Льготные условия

Признание незаконными действий коммерческой организации

Признание незаконными действий коммерческой организацииПорой, осуществляя свою деятельность юридические лица, хотят они того или нет, попадают в сферу, регулируемую Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КРФоАП). Деятельность юридических лиц может быть проверена несметным количеством контролирующих организаций. Это и органы внутренних дел, и налоговые органы, федеральная инспекция труда и Роспотребнадзор, пожнадзор и многие-многие другие (далее также административные органы).

  • Не буду оспаривать важность существования таких органов, по крайней мере большинства из них, однако, иногда проверки носят предвзятый характер, а назначенное наказание ни коим образом нельзя назвать соизмеримым с совершенным правонарушением.
  • Несмотря на то, что совершившие административные правонарушения лица, в соответствии с КРФоАП, равны перед законом, по логике законодателя юридические лица, по сравнению с должностными лицами, к которым в части назначения наказания приравнены индивидуальные предприниматели, а также по сравнению с физическими лицами, за одно и тоже административное правонарушение несут в разы большую ответственность.
  • Равенство, видимо, заключается в том, что административной ответственности юридические лица подлежат независимо от каких либо обстоятельств – подчиненности, организационно-правовых форм, места нахождения.

Административная ответственность юридических лиц

В целом, административная ответственность юридических лиц – это один из видов юридической ответственности, который заключается в применении административного наказания к юридическому лицу, совершившему административное правонарушение, уполномоченным органом или должностным лицом.

Соответственно административным правонарушением юридического лица признается противоправное, виновное действие (бездействие) юридического лица, за которое действующим законодательством установлена административная ответственность.

Причем, для юридических лиц КРФоАПом не установлены формы вины.

Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КРФоАПом или законами Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

В большинстве случаев в качестве наказания юридическим лицам назначается административный штраф.

При этом административные штрафы для юридических лиц могут устанавливаться до одного миллиона рублей, а за нарушение антимонопольных правил, при осуществлении торговой деятельности, а также за нарушение требований к условиям заключения договора поставки продовольственных товаров при осуществлении торговой деятельности, вовсе до пяти миллионов рублей. Как видно суммы не маленькие, а для некоторых просто неподъемные.

Производство по делам об административных правонарушениях

Для человека, впервые столкнувшимся с КРФоАП, разобраться что там в нем и к чему написано, очень трудно. По моему мнению, КРФоАП написан очень криво, его, как и Налоговый кодекс Российской Федерации, видимо, надо читать справа налево и сзади наперед.

  1. Соответственно и сам административный процесс, процесс производства по делам об административных правонарушениях, недостаточно четко регламентирован.
  2. Как говорится «суха теория, мой друг, а древо жизни вечно зеленеет».
  3. Если некоторые контролирующие органы достойно справляются со своей функцией по рассмотрению дел об административных правонарушениях, то часть сотрудников некоторых административных органов вообще не имеет никакого представления об административном процессе.
  4. Так вот, безграмотность сотрудников контролирующих органов, нередко бывает причиной того, что административные правонарушения юридических лиц остаются безнаказанными (естественно не без помощи квалифицированных юристов).
  5. Кроме того, относясь поверхностно к своим обязанностям, сотрудники некоторых контролирующих органов забывают про такие задачи административного производства как всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств дела и разрешение его в соответствии с законом.
  6. В результате, выносятся незаконные постановления о привлечении к административной ответственности.

Теперь, собственно, к вопросу об обжаловании постановлений по делам об административных правонарушениях, совершенных юридическими лицами

В соответствии с ч. 3 ст. 30.1 КРФоАП постановление об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.

В соответствии с АПК РФ такая жалоба называется заявлением об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности.

Следует помнить, что заявление об оспаривании решения административного органа может быть подано в течение десяти суток со дня получения копии постановления. Конечно, данный срок может быть восстановлен, но только если суд сочтет уважительными причины пропуска срока.

Арбитражное процессуальное законодательство, на которое ссылается в ч. 3 т. 30.1 КРФоАП – это Глава 25 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ).

Поскольку нельзя объять необъятное, для начала остановимся на втором параграфе 25 главы АПК, регулирующем рассмотрение дел об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности.

Выбор сделан на обжаловании решений административных органов, поскольку именно административными органами, в отличии от судов, принимается подавляющее большинство незаконных постановлений.

Дела об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности юридических лиц рассматриваются арбитражным судом по общим правилам искового производства, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными в 25 главе АПК РФ и КРФоАП (ст. 207 АПК РФ).

  • Для того, чтобы возбудить дело об оспаривании решения административного органа юридическое лицо, привлеченное к административной ответственности в связи с осуществлением экономической деятельности, в том числе предпринимательской, должно подать в арбитражный суд заявление об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности.
  • Заявление об оспаривании решения административного органа подается в арбитражный суд по месту нахождения юридического лица, либо по месту нахождения административного органа, которым принято оспариваемое решение о привлечении к административной ответственности.
  • Требования к заявлению об оспаривании решения административного органа следующие:

– оно подается в письменной форме, подписывается заявителем или его представителем. Также как и исковое заявление может быть подано в арбитражный суд посредством заполнения формы, размещенной на сайте соответствующего арбитражного суда в интернете.

  1. – в заявлении должно быть указано наименование арбитражного суда, в который подается заявление;
  2. – в заявлении должны быть указаны наименование заявителя, его место нахождения, номера телефонов, факсов, адреса электронной почты заявителя;
  3. – в заявлении должен быть указан перечень прилагаемых документов;
  4. – в заявлении должны быть указаны наименование и место нахождения административного органа, принявшего оспариваемое решение; название, номер, дата принятия оспариваемого решения и иные сведения о нем; права и законные интересы заявителя, которые нарушены, по мнению заявителя, оспариваемым решением, а также требования заявителя и основания, по которым он оспаривает решение административного органа.
  5. К заявлению должен быть приложен текст оспариваемого решения – по факту копия постановления о привлечении к административной ответственности.

Заявление об оспаривании решения административного органа должно быть направлено в соответствующий административный орган самим заявителем. Уведомление о вручении копии заявления или квитанция, подтверждающая направление копии заявления административному органу, также прилагается к заявлению, подаваемому в арбитражный суд.

  • Что касается требований, подлежащих указанию в заявлении, то такие требования, как правило, указываются в самом конце, так сказать, в просительной части, и заключаются в просьбе признать оспариваемое решение незаконным и отменить оспариваемое решение полностью или в части, либо об изменении решения.
  • Обратите внимание, госпошлину при обжаловании решения административного органа о привлечении к административной ответственности оплачивать не надо.
  • Относительно оснований для отмены постановления о привлечении к административной ответственности, то это темя для отдельной статьи, которую я, надеюсь, в ближайшее время напишу.

Арбитражный суд должен рассмотреть заявление об оспаривании решения административного органа в двухмесячный срок со дня поступления заявления. При этом арбитражный суд не связан доводами заявления об оспаривании, и проверяет правильность принятого постановления в полном объеме.

Рассмотрев заявление об оспаривании решения административного органа, арбитражный суд должен принять решение о признании незаконным и об отмене оспариваемого решения полностью или в части, либо об изменении решения, если установит, что решение или порядок его принятия не соответствует закону, либо отсутствуют основания для привлечения к административной ответственности или применения конкретной меры ответственности, либо оспариваемое решение принято органом или должностным лицом с превышением их полномочий.

Если принятое арбитражным судом решение вас не устраивает вы также можете его обжаловать, правда не всегда. Об обжаловании таких решений арбитражного суда я также постараюсь рассказать в ближайшее время.

С наилучшими пожеланиями, Адвокат, к.ю.н. Мугин Александр С.

Признание действий коммерческих организаций незаконными

Чоракаев К.Э., юридическая фирма «Частное право», Москва.

https://www.youtube.com/watch?v=OewWkXIyP20\u0026pp=ygVq0J_RgNC40LfQvdCw0L3QuNC1INC90LXQt9Cw0LrQvtC90L3Ri9C80Lgg0LTQtdC50YHRgtCy0LjQuSDQutC-0LzQvNC10YDRh9C10YHQutC-0Lkg0L7RgNCz0LDQvdC40LfQsNGG0LjQuA%3D%3D

Проблема неплатежей является, пожалуй, основной «головной болью» компаний, обеспечивающих потребителей электрической и тепловой энергией, природным газом.

Борьба за выполнение гражданами и юридическими лицами своих обязанностей по договорам электро- и теплоснабжения, поставки газа (далее — энергоснабжение) ведется различными способами.

Некоторые компании нашли достаточно эффективный способ повышения поступления денежных средств за поставленные энергоресурсы: прекращение (приостановление) оказания соответствующих услуг.

Однако прокуратура Российской Федерации, одним из направлений деятельности которой является надзор за соблюдением прав граждан в жилищно-коммунальной сфере, начиная с 2004 г.

стала направлять в судебные органы заявления о признании действий компаний, занимающихся поставкой электрической, тепловой энергии и газа, незаконными.

По мнению прокуратуры, незаконность действий выражалась в том, что указанные компании отключали от энергоснабжения не только контрагентов, имеющих задолженность за поставленный товар, но и покупателей, которые своевременно оплачивали поставляемые им энергоресурсы (добросовестные потребители).

Фактически за несвоевременную оплату отключались целые жилые дома и муниципальные образования. Такие иски были направлены органами прокуратуры г. Улан-Удэ, Омской области, Иркутской области, Красноярского края, Республики Карелия, Кабардино-Балкарской Республики.

Так, например, только за первое полугодие 2004 г. прокуратура Красноярского края предъявила в суд 21 иск о признании незаконными действий ОАО «Красэнерго» по перерыву, прекращению или ограничению подачи электроэнергии. Отдельные юридические лица и индивидуальные предприниматели также стали обращаться с подобными исками в арбитражные суды.

Рассмотрим, является ли законным и допустимым применение такого способа защиты нарушенного субъективного права, как признание действий коммерческих юридических лиц незаконными в судебном порядке.

Читайте также:  Безвозмездность между юридическими лицами

Сразу следует оговориться, что все нижеизложенное в той или иной степени может быть применено и к юридическим лицам, являющимся по своему статусу некоммерческими организациями, однако в силу практического значения анализа сложившейся ситуации, учитывая существующую судебно-арбитражную практику, проблема будет рассмотрена преимущественно применительно к коммерческим юридическим лицам, занимающимся поставкой товаров через присоединенную сеть (энергоснабжение).

Гражданский кодекс РФ позволяет субъектам правоотношений защищать свои нарушенные права различными способами. Причем выбор правильного и адекватного способа защиты нарушенного права является залогом достижения в суде поставленной цели.

Способы защиты гражданских прав указаны в ст. 12 ГК РФ.

В тексте данной правовой нормы указываются одиннадцать способов защиты гражданских прав, анализ которых позволяет сделать однозначный вывод о том, что такого способа защиты нарушенного права, как признание действий коммерческих организаций незаконными, Гражданский кодекс не предусматривает. Однако указанный перечень не является исчерпывающим, так как в последнем абзаце ст. 12 ГК допускается защита нарушенного права иными способами, предусмотренными законом.

Деятельность по поставке электроэнергии и газа наряду с ГК РФ регулируется различными нормативно-правовыми актами, однако ни один из них не предусматривает возможность как гражданина, так и юридического лица признать в судебном порядке действия юридического лица незаконными.

Если провести параллель с использованием истцом способа защиты права, не предусмотренного законом, то видно, что суды отказывают в удовлетворении исков в тех случаях, когда избранный способ защиты нарушенного права прямо не предусмотрен Гражданским кодексом РФ или законом.

Так, например, ООО обратилось с иском в арбитражный суд об истребовании 100% долей в уставном капитале другого общества путем перевода на него прав и обязанностей участника общества. Судом первой инстанции заявленные требования частично удовлетворены. Однако ФАС Московского округа судебные акты отменил, указав, что в соответствии со ст.

21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» переводятся права и обязанности покупателя по договору, а не права и обязанности общества. Избранный истцом способ защиты права не предусмотрен ни ГК РФ, ни Федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью» .

Постановление ФАС Московского округа от 2 июня 2005 г. по делу N КГ-А40/4380-05.

Рассмотрим еще один пример. Фирма обратилась с иском к ЗАО о признании незаконным отказа органов управления ответчика в размещении 636 дополнительных акций и с другими требованиями.

Отказывая в удовлетворении требований истца, суды первой, апелляционной и кассационной инстанций указали, что признание незаконным отказа органов управления коммерческой организации в размещении дополнительных акций акционерного общества как способ защиты законом не предусмотрен .

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 31 августа 2004 г. по делу N Ф08-4002/2004.

Так есть ли правовые основания для удовлетворения исков о признании действий энергоснабжающих компаний незаконными? Органы прокуратуры отдельных субъектов РФ (например, Кабардино-Балкарской Республики) при обращении в суды общей юрисдикции в своих исках ссылались на нормы гл.

25 Гражданско-процессуального кодекса РФ, предоставляющей гражданину и юридическому лицу право оспорить действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц.

Однако, во-первых, коммерческие организации и их должностные лица не являются государственными органами и органами местного самоуправления.

Отношения, складывающиеся между такими организациями и контрагентами (потребителями), носят не публичный, а гражданско-правовой характер, поскольку построены не на отношениях подчиненности, а на отношениях равенства участников гражданского оборота.

Во-вторых, при любых условиях гражданско-процессуальный закон (так же, как и арбитражно-процессуальный) не может устанавливать способы защиты гражданских прав, поскольку процессуальное законодательство предусматривает порядок гражданского (арбитражного) судопроизводства и в данном случае лишь закрепляет право на обращение в суд и определяет процедуру реализации материального права, установленного в ст. 13 Гражданского кодекса РФ. По аналогичному пути справедливо пошла судебно-арбитражная практика.

https://www.youtube.com/watch?v=OewWkXIyP20\u0026pp=YAHIAQE%3D

Достаточно часто указанные иски предъявляются прокуратурой РФ в защиту прав и законных интересов неопределенного круга лиц (граждан, своевременно оплачивающих поставляемые им энергоресурсы). Процессуальные истцы при этом ссылаются на нормы ст. 45 ГПК РФ.

Однако в этом случае также следует учесть, что право прокурора обратиться с таким иском в суд само по себе еще не тождественно праву прокурора требовать защиты нарушенного (по его мнению) права любым способом по его собственному усмотрению. Это прямо подтверждается требованием, содержащимся в ч. 3 ст.

131 ГПК РФ «Форма и содержание искового заявления».

В соответствии с указанной нормой в исковом заявлении, предъявляемом в защиту интересов неопределенного круга лиц, должно быть указано, в чем конкретно заключаются их интересы, какое право нарушено, а также должна содержаться ссылка на закон или иной нормативный правовой акт, предусматривающий способы защиты этих интересов.

К слову сказать, данная норма частично вступает в противоречие со ст. 12 ГК РФ, которая, как указывалось выше, предусматривает, что способы защиты нарушенных прав могут устанавливаться не каким-либо нормативным правовым актом, а именно законом. На наш взгляд, данная коллизия должна разрешаться в пользу норм Гражданского кодекса как специального закона, регулирующего гражданско-правовые отношения.

Таким образом, прокурор при подаче иска в защиту неопределенного круга лиц (добросовестных потребителей энергоресурсов) должен указать закон, предусматривающий такой способ защиты нарушенных прав, как признание действий коммерческой организации незаконными.

Аналогичное требование содержится в информационном письме Генеральной прокуратуры РФ от 27 января 2003 г.

N 8-15-2003 «О некоторых вопросах участия прокурора в гражданском процессе, связанных с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса РФ».

Однако действующее законодательство ни в одном из законов не предусматривает возможность применения такого способа защиты нарушенного права, как признание действий коммерческой организации незаконными. Арбитражная практика также пошла по данному пути применения ст. 12 ГК РФ.

Так, в случае предъявления исков о признании действий коммерческих организаций незаконными, в том числе исков о признании действий поставщиков энергоресурсов по прекращению поставок энергии потребителям и покупателям незаконными, арбитражные суды указывают, что избранный истцом способ защиты нарушенного права не предусмотрен ст. 12 ГК РФ и действующим законодательством, и на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ прекращают производство по делу в связи с тем, что данный спор не подлежит рассмотрению в арбитражном суде . Данная позиция высказывалась и некоторыми юристами в своих работах .

См., например: Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 18 ноября 2003 г. по делу N Ф08-4402/2003, от 8 июня 2004 г. по делу N Ф08-2377/2004, от 25 мая 2005 г. по делу N Ф08-1999/2005, ФАС Московского округа от 19 июля 2005 г. по делу N КГ-А40/4659-05, ФАС Восточно-Сибирского округа по делу N А19-10331/03-35-Ф02-793/04-С2 и др. См., например: Добровольский В.И. Судебная защита прав акционера (участника) — вопросы правоприменения // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2005. N 5. С. 154.

Возникает справедливый вопрос: каковы должны быть действия суда, если он установит, что ст. 12 ГК РФ и иные законы не предусматривают выбранного истцом способа защиты своего права. Большинство судов, как указывалось выше, прекращают производство по делу на основании п. 1 ч. 1 ст.

150 АПК РФ. Однако некоторые суды рассматривают дело до конца и принимают решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Учитывая, что компетенция арбитражных судов является специальной по отношению к компетенции судов общей юрисдикции, а рассмотрение указанной категории споров не отнесено к компетенции арбитражного суда, более правильным, на наш взгляд, в этом случае является не решение об отказе в иске, а именно прекращение производства по делу. Аналогично производство по делу в суде общей юрисдикции при указанных обстоятельствах подлежит прекращению по ст. 220 ГПК РФ.

https://www.youtube.com/watch?v=WDzlopPqAOo\u0026pp=ygVq0J_RgNC40LfQvdCw0L3QuNC1INC90LXQt9Cw0LrQvtC90L3Ri9C80Lgg0LTQtdC50YHRgtCy0LjQuSDQutC-0LzQvNC10YDRh9C10YHQutC-0Lkg0L7RgNCz0LDQvdC40LfQsNGG0LjQuA%3D%3D

В соответствии с п. 1 ст. 547 ГК РФ в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору энергоснабжения сторона, нарушившая обязательство, обязана возместить причиненный этим реальный ущерб (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Таким образом, закон устанавливает право стороны требовать в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору энергоснабжения возмещения только реального ущерба в виде понесенных расходов и стоимости поврежденного или утраченного имущества.

Соответственно в таких случаях действия энергоснабжающей организации следует рассматривать как ненадлежащее исполнение ею обязательств по договору энергоснабжения, которые влекут за собой ответственность, предусмотренную ст. 547 ГК РФ.

Представляется возможным рассмотреть признание действий коммерческих организаций незаконными в судебном порядке и как разновидность такого способа защиты, как пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения (прямо предусмотрен абз. 3 ст. 12 ГК РФ).

В случае избрания указанного способа защиты своего права предметом иска будет в любом случае пресечение незаконных (по мнению истца) действий ответчика.

Несмотря на то что законодатель предусмотрел право на обращение в суд не только в случае нарушения субъективного права, но и в случае создания угрозы такого нарушения, необходимым признаком для удовлетворения требований истца будет являться продолжение оспариваемых действий в момент производства по делу.

В противном случае пресечение действий, которых на момент подачи иска уже нет, становится просто бессмысленным и может служить основанием для отказа в иске .

Проанализированная автором судебная и арбитражная практика показывает, что в большинстве случаев к моменту рассмотрения дела в суде, а точнее — к моменту вынесения решения, поставка энергии уже возобновляется, в связи с чем основания для удовлетворения иска о пресечении действий, нарушающих право контрагента, вытекающее из договора энергоснабжения, или создающих угрозу такого нарушения, отсутствуют.

См., например: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 19 мая 2005 г. по делу N Ф08-2042/2005.

Читайте также:  Субсидиарная ответственность юридического лица

Нельзя не обратить внимание и еще на одну правовую норму, касающуюся рассматриваемого способа защиты нарушенного права. В соответствии со ст. 46 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей» (с изменениями на 21 декабря 2004 г.

) уполномоченный федеральный орган исполнительной власти по контролю (надзору) в области защиты прав потребителей (его территориальные органы), иные федеральные органы исполнительной власти (их территориальные органы), осуществляющие функции по контролю и надзору в области защиты прав потребителей и безопасности товаров (работ, услуг), органы местного самоуправления, общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) вправе предъявлять иски в суды о признании действий изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) противоправными в отношении неопределенного круга потребителей и о прекращении этих действий.

При применении данной статьи в качестве правового основания иска о признании противоправными действий коммерческой организации необходимо учесть следующее:

  1. право на обращение в суд с таким иском предоставлено ограниченному количеству субъектов, прямо указанных в ст. 46 рассматриваемого Закона;
  2. применение данного способа защиты права возможно не в отношении любого покупателя, а только в отношении неограниченного круга потребителей, то есть лиц, использующих приобретаемый товар исключительно для личных, семейных и бытовых нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (преамбула Закона РФ «О защите прав потребителей»). При этом под неограниченным кругом лиц понимается такой круг потребителей, который невозможно индивидуализировать (определить), привлечь в процесс в качестве истцов и указать в решении суда. Такая категория споров подведомственна судам общей юрисдикции.

Таким образом, из изложенного можно сделать вывод о том, что к предъявлению в суд исков о признании действий коммерческих организаций незаконными следует подходить осторожно.

Подача такого иска возможна только в том случае, когда федеральный закон прямо предусматривает право субъекта защищать свои права в суде указанным способом.

В противном случае иск лишен правового основания, не подлежит рассмотрению в суде и производство по делу подлежит прекращению.

https://www.youtube.com/watch?v=WDzlopPqAOo\u0026pp=YAHIAQE%3D

И в заключение хотелось бы остановиться еще на одном документе, который на первый взгляд не имеет прямого отношения к рассматриваемому вопросу, однако в какой-то степени может повлиять на применение ст. 12 ГК РФ в будущем. Конституционный Суд Российской Федерации 4 декабря 2003 г.

рассмотрел вопрос о принятии к производству жалобы гражданина В.А. Шлафман, который оспаривал конституционность п. 7 ст. 152 ГК Российской Федерации, предусматривающего, что правила данной статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Определением от 4 декабря 2003 г. N 508-О в принятии указанной жалобы было отказано. Однако важным является то, что в тексте указанного Определения Конституционный Суд Российской Федерации, ссылаясь на ч. 2 ст.

45 Конституции РФ, указал, что «отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (п. 2 ст. 150 ГК Российской Федерации)». Указанная позиция Конституционного Суда РФ о компенсации некоего «нематериального вреда» не согласуется с положениями ст. 12 ГК РФ и, по сути, допускает защиту нарушенного права любыми способами, в том числе прямо не предусмотренными ни Гражданским кодексом РФ, ни иными действующими законами, что, на наш взгляд, является недопустимым.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Пленум ВС разъяснил, как оспаривать решения госорганов — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Суды могут самостоятельно восполнять пробелы в законах при разрешении споров граждан и чиновников, но только если это не ограничивает права и свободы гражданина. Такое разъяснение содержится в постановлении Пленума ВС о правилах споров с государственными органами. Еще Верховный суд научил определять подсудность таких споров, рассказал о восстановлении процессуальных сроков и допустил обжалование действий чиновников в интернете. Подробности — в наших карточках.

Новое постановление Пленума состоит из 32 пунктов, в которых разъясняются правила применения главы 22 КАС и главы 24 АПК. Пока речь идет о проекте: по результатам обсуждения документ решили отправить на доработку. Обычно этот процесс занимает одну-две недели.

Суды могут принимать решения, которые несут имущественные последствия для граждан и организаций.

Например, когда требуется вернуть излишне уплаченные налоговые и таможенные платежи, страховые взносы и исполнительские сборы, или выплатить компенсацию за незаконные решения чиновников.

При этом требования о возмещении вреда, причиненного принятием незаконных решений, бездействием или действием властных органов, должны предъявляться отдельным иском.

ВС объясняет, что в судебном порядке можно оспорить разные действия и решения чиновников. Они могут быть приняты в письменной и электронной форме, в том числе и в автоматическом режиме.

Но обратиться в суд можно в случае несогласия не только с формализованным решением, но и любым другим. Например, предметом судебного контроля могут стать действия, связанные с организацией дорожного движения, вроде установки новых знаков или настройки светофоров. «Действия могут совершаться, в частности, посредством размещения информации в сети «Интернет», — подчеркивает ВС.

Бездействием, которое можно оспорить, считается ситуация, когда чиновник не делает, что должен. Например, не рассматривает поступившее к нему заявление или не спешит принимать по нему решение.

Пленум объясняет, что акты налоговых и таможенных проверок не могут выступать предметом самостоятельного оспаривания. В то же время заинтересованные лица могут обжаловать решения, принятые по результатам проверок. 

Это же касается документов, подтверждающих какие-либо обстоятельства, например правовой статус гражданина или организации. Оспорить можно только решение, принятое по этим документам.

https://www.youtube.com/watch?v=mQD5PCdYnjg\u0026pp=ygVq0J_RgNC40LfQvdCw0L3QuNC1INC90LXQt9Cw0LrQvtC90L3Ri9C80Lgg0LTQtdC50YHRgtCy0LjQuSDQutC-0LzQvNC10YDRh9C10YHQutC-0Lkg0L7RgNCz0LDQvdC40LfQsNGG0LjQuA%3D%3D

Пленум ВС допускает обжалование в судебном порядке не только решений и действий государственных органов и их должностных лиц.

Ответчиком по таким спорам могут выступать и «наделенные публичными полномочиями органы, не имеющие статуса юридического лица»: например, экзаменационные или призывные комиссии.

А еще разрешается оспаривать действия организаций, наделенных «отдельными государственными или иными публичными полномочиями», и к таким ВС относит, например, психиатрические лечебницы и больницы ФСИН.

В проекте постановления Пленум ВС объясняет, какие решения или действия нельзя обжаловать по правилам КАС и АПК:

❌ Решения, принятые в ходе производства по уголовному делу. Их можно оспорить по правилам ст. 125 УПК («Судебный порядок рассмотрения жалоб»).

❌ Решения, принятые в рамках производства по делу об административном правонарушении. «Доводы о недопустимости конкретного доказательства излагаются в ходе рассмотрения соответствующего дела», — подчеркивает ВС.

❌ Отказы в применении амнистии.

❌ Решения, которые нужно обжаловать по правилам КоАП или 25-й главы АПК («Рассмотрение дел об административных правонарушениях»).

Вид судопроизводства и процессуальный порядок рассмотрения дела о защите прав, свобод и законных интересов заявителя определяется судом. Он должен учитывать характер правоотношений, из которых вытекает требование заявителя, а не форму обращения. «Оформление искового заявления вместо административного искового заявления не влияет на определение вида судопроизводства», — подчеркивает Пленум.

По общему правилу административные исковые заявления рассматриваются по месту нахождения госоргана, принявшего спорное решение. Кроме того, КАС позволяет подать иск по месту жительства гражданина или нахождения организации. Если решения госоргана распространяются на территорию нескольких субъектов или всю страну, подавать иск можно там, где будет исполняться спорное решение.

Срок обращения в суд считается со дня, следующего за днем, когда лицу стало известно о нарушении его прав, свобод и законных интересов. Вопрос о причинах пропуска срока суд может поднять и самостоятельно, не дожидаясь мнения участников спора. 

Пленум ВС Пленум ВС объяснил, как погашается и снимается судимость

«Возвращение административного иска другим судом по причине его неподсудности или в связи с нарушением требований, предъявляемых к содержанию заявления и прилагаемым к нему документам, сами по себе не являются уважительными причинами пропуска срока обращения в суд», — подчеркивает Пленум. В то же время, если заявителю не хватило документа, который должен был выдать госорган, пропуск срока признают уважительным.

В некоторых случаях законодательство допускает оспаривание решения госоргана в вышестоящем органе. Например, такой порядок предусмотрен для решений налоговиков.

Если по результатам внутренней апелляции решение останется в силе, то суд будет рассматривать именно первоначальное решение.

Если же вышестоящий орган изменит или отменит решение, тогда предметом рассмотрения суда будет именно апелляционный акт.

Суд не связан правовой квалификацией спорных отношений, он вправе оценить решение со ссылкой на нормы права, не указанные в иске. Не связан суд и доводами жалобы, потому что ему в любом случае нужно проверять имеющие значение для дела обстоятельства.

Формальные нарушения порядка принятия решений по общему правилу не могут служить основанием для признания их незаконными, подчеркивает ВС. Другое дело, если нарушения были существенными и повлияли на права заявителя.

Отдельный пункт проектируемого постановления посвящен вопросу применения аналогии права. В спорах с чиновниками это возможно, например когда есть пробел в правовом регулировании.

Читайте также:  Порядок отключения электроэнергии

«В частности, посредством применения аналогии судом могут быть преодолены пробелы, связанные с отсутствием подзаконных актов, определяющих порядок реализации права гражданином или организацией», — объясняет Пленум.

Аналогия невозможна, если она ограничивает права и свободы гражданина или организации.

https://www.youtube.com/watch?v=mQD5PCdYnjg\u0026pp=YAHIAQE%3D

Суды могут признавать незаконными решения чиновников, принимаемые по усмотрению. Пленум приводит в пример ситуацию, когда местные власти решили перенести пешеходный переход. Суд может разобраться в вопросе и отменить решение, если чиновники не учли все обстоятельства, влияющие на безопасность дорожного движения.

Суд может прекратить производство по спору с госорганом, если тот исправил свою недоработку, отменил свое решение или прекратил бездействие. Но разбирательство точно продолжится, если заявитель дополнительно попросил о компенсации морального вреда или возмещении ущерба, причиненного действиями или бездействием чиновников.

Иск о признании отсутствия задолженности как способ защиты

  • Султанов Айдар Рустэмович
  • начальник юридического управления
  • ПАО «Нижнекамскнефтехим»,
  • член Ассоциации по улучшению жизни и образования
  • Иск о признании отсутствия задолженности, как способ защиты

В российском праве известны иски о признании, которые в определенной степени «произошли» из преюдициальных исков, известных еще римскому праву[1]. Еще в XIX веке в Устав гражданского судопроизводства было внесено положение о том, что «к спорам о праве гражданском относятся и иски о признании существования или несуществования юридического отношения, коль скоро истец, в данное время, имеет законный интерес в подтверждение сего отношения судом»[2].

Как таковой иск о признании изначально не открывает в большинстве случаев перспективы совершения исполнительных действий, как отмечает С.А.

Синицын, именно по причине отсутствия принудительной силы исполнения решения суда возможность применения иска о признании долгое время отвергалась советской судебной практикой[3] (более подробно см.: Зейдер Н.Б.

Основные вопросы учения об иске в советском гражданском процессе: дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1939. С. 184).

Хотя возможность предъявления исков о признании признавалась и советскими процессуалистами. Так, М. А. Гурвич писал: «Иском о признании истец добивается подтверждения, т.е. установления определенности правоотношений, в случае оспаривания их существования или содержания, либо объема, в частности, их количественной стороны»[4].

 «Исками о признании могут быть признаны лишь такие обращения к суду, которые направлены на установление определенности (только определенности) в вопросе о существовании или отсутствии известного правоотношения»[5], данный иск может быть соединен в один с иском о присуждении[6]. Причем иск о признании может успешно применяться и для пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, а также и для защиты уже нарушенного права[7].

 Доктринальное обоснование признания права отсутствующим как негативного иска о признании представлено в работах Р. С. Бевзенко[8], М. И. Брагинского, В. В. Витрянского[9].

Иски о признании отсутствующим вещных прав в настоящее время, уже прочно вошли в судебную практику.

Что же касается исков о признании задолженности, то они известны судебной практике, но порой приходится доказывать о наличии такого способа защиты.

Так в учебнике «Гражданское права» под ред. Б.М. Гонгало упоминается, что в практике судов общей юрисдикции иски о безденежности займа формулируются как иски о признании задолженности отсутствующей[10].

Возможность заявления иска о признании задолженности отсутствующей соответствует требованиям ст.12 ГК РФ, в соответствии с которой, защита гражданских прав осуществляется путем пресечения действий, создающих угрозу нарушения прав, а также путем признания права и прекращения правоотношения.

Признание задолженности отсутствующей – вносит правовую определенность в отношения сторон и может устранить пребывание под угрозой возможности предъявления требования задолженности при ее отсутствии и избавиться от «статуса должника».

Для реализации некоторых гражданских прав наличие задолженности может быть препятствием.

Так например, в судах общей юрисдикции уже достаточно давно рассматриваются иски о признании задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг отсутствующей, обязании отозвать информацию о задолженности (Апелляционное определение Московского городского суда от 04.12.

2012 по делу № 11-27208). Также заявление исков о признании задолженности отсутствующей достаточно часто применятся в кредитных отношениях.

Некоторые коллеги полагают, что иногда единственным эффективным средством защиты будет подача иска о признании кредитной задолженности отсутствующей[11].

Уже сложилась судебная практика рассмотрения исков о признании отсутствующей задолженности по договору энергоснабжения (Определение Верховного Суда РФ от 24 ноября 2017 г. N 310-ЭС17-17037; Определение Верховного Суда РФ от 30 октября 2017 г. N 304-ЭС17-15967), в области арендных отношений (Определение Верховного Суда РФ от 29 октября 2018 г. N 307-ЭС18-15171).

Такой способ защиты права, как признание отсутствующей обязанности применяется и в банкротных делах (Определение Верховного Суда РФ от 2 июля 2018 г. N 308-ЭС18-3841).

Существует также практика, где рассмотрении вопроса о применении последствий недействительной сделки суд применяет такой способ защиты участника сделки, как признание отсутствующей обязанности.

Так в Определении Верховного Суда РФ от 21 декабря 2015 г.

N 309-ЭС14-5788 отражено «…оспариваемые сделки признаны недействительными, применены последствия их недействительности в виде признания отсутствующей обязанности должника…».

В нашей собственной практике мы столкнулись, когда конкурсные управляющие трех компаний, находящихся в процедуре банкротства, заявили ряд необоснованных требований, пытаясь в обособленных спорах рассматривать требования о признании сделок недействительными и применении последствий некоторых сделок, которые представляли собой части взаимосвязанных сделок.

То есть, была угроза рассмотрения частей сделок, а не в их взаимосвязи. Учитывая, что встречные иски в банкротных делах не были приняты, на наш взгляд, единственным эффективным средством защиты была подача иска о признании задолженности отсутствующей ко всем лицам, участвовавших в сделках, с заявлением всех обстоятельств, имеющих отношение к данным сделкам.

Подача такого иска, показала правильность избранного способа защиты, поскольку фактически ни один из ответчиков даже не стал доказывать  наличие задолженности, поскольку   рассматривая все элементы взаимосвязанных сделок в их совокупности было очевидно, что они правом требования задолженности не обладают.         

Арбитражный суд РТФ исковые заявления удовлетворил  и решением от 17 июня 2020 года по делу № А65-22440/2019 признал задолженность истца перед ответчиками отсутствующей.

   Суд согласился с возможностью использования такого способа защиты, как заявления иска о признании задолженности отсутствующим, процитировав правовую позицию Верховного Суда Российской Федерации, изложенную в определении от 04.07.2019г.

№305-ЭС18-22976 согласно которой, указанный способ защиты носит превентивный характер, направлен на исключение угрозы материальному праву истца, предупреждение вредных последствий таких действий.

В дальнейшем Ответчики данное решение не оспорили, а апелляция жалоба третьего лица была отклонена. Фактически наличие задолженности не доказывалось, а лишь ставилось под сомнение наличие такого способа защиты.

Суд апелляционной инстанции в Постановлении 24 сентября 2020 года отметил, что «Целью судебной защиты в данном случае является внесение правовой определенности в отношения сторон спора, а потому вывод о том, является ли избранный истцом способ защиты надлежащим применительно к статье 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьям 11, 12 ГК РФ, следует оценивать таким образом, насколько действия ответчиков создают существенные препятствия истцу для реализации его гражданских прав и (или) возлагают на него необоснованные обязанности. По результатам такой оценки суд первой инстанции пришел к выводу о том, что охраняемые законом интересы истца требуют судебного вмешательства на существующей стадии правоотношения и, соответственно, выбранный способ защиты прав истца являлся в данном случае правомерным. Доводы заявителя жалобы о неисполнимости данного решения не могут быть приняты во внимание, поскольку таким исполнением, в сущности, является подчинение действий ответчиков судебному акту, которым констатирована правота истца в отношении объема его обязательства перед ответчиками».

Полагаем, что такой подход в полной мере соответствует российской процессуальной доктрине, расценивающей иск о признании как иск о судебном подтверждении правоотношения[12].

Султанов А.Р. Иск о признании отсутствия задолженности, как способ защиты//Трансформация и цифровизация правового регулирования общественных отношений в современных реалиях и условиях пандемии: коллективная монография / Под ред. И.В. Воронцовой. Казань. 2020. С. 225-229.

http://kfrgup.ru/kb/doc/2781/koll_monog_2020.pdf?fbclid=IwAR2OviLZLKgwpgUaYk2ZIBiL3saccpYAxvU2x8T6Fx3_UKkVEibwl3cIf18

Прикладываю также работу Гордона «Иски о признании»

[1] Султанов А.Р. Можно ли предъявить в суде требование о признании незаконными действий коммерческих организаций//Арбитражная практика. 2010. №12. С. 44 — 49

[2] Гордон В.М. Иски о признании. Ярославль, 1906. С. XIII.

[3] Синицын С.А. Исковая защита вещных прав в российском и зарубежном гражданском праве: актуальные проблемы. М. 2015. 340 с.

[4] Гурвич М.А. Учение об иске (состав, виды). М., 1981. С. 13.

[5] Гурвич М.А. Пресекательные сроки в советском гражданском праве. М., 1961. С. 66.

[6] Иск в гражданском судопроизводстве: Сб./ Исаенкова О. В., Демичев А. А., Соловьева Т. В., Ткачева Н. Н.; под ред. О. В. Исаенковой. (Автор главы 2 «Иски о признании, иски о присуждении, преобразовательные иски» главы III «Виды исков» — Демичев А. А.) М., 2009 //СПС «КонсультантПлюс».

[7] Там же.

[8] Бевзенко Р. С. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество: проблемы и пути решения // Вестник гражданского права. 2011. № 5. С. 4—30; № 6. С. 5—29; 2012, № 1. С. 4—34.

[9] Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. М., 1998. С. 153.

[10] Гражданское право: В 2 т.: Учебник» (том 2) (3-е издание, переработанное и дополненное) (под ред. Б.М. Гонгало). М. 2018.

[11] Бычков А.И. Актуальные проблемы судебного разбирательства. М. 2016. 480 с.

[12] Гордон В.М. Указ. соч. С. 45.