Льготные условия

Защита репутации юридического лица

Фирма вправе оспаривать сведения, не только порочащие ее деловую репутацию, но и просто не соответствующие действительности. Если такие сведения размещены в СМИ, при подготовке иска необходимо использовать законодательные нормы из этой сферы деятельности, а также Гражданского кодекса и Конституции РФ.

Защищаем деловую репутацию компании

Компания может столкнуться с ситуацией, когда ей придется отстаивать свою деловую репутацию в суде. Само понятие «деловая репутация» имеет много сложных научных определений. Обобщенно можно сказать, что это «доброе имя» компании1. Рассмотрим способы защиты доброго имени фирмы, а также судебную практику по данной проблеме.

Не соответствующие действительности и порочащие сведения

Распространяемая о юридическом лице информация может как не соответствовать действительности, так и порочить его доброе имя.

Защита репутации юридического лица

Лев Лялин, почетный адвокат, член Президиума Московской областной коллегии адвокатов

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся данные сведения.

При этом с юридической точки зрения не считаются не соответствующими действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях, приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или официальных документах.

Для их обжалования и оспаривания предусмотрен иной законодательно установленный порядок. Например, в апелляционных и кассационных судебных инстанциях судов общей юрисдикции и арбитражных судов2.

Порочащими, в частности, являются ложные или недостоверные сведения, содержащие утверждения о нарушении компанией действующего законодательства, совершении нечестного поступка, проявлении недобросовестности при ведении производственно-хозяйственной деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют деловую репутацию фирмы3.

Под распространением не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию сведений следует понимать их опубликование в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации (далее — СМИ), а также размещение в Интернете, упоминание в публичных выступлениях и заявлениях, адресованных должностным лицам, сообщение в той или иной (в т. ч. устной) форме хотя бы одному лицу. Вместе с тем не является распространением порочащих сведений ситуация, когда при сообщении лицу, которого касаются сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем чтобы ничего не стало известно третьим лицам.

Правила защиты

Споры о защите деловой репутации юрлиц, связанные с их экономической деятельностью, подведомственны арбитражным судам4. Исковые требования фирмы в части, касающейся защиты чести, достоинства и деловой репутации ее работников, арбитражному суду неподведомственны.

Деловая репутация компании подлежит защите по правилам о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда5. На практике это означает, что фирма не может обращаться в суд за компенсацией морального вреда. Она имеет право лишь на возмещение убытков.

В силу пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец должен доказать лишь факт распространения этих сведений и их порочащий характер6.

При этом в случае, когда фирма оспаривает отказ руководства (редакции) СМИ, в котором размещены указанные выше сведения, опубликовать подготовленный ей ответ, придется доказать, что ущемляются права и охраняемые законом интересы фирмы7.

Судьи указывают8, что для них юридически значимым обстоятельством служит противоправный характер действий ответчика, который выражается в сообщении хотя бы одному лицу (посредством публичного выступления, размещения в СМИ или Интернете) определенных сведений об истце, носящих порочащий (направленный на формирование негативного общественного мнения о деловых качествах) и не соответствующий действительности характер.

Для подтверждения наступления неблагоприятных последствий в виде нематериального вреда деловой репутации истца необходимо сначала установить факт ее наличия, а потом — факт утраты доверия к ней.

Следствием такой утраты может быть, например, сокращение числа клиентов, потеря конкурентоспособности и прочее.

При выявлении причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий на стороне истца суды будут учитывать наличие реальной возможности влияния действий ответчика на формирование мнения об истце у третьих лиц.

Когда вместе с требованием о защите деловой репутации фирма заявляет требование о возмещении ей убытков, причиненных распространением порочащих сведений, суд разрешает последнее в соответствии со статьей 15 и пунктами 5, 7 статьи 152 Гражданского кодекса9.

На практике иск о возмещении убытков10 может быть рассмотрен как одновременно с требованием о защите деловой репутации, так и на основании уже вступившего в силу решения суда.

При этом доказывание факта наличия убытков11, их размера, наличия причинно-следственной связи между неправомерными действиями ответчика и наступившими неблагоприятными последствиями возлагаются на истца.

Способы защиты

Компания вправе оспаривать распространение любой информации, не соответствующей действительности, а не только той, которая порочит ее деловую репутацию12. По смыслу закона, чтобы ограничить распространение ложной информации, не обязательно доказывать, что она неблагоприятно сказалась на репутации.

Статья 152 Гражданского кодекса предоставляет различные способы защиты и восстановления нарушенного права. Фирма может потребовать13:

  • опровержения недостоверных сведений;
  • опубликования своего ответа в тех же СМИ;
  • замены или отзыва документа, содержащего не соответствующие действительности сведения;
  • удаления недостоверной, порочащей доброе имя информации, а также пресечения или запрещения дальнейшего распространения ложных сведений путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации изготовленных в целях введения в гражданский оборот экземпляров материальных носителей, содержащих указанные сведения;
  • удаления соответствующей информации, а также опровержения ложных сведений способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей Интернета;
  • возмещения убытков.

Кроме того, если невозможно установить лицо, распространившее ложные сведения, фирма вправе обратиться в суд по правилам особого производства с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности14.

При подготовке иска о защите деловой репутации необходимо руководствоваться:

Если не соответствующие действительности или порочащие сведения были размещены в СМИ или в Интернете на информационном ресурсе, зарегистрированном в качестве СМИ, необходимо использовать законодательные нормы, относящиеся к этой сфере деятельности. Очень важно при подготовке исковых требований проверить их на соответствие перечню случаев освобождения СМИ от ответственности за распространение недостоверных сведений. Таковыми являются случаи, когда подобные сведения15:

  • присутствуют в обязательных сообщениях16;
  • получены от информационных агентств;
  • содержатся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб государственных органов, организаций, учреждений, предприятий, органов общественных объединений;
  • являются дословным воспроизведением фрагментов выступлений депутатов на заседаниях Госдумы РФ, конференциях, пленумах общественных объединений, а также официальных выступлений должностных лиц госорганов, организаций и общественных объединений;
  • содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию в соответствии с Законом о СМИ;
  • являются дословным воспроизведением сообщений, материалов или их фрагментов, распространенных другим СМИ (за исключением случаев распространения информации, указанной в части 6 статьи 4 Закона о СМИ), которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение.

Из документа

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3

3. Пунктом 5 части 1 статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлена специальная подведомственность арбитражным судам дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом согласно части 2 названной статьи указанные дела рассматриваются арбитражными судами независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане. Исходя из этого, дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности не подведомственны судам общей юрисдикции.

Отмечу, при предъявлении фирмой иска ей необходимо быть готовой к ходатайству противоположной стороны о проведении судебно-лингвистической экспертизы с целью определения, являются ли спорные выражения в контексте статьи оценочными суждениями автора и носят ли они порочащий характер. Желательно уже на момент предъявления исковых требований в суд иметь соответствующее заключение специалиста. Если оно не будет оспорено противоположной стороной, есть большие шансы, что судьи сочтут его допустимым доказательством и сошлются на него в своем решении.

В случае победы в споре опровержение сведений должно быть обнародовано в том же СМИ, которое их распространило17. Это касается опровержения как размещаемого на основании судебного акта18, так и публикуемого добровольно на основании соответствующего обращения заинтересованного лица.

Отказ в опровержении может быть в течение года со дня распространения сведений обжалован в суд19. Если руководство (редакция) СМИ отказывается добровольно опубликовать ответ компании, отказ в его размещении (как и отказ в опровержении) возможно оспорить в судебном порядке.

«Потерпевшая» сторона часто задает вопрос: что лучше, требовать опровержения или права на ответ? Универсального рецепта нет. Я считаю, что право на ответ может оказаться предпочтительнее (см. образец его составления ниже).

Дело в том, что, опровергая те или иные сведения, суд зачастую выдергивает их из контекста и в результате в опубликованном ответчиком опровержении не всегда можно понять, о чем идет речь, да и сопутствующие комментарии судебного акта зачастую сводят опровержение на нет.

Ответ, который подготовлен «потерпевшим» от нападок, как правило, более содержателен и логичен в опровержении доводов противоположной стороны.

Читайте также:  Путеводитель электронная подпись

Также отмечу: извинение как способ защиты деловой репутации законом не предусмотрено, но оно может быть указано в мировом соглашении между участниками спора.

Важно! Деловая репутация представляет собой своего рода «доброе имя» лица и учитывается в составе его нематериальных активов наряду с авторскими правами, ноу-хау и торговыми марками. Деловая репутация может быть как положительной, так и отрицательной.

Положительная деловая репутация связана с позитивным отношением контрагентов к ее обладателю, с доверием к нему и уверенностью в положительном результате сотрудничества.

Отрицательная деловая репутация показывает нестабильность положения ее обладателя в экономическом обороте, недоверие к нему со стороны контрагентов*.

*Источник — Википедия.

Защита репутации юридического лица

Сайт журнала «Актуальная бухгалтерия»

Как законно наказать людей, порочащих деловую репутацию компании в социальных сетях?

Защита репутации юридического лицаЕ.М. Тараненко,автор ответа, консультант Аскон по юридическим вопросам

  • ВОПРОС
  • Мы часто сталкиваемся с тем, что в социальной сети «Инстаграм» пользователи распространяют сведения, порочащие деловую репутацию как нашего юридического лица, так и физических лиц (к примеру, учредителей бизнеса).
  • Интересует порядок действий для привлечения к ответственности данных лиц, в частности, территориальная подсудность и подведомственность, порядок установления ответчика (пользователя определенной страницы), реальная сумма компенсации и судебная практика по данному вопросу. 
  • ОТВЕТ

По общему правилу, при распространении порочащих сведений субъект (гражданин, юридическое лицо) вправе требовать в судебном порядке опровержения таких сведений, а также удаления указанных сведений из Интернета. Также гражданин и юридическое лицо вправе предъявить требования (гражданин – еще и о компенсации морального вреда).

В случае распространения таких сведений неустановленным лицом гражданин (юридическое лицо) вправе обратиться в суд с требованием о признании таковых не соответствующими действительности.

Если распространятся порочащие сведения о гражданине или юридическом лице (кроме случаев защиты деловой репутации в сфере предпринимательской деятельности), спор подсуден суду общей юрисдикции. Если распространяются порочащие сведения о юридическом лице (защита деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности) – арбитражному суду.

Вопрос установления личности владельца аккаунта в социальной сети является крайне сложным. Как следует из судебной практики, доказать принадлежность аккаунта конкретному лицу должен истец.

Однако не установлено способов, какими предполагается такое установление личности.

Из судебной практики также следует, что представители компании «Фейсбук», которая является владельцем и распространителем сервиса «Инстаграм», заявляют о том, что у них нет возможности идентифицировать владельца аккаунта (страницы).

Компенсацию морального вреда по спорам о размещении порочащей информации в «Инстаграм» присуждают нечасто, размер компенсации обычно варьируется от 10 т.р. до 20 т.р. Кроме того, в большинстве случаев суды ограничиваются решением об устранении нарушения (удалении порочащей информации).

Если указанная порочащая информация является оценочным суждением, мнением, убеждениями гражданина, их распространившего, то они не признаются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов, не могут быть проверены на соответствие действительности.

ОБОСНОВАНИЕ

Согласно пункту 11 статьи 152 ГК РФ правила и нормы о защите деловой репутации гражданина за исключением положений о компенсации морального вреда, применяются к защите деловой репутации юридического лица. Статьей 152 ГК РФ установлено следующее.

Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.

По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести, достоинства и деловой репутации гражданина и после его смерти (п. 1 ст. 152 ГК РФ).

В случаях, когда сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, стали широко известны и в связи с этим опровержение невозможно довести до всеобщего сведения, гражданин вправе требовать удаления соответствующей информации, а также пресечения или запрета дальнейшего распространения указанных сведений путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации изготовленных в целях введения в гражданский оборот экземпляров материальных носителей, содержащих указанные сведения, если без уничтожения таких экземпляров материальных носителей удаление соответствующей информации невозможно (п. 4 ст. 152 ГК РФ).

Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, оказались после их распространения доступными в сети «Интернет», гражданин вправе требовать удаления соответствующей информации, а также опровержения указанных сведений способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети «Интернет» (п. 5 ст. 152 ГК РФ).

Порядок опровержения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, в иных случаях, кроме указанных в пунктах 2 — 5 настоящей статьи, устанавливается судом (п. 6 ст. 152 ГК РФ).

Если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, невозможно, гражданин, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности (п. 8 ст. 152 ГК РФ).

Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений (п. 9 ст. 152 ГК РФ).

Как разъясняется в пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике.

Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

Вместе с тем исходя из пункта 3 названной статьи в случае, когда гражданином, в отношении которого средством массовой информации опубликованы соответствующие действительности сведения, ущемляющие его права и охраняемые законом интересы, оспаривается отказ редакции средства массовой информации опубликовать его ответ на данную публикацию, истец обязан доказать, что распространенные сведения ущемляют его права и охраняемые законом интересы. В соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Как защитить деловую репутацию компании

Высокие экономические показатели компании во многом зависят от её репутации на рынке. В статье наш ведущий эксперт-юрист Михаил Махров рассказал о правовых механизмах защиты вашего имени.

Понятие «деловая репутация» в законодательных актах не раскрывается. На практике используется общепринятое толкование, которое сводится к тому, что под деловой репутацией понимается представление о деловых качествах, деловом поведении на рынке, деятельности конкретного юридического лица в сфере общественно-экономического оборота.

При этом деловая репутация организации как профессиональная репутация, которая заработана среди аналогичных профессионалов (например, коммерсантов), а также в среде лиц, на которых направлена деятельность организации (например, потребителей товаров, работ, услуг), включает в себя профессиональную репутацию как самой организации, так и её руководителей[1].

Отметим, что деловая репутация, являясь в соответствии со ст. 150 Гражданского Кодекса РФ (далее – ГК РФ) нематериальным благом, не может быть объектом правопреемства в случае реорганизации юридического лица[2].

Способы защиты деловой репутации компании

Колоссальное значение для формирования деловой репутации компании в настоящее время имеют отзывы потребителей, контрагентов, работников и иных лиц, которые имели отношение к этой компании. Наличие огромного количества форумов, социальных сетей, электронных средств массовой информации дают безграничные возможности распространять информацию в интернете.

В соответствии со статьей 29 Конституции РФ каждому гарантируется свобода мысли и слова, а также свобода средств массовой информации. Применительно к свободе массовой информации на территории РФ действует Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950), согласно ч. 1 ст.

10 которой каждый человек имеет право свободно выражать своё мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

    В то же время статья 23 Конституции РФ предоставляет каждому право на защиту своей чести и доброго имени. Положения ст. 152 ГК РФ также предоставляют каждому право на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации.

Приведённые правовые нормы являются необходимым ограничением свободы слова и массовой информации для случаев злоупотребления этими правами.

Читайте также:  Усн расходы на покупку электронной подписи

Деловая репутация юридического лица подлежит защите способами, которые перечислены в ст. 152 ГК РФ. Эти способы направлены, в частности, на защиту компании от распространения о ней порочащих сведений, которые не соответствуют действительности.

В пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.

2005 № 3 (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 3) разъясняется, что следует понимать под распространением сведений, какие сведения считаются не соответствующими действительности  и какие – порочащими:

  • распространение сведений, порочащих деловую репутацию: опубликование таких сведений в печати, трансляция по радио и телевидению, демонстрация в кинохроникальных программах и других СМИ, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу;
  • не соответствующие действительности сведения: сообщение о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Здесь следует учитывать, что к таким сведениям нельзя относить сведения, которые содержатся в судебных актах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных и иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок;
  • порочащие сведения: сообщение о нарушении юридическим лицом действующего законодательства, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют деловую репутацию юридического лица.

Вс отметил, что в отношении ущерба деловой репутации юрлица судейское усмотрение не применяется

В Определении № 78-КГ22-44-К3 от 8 ноября Верховный Суд разъяснил, как полагается определять размер вреда, причиненного деловой репутации юрлица.  

3 декабря 2019 г. Надежда Галькова разместила в соцсети «ВКонтакте» негативный комментарий в отношении ПАО «Городские инновационные технологии», указывающий на совершение преступлений с подделкой протоколов.

ПАО «ГИТ» обратилось в суд с иском к Надежде Гальковой о защите деловой репутации, взыскании компенсации вреда, причиненного деловой репутации, и попросило взыскать с нее 50 тыс. руб. в качестве компенсации вреда.

Московский районный суд Санкт-Петербурга частично удовлетворил иск. Он согласился, что сведения носят порочащий характер, не соответствуют действительности и умаляют деловую репутацию истца. Суд указал, что сведения размещены на открытой странице и доступны для восприятия неопределенного круга лиц. Он пришел к выводу о наличии оснований для взыскания компенсации в размере 10 тыс. руб.

В свою очередь, апелляция указала, что сам факт причинения вреда деловой репутации при распространении порочащих сведений презюмируется и не требует специального доказывания, тогда как сумма определенной судом компенсации соответствует обстоятельствам дела и представленным доказательствам. Кассационный суд общей юрисдикции согласился с такими выводами.

Не согласившись с решением, Надежда Галькова обратилась в Верховный Суд. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС указала, что факта распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, недостаточно для вывода о причинении ущерба деловой репутации и для выплаты денежного возмещения за необоснованное умаление деловой репутации.

Суд пояснил, что на истце в силу требований ст.

56 ГПК лежит обязанность доказать обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих требований, то есть подтвердить, во-первых, наличие сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений (промышленности, бизнесе, услугах, образовании и т.д.), во-вторых, наступление для него неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений, факт утраты доверия к его репутации или ее снижение.

В обоснование своей позиции по существу заявленного требования о взыскании компенсации репутационного вреда истец ссылался на использованную Надеждой Гальковой форму распространения порочащих его сведений в Интернете с предоставлением неопределенному и неограниченному числу пользователей свободного доступа к сайту.

«Однако доказательств и пояснений, свидетельствующих о сформированной репутации истца до нарушения, и доказательств, позволяющих установить наличие неблагоприятных последствий для ПАО “ГИТ” в результате размещения в социальной сети “ВКонтакте”, в материалы дела истцом не представлено», – заметил Верховный Суд.

Таким образом, судом не были собраны доказательства, на основании которых возможно установить причинение репутационного вреда истцу.

Самого признания факта распространения порочащих сведений и судебного решения об их опровержении недостаточно для восстановления баланса прав участников данного гражданско-правового спора, а также для определения размера возмещения вреда в конкретных правоотношениях.

«Следует также отметить, что гражданско-правовые механизмы компенсации и возмещения вреда различны по своей сути. В отношении юридического лица, которое не может претерпевать моральные и нравственные страдания, невозможно применение компенсационного механизма, основанного в большей степени на оценке судом обстоятельств дела и судейском усмотрении.

Защита деловой репутации юридического лица осуществляется именно путем возмещения причиненного ущерба, размер которого должен быть доказан истцом, при этом представленные доказательства должны отвечать критериям относимости и допустимости.

Если такие доказательства не представлены, суд не может заменить возмещение вреда на компенсацию, определенную по своему усмотрению», – отмечается в определении.

Кроме того, ВС заметил, что не исполнены судом и требования ст. 195 и 198 ГПК. Он напомнил, что Пленумом Верховного Суда в п. 2 и 3 Постановления от 19 декабря 2003 г.

№ 23 «О судебном решении» разъяснено, что решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов. Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права.

Верховный Суд указал, что решение суда не может считаться законным, если доводы и возражения сторон не получили оценки со стороны суда.

Возражая против заявленных требований, ответчик указывала, что ее комментарий связан со всей структурой ПАО «ГИТ», в том числе входящими в его состав управляющими компаниями, представляя доказательства в обоснование своих утверждений о фальсификации истцом и аффилированными с ним лицами документов.

ВС посчитал, что доводы ответчика не были проверены и не получили надлежащую оценку, результат которой был бы отражен в мотивировочной части решения суда, а потому он отменил судебные акты, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В комментарии «АГ» адвокат АБ «Падва и партнеры» Александра Бакшеева указала, что Верховный Суд последовательно придерживался правовой позиции, основанной на Определении Конституционного Суда от 4 декабря № 508-О/2003 и ранее изложенной в Определении от 18 ноября 2016 г. № 307-ЭС16-8923.

Она сводится к тому, что современная редакция ст.

152 ГК исключает возможность компенсации морального вреда в случае умаления деловой репутации юридических лиц, однако это не препятствует защите нарушенного права посредством заявления требования о возмещении вреда, причиненного репутации юридического лица.

Александра Бакшеева полагает, что Верховный Суд подтвердил ранее озвученный вывод о том, что для удовлетворения требования о возмещении вреда, причиненного репутации юридического лица, недостаточно только самого факта распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца.

Истец также обязан доказать наличие сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений, а также наступление для него неблагоприятных последствий (в частности, факт утраты доверия к его репутации или ее снижение).

Следовательно, подобная судебная практика закономерным образом усложнит возможность возмещения вреда, причиненного репутации юридических лиц, ввиду того что стандарт доказывания юридически значимых обстоятельств остается достаточно высоким.

Помощник адвоката АБ FORTIS Иван Полихов посчитал, что ВС должным образом распределил бремя доказывания фактов, имеющих значение для правильного рассмотрения дела.

«ВС очень удачно фокусирует внимание судов на недопущении формального подхода при сборе доказательств, на основании которых возможно установить причинение репутационного вреда юридическому лицу.

Самого факта распространения сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица, недостаточно для вывода о причинении ущерба деловой репутации и, как следствие, для выплаты денежного возмещения за необоснованное ее умаление», – отметил он.

По мнению Ивана Полихова, важность доказывания юридическим лицом ущерба, причиненного деловой репутации, ВС обозначает, проводя разницу между гражданско-правовыми механизмами компенсации и возмещения вреда.

ВС указывает, что в отношении юридического лица, которое не может претерпевать моральные и нравственные страдания, невозможно применение компенсационного механизма, основанного в большей степени на оценке судом обстоятельств дела и судейском усмотрении.

Читайте также:  Оплата электронного билета

Защита деловой репутации юридического лица осуществляется именно путем возмещения причиненного ущерба, размер которого и должен быть им доказан.

Верховный суд разъяснил, как правильно защищать деловую репутацию — Российская газета

Проверки показали, что ни один факт коррупции, в заявлениях на имя начальства полицейского, не подтвердился. И когда проверки завершились, переживший неприятные моменты правоохранитель пошел в суд, чтобы защищать свое честное имя.

И несложному, на первый взгляд, делу пришлось дойти до высокой судебной инстанции.

Верховный суд пересмотрел итоги этого гражданского дела и разъяснил, когда такие заявления-кляузы считаются порочащими честное имя, а когда — гражданским правом любого россиянина и борьбой с коррупцией.

Итак, истец, руководитель районной полиции, принес в суд иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. Полицейский просил суд признать не соответствующими действительности сведения, которые распространил заявитель в своих письмах. И еще просил обязать ответчика написать опровержение cвоим начальникам и представителям Следственного комитета, которые разбирались с жалобами.

https://www.youtube.com/watch?v=_Accr1RcPt4\u0026pp=ygVB0JfQsNGJ0LjRgtCwINGA0LXQv9GD0YLQsNGG0LjQuCDRjtGA0LjQtNC40YfQtdGB0LrQvtCz0L4g0LvQuNGG0LA%3D

Райсуд полицейскому отказал. Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда это решение отменила и приняла другое. Апелляция признала не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию сведения, которые заявитель приводил в своих письмах. Проигравший полицейский пожаловался в Верховный суд.

Истец обязан доказать факт распространения порочащих сведений. Ответчик — что сведения — правда

Первое и второе заявление бдительный гражданин отправил начальнику областной полиции с разницей в несколько дней.

В заявлениях приводился длинный список преступлений начальника местной полиции — он и назначает подчиненных на хорошие места за деньги, и данью всех подчиненных обкладывает, и отбирает «удобных» сотрудников на хорошие должности, а плюс к этому еще и участки земли в округе ворует.

В общем, заявитель проявил удивительную осведомленность о тайной жизни местной полиции. Жалобы проверяла Служба собственной безопасности областного главка МВД. Факты не нашли подтверждения.

Райсуд, отказывая полицейскому написал, что тот «не представил доказательств, что ответчик хотел причинить ему вред, то есть злоупотребил правом».

Областной же суд, отменив отказ, напротив, пришел к выводу, что отправленные ответчиком заявления содержали «негативную, умаляющую честь, достоинство и деловую репутацию истца информацию».

И эта информация «не свидетельствовала о намерении истца исполнить свой гражданский долг». Письма были направлены «исключительно с намерением причинить вред другому лицу». То есть гражданин злоупотребил правом.

Вот как выглядит этот спор глазами Верховного суда РФ. Суд напомнил про 152-ю статью Гражданского кодекса, в которой сказано, что человек может требовать опровержение порочащих его сведений, если их распространитель не докажет, что они соответствуют действительности.

Потом Верховный суд указал на свой пленум, на котором говорилось об исках о защите чести и достоинства (N3 от 24 февраля 2005 года).

На пленуме было сказано следующее — обстоятельствами, имеющими значение для дела, являются: факт распространения сведений ответчиком и порочащий характер этих сведении и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из этих обстоятельств иск судом не может быть удовлетворен.

Не соответствующими действительности названы сведения о фактах и событиях, которые не имели место в реальности.

Порочащими являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом законодательства, совершение нечестного поступка, неправильное, неэтичное поведение в личной, общественной или политической жизни, недобросовестность в бизнесе и прочее. На пленуме напомнили — обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать лишь факт распространения информации человеком, к которому предъявлен иск, и порочащий характер этих сведений.

Но есть и другая «сторона медали». В соответствии с Конвенцией о защите прав человека и нашей Конституцией, гарантирующей свободу слова, позицией Европейского суда по правам человека, при рассмотрении дел о защите чести и достоинства, судам следует различать две вещи.

Это утверждение о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения или убеждения, которые не являются предметом судебной защиты по 152-й статье Гражданского кодекса.

Суждения, будучи «выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на соответствие действительности».

В нашем случае, сказал Верховный суд, местному суду надо было установить, были ли высказывания автора писем оценочным суждением, мнением или убеждением автора. На истце лежала обязанность доказать факт распространения сведений и их порочащий характер. А на ответчике — соответствие действительности этих фактов.

Верховный суд процитировал свой пленум о защите чести и достоинства.

Там было сказано, что если гражданин обращается в органы с заявлением и приводит какие-то сведения о готовящемся или предполагаемом преступлении, но они не подтверждаются, то написание заявления само по себе не может стать основанием для привлечения его автора «к гражданско-правовой ответственности по 152-й статье ГК». В таком случае речь идет о «реализации гражданином права на обращение в органы, которые по закону обязаны проверять поступившую к ним информацию». Требования о защите чести и достоинства могут быть удовлетворены лишь в одном случае — если суд установит, что заявление в органы не имело под собой никаких оснований и было продиктовано не намерением исполнить гражданский долг, а исключительно намерением причинить вред другому человеку, то есть было злоупотребление правом.

В нашем случае краевой суд , согласившись с иском, «не привел мотивов, по которым он пришел к такому выводу, не сослался на доказательства, имеющиеся в деле, не дал оценки доводам жалобщика о том, что он писал для проверки профессионализма полицейского и не носили умысла причинения ему вреда». По мнению Верховного суда, дело апелляция должна пересмотреть.

Честь и достоинство: тонкости защиты деловой репутации

Например, в 2016 году Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов (СПбГУП) обратился в арбитражный суд с исковыми требованиями к холдингу «Медиа.С-Пб».

Университет требовал признать не соответствующими действительности и порочащими его деловую репутацию сведения на портале «Лениздат.ру», входящем в состав холдинга.

Резонанс вызвала публикация об отчислении 150 студентов за активность в социальных сетях — например, за публикации (в том числе с использованием ненормативной лексики) в паблике «Подслушано в СПбГУП».

Авторы статьи заявляли, что администрация университета нарушает 29-ю статью Конституции РФ, гарантирующую свободу слова.

В исковом заявлении утверждалось, что подобная информация снижает конкурентоспособность университета, а это, в свою очередь, отражается на его экономическом положении.

Истец требовал удаления публикации с сайте, а также взыскания с ответчика компенсации в размере 3 млн рублей и убытков в размере 2 153 800 рублей.

По мнению суда первой инстанции, порочащий характер сведений содержался в словах о 29-й статье Конституции, поэтому требования об удалении материала с сайта «Лениздат.ру» были удовлетворены.

Однако взыскивать материальную компенсацию с медиахолдинга суд не стал, «поскольку истцом не представлены надлежащие доказательства, подтверждающие как факт убытков в заявленном размере, так и то, что названные убытки обусловлены распространением ответчиком оспариваемых сведений».

Обратным же примером, когда была взыскана, пожалуй, самая большая компенсация нематериального вреда, является дело Альфа-банка против ИД «Коммерсант», рассмотренное в 2005 году, поводом для которого стала статья о появлении у банка финансовых проблем.

В то время еще не существовало обширной практики взыскания подобной компенсации в пользу юридических лиц.

Суд первой инстанции решил взыскать с «Коммерсанта» в пользу банка 20,5 млн рублей в возмещение убытков, причиненных распространением не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию банка сведений, и 300 млн рублей в возмещение репутационного вреда.

Постановлением апелляционной инстанции решение в части взыскания компенсации в размере 300 млн рублей было оставлено без изменения. При применении данного способа защиты деловой репутации банка суды исходили в том числе из реакции вкладчиков после прочтения газеты.

Следствием заметки о проблемах в Альфа-банке стал отток вкладов более чем на 6 млрд рублей, что и представляет собой материальное выражение утраты доверия со стороны клиентов банка.

При пересмотре дела суд кассационной инстанции указал, что нижестоящими судами не применены разумные и справедливые пределы нематериального вреда, и снизил размер компенсации до 30 млн рублей.

Стоит отметить, что, как правило, целью предъявления подобных исков является скорее не взыскание денежной компенсации, а пресечение будущих публикаций, которые могу негативно отразиться на деловой репутации.

Читать в Forbes