пугачева С.В., в 2015 году.

Переломным моментом в истории развития института привлечения к субсидиарной ответственности стал 2017 год по причине внесения существенных изменений в нормы законодательства.

На сегодняшний день количество случаев привлечения к субсидиарной ответственности собственников и руководителей компании доказывает абсолютную дееспособность этого механизма, поскольку в отдельных ее составляющих начала действовать презумпция виновности контролирующих должника лиц, пока они не докажут иное.

Что такое субсидиарная ответственность учредителя (директора)?

Субсидиарная ответственность – это право взыскания неполученного долга с другого лица, если первое лицо не может его погасить.

Субсидиарную ответственность несут контролирующие лица, то есть лица, имеющие право определять действия компании, давать обязательные для исполнения указания или иным образом влиять на компанию. Привлечение к ответственности может грозить любому лицу, которое фактически принимало решение по бизнесу и получало выгоду.

То есть к субсидиарной ответственности могут быть привлечены лица, контролирующие компанию-должника. Это не только директор и учредители, но и, например, финансовый директор и главный бухгалтер. Важно, что именно на установление реального выгодоприобретателя нацелены контролирующие органы, чтобы с него взыскивать реальный ущерб бюджету.

Важно!

Главными «претендентами» на привлечение к субсидиарной ответственности являются генеральный директор и собственники компании.

Существует ошибочное мнение, что субсидиарная ответственность учредителя и директора наступает исключительно в рамках процедуры банкротства компании-должника. Это не так.

Субсидиарная ответственность при банкротстве – это только верхушка айсберга.

Взыскание налоговой недоимки с контролирующего лица налоговые органы могут также проводить:

  1. В рамках статьи 45 Налогового кодекса РФ Речь идет о такой ситуации, когда долги по налогам возникают при неуплате сумм, заявленных в декларации или, что случается гораздо чаще, в результате доначислений по результатам выездных проверок. Получив акт от налоговиков, или непосредственно в ходе проверки, собственники компании в срочном порядке сворачивают свою деятельность, переводят или распродают активы, открывают новые фирмы, на которые перезаключаются все договоры, переводят в них персонал. Компанию с долгами банкротят. Ликвидируют или сливают фирмы, через которые уменьшали налоги, обналичивали выручку. В надежде на то, что теперь налоговики не смогут ничего взять с компании-должника. Еще несколько лет назад таким образом можно было избежать уплаты долгов перед бюджетом. Сейчас – практически нереально! Субсидиарная ответственность в данном случае практически неотвратима. Долги будут взысканы с новых фирм.

    Особенность процедуры взыскания: налоговые органы доказывают факт перевода активов или деятельности на нового участника бизнеса.

    • В рамках статьи 1064 Гражданского кодекса РФ в связке с Уголовным кодексом РФ
    • В данном случае, если сама компания не в состоянии расплатиться по налоговым долгам, налоговики подают гражданский иск по взысканию ущерба – налогового долга компании – с физлица.
    • «Когда собственники и директора должны оплачивать налоговые долги своей компании: разъяснения Конституционного суда»

    Особенность процедуры: в рамках уголовного дела устанавливается вина, после чего через гражданский иск по взысканию ущерба с лица, признанного виновным в неуплате налогов, взыскивается налоговая задолженность.

    Даже если уголовное дело осталось без внесения приговора, например, прекращено по нереабилитирующим основаниям, таким как истечение срока давности, налоговые органы все равно вправе предъявить гражданский иск. Важно отметить, что порог привлечения к уголовной ответственности является очень низким, а риск – весьма реальным.

    Лишение свободы до 2 лет грозит за уклонение от уплаты налогов в размере от 5 млн руб., а за неуплату 15 млн руб. и выше – до 6 лет.

Спасибо законодателям, – в порыве заботы о бюджете, они приняли поправки в закон «О банкротстве», расширяющие круг тех, кто может быть привлечен к субсидиарной ответственности (т.е. тех, с кого можно взыскать налоговую недоимку). Теперь если компания-должник не может рассчитаться с кредиторами своими силами, то к ответственности могут быть привлечены лица, контролирующие должника.

  1. К ним отнесены не только директор и учредители, но финансовый директор и главный бухгалтер, лица, действующие по доверенности, члены ликвидационной комиссии, родственники указанных выше лиц и лица, могущие повлиять на указанных лиц в силу своего должностного положения или другими способами.
  2. Получается – неограниченный список, который можно составить из собственников и ответственных сотрудников компаний их родственников или знакомых, обладающих в силу должностных или материальных достижений большими полномочиями.
  3. Для этого любому из кредиторов достаточно подать в суд заявление о привлечении к субсидиарной ответственности.
  4. Как изменилась субсидиарная ответственность и процедура привлечения к ней с 1 сентября 2017 года рассмотрим на примере.

Компания, занимающаяся ремонтом нежилых помещений, по результатам выездной налоговой проверки получила доначисления налогов на большую сумму, выплатить которую она никак не сможет (или не хочет). Доначисления получились, так как подрядчики ООО, заявленные в документах, ликвидированы.

Налоговики не смогли получить документы, подтверждающие сделки. Но они выяснили, что в фирме-подрядчике персонала не было, выручка поступала от компании-должника и тут же обналичивалась.

И если раньше невозможность получить встречные документы трактовалась в пользу налогоплательщика, то теперь это трактуется в пользу налоговиков.

Поскольку ИФНС заявляет: с учетом выявленных обстоятельств, сделки оформлялись только с целью снижения НДС и налога на прибыль.

  1. ИФНС может трактовать действия ликвидированных фирм в свою пользу, даже если эти компании уже не существуют и первичные документы по ним предоставить невозможно Далее собственник, как уже говорилось, пытаясь сохранить бизнес, открывает новое ООО и переводит туда персонал, перезаключает действующие договоры с поставщиками и заказчиками. Срочно, пока шла проверка, новой фирме продали строительную технику по явно заниженной цене. Компания-должник продает за бесценок служебный автомобиль бизнес-класса брату директора. Собственник выкупает у компании служебные помещения, но не перечисляет денег за них. После получения крупного доначисления налогов, компания инициирует банкротство. Начинаются судебные заседания, в которых ИФНС принимает самое активное участие. Назначается конкурсный управляющий.

    Налоговики инициируют вопрос о субсидиарной ответственности собственника и директора, как лиц, контролирующих компанию-должника, действия которых привели к банкротству. И получают решение суда о привлечении к ответственности должностных лиц, поскольку они не доказали, что совершенные ими действия не нанесли ущерба заявителю, а именно государству в лице ИФНС.

  2. Теперь нет презумпции невиновности должностных лиц – субсидиарная ответственность по долгам ООО наступает, если они сами не докажут свою невиновность Другими словами, налоговики не должны доказывать, что контролирующие лица – директор и собственник – нарушили требования законодательства и нанесли ущерб компании. Должностные лица сами должны были собрать доказательства и отстаивать правомерность своих действий в суде.

    Судом, по инициативе налоговиков, вновь созданная фирма признается соответчиком по долгам компании, поскольку утверждается, что создана она только с целью ухода от долгов первой компании.

  3. Налоговики будут проверять все компании, которые банкротятся по собственной инициативе или по просьбе кредиторов

Порядок привлечения к субсидиарной ответственности по долгам ООО

Для привлечения к субсидиарной ответственности директора или учредителя ООО кредиторы поступают следующим образом:

  1. Получают судебное решение о признании должника банкротом (выписку об исключении компании из ЕГРЮЛ
  2. Определяют сумму причитающихся им денег
  3. Убеждаются в невозможности взыскать долг за счет имущества
  4. Получают подтверждение тому, что нет возможности получить долг за счет имущества компании-должника (как правило, у компании, которую довели до банкротства, уже нет ничего, что могло бы представлять ценность для кредиторов)
  5. Обращаются в арбитражный суд с заявлением о привлечении к «субсидиарке» лиц, которые контролировали и распоряжались имуществом компании. Тогда есть ответчиками по иску о привлечении к субсидиарной ответственности, т.е. нести ответственность по долгам ООО, будут директор и учредитель. Но, обратите внимание: субсидиарная ответственность директора по долгам ООО возможна, только если будет доказано, что именно он своими действиям довел компанию до банкротства (либо стал инициатором фиктивного банкротства). 

В каких ситуациях неизбежна субсидиарная ответственность по долгам

Теперь о том, как инспекторы могут заставить нести субсидиарную ответственность всем своим личным имуществом в случае, если компания не расплатилась по долгам перед бюджетом.