Правила

Безвозмездная уступка права требования ничтожна

Безвозмездная уступка права требования ничтожна

С развитием банковско-кредитной системы получили широкое распространение договоры цессии. Основные вопросы, связанные с ними, освящаются статьями гл. 24 ГК РФ. Если договор цессии оказывается невыгодным для одной из сторон участниц, она может попытаться его оспорить.

Безвозмездная уступка права требования ничтожна

Договор цессии. Основные понятия

Основные понятия именуют соглашение, согласно которому одна сторона уступает другой право требовать возврата долга. Основным примером является передача банком права требовать возврата долга по кредиту коллекторскому агентству.

В процедуре задействованы три стороны:

  • Цедент – кредитор по первому договору, уступающий свое право требования возврата долга.
  • Цессионарий – лицо, которому передается по договору право требования погашения долга.
  • Должник.

Чтобы заключить договор цессии, первоначальный кредитор не обязан испрашивать на это согласия должника. Однако, должен поставить его в известность. До момента уведомления должника, у последнего отсутствуют обязательства по исполнению договора возврата долга в отношении цессионария.

Может возникнуть ситуация, при которой должник успевает исполнить долговые обязательства по отношению к первоначальному кредитору до того, как его ставят в известность о уже заключенном договоре цессии. В таком случае должник далее не обязан исполнять обязательства по отношению к новому кредитору.

Не ко всем видам задолженности можно применять договор цессии. Недопустим он в отношении:

  • Долгов, напрямую связанных с личностью кредитора. Типичный пример – получатель алиментов.
  • Задолженностей, в которых для должника важна сама личность кредитора. Пример – договор о совместной деятельности.
  • Долгов, передача которых противоречит российскому законодательству.

Безвозмездная уступка права требования ничтожна

Можно ли оспорить договор цессии

Чтобы прекратить действие договора цессии, необходимо обратиться в суд. Сделать это может любая сторона процесса. Как правило, в качестве истца выступает должник.

Первая причина, по которой может быть оспорена цессия – это ее незаконность. В первом договоре, по которому возник долг, должен содержаться пункт о возможности переуступки требования без согласия должника.

При отсутствии такой оговорки, признать договор цессии недействительным легко.

Если новый кредитор – цессионарий нарушает условия первичного договора, цессия тоже признается недействительной. Примеры нарушений:

  • Договор составлен без соблюдения правовых требований. Например, в нем не указаны необходимые сведения о сторонах, не стоит дата, подписи и пр.
  • Срок возврата долга еще не наступил.
  • Переуступка долга лицу, которое не имеет права его истребовать. Например, банк подписал договор цессии с коллекторским агентством, не внесенным в перечень ФССП.
  • Наличие в первом договоре условия, по которому кредитору запрещено передавать информацию о должнике третьим лицам.
  • Цессионарий отказывается выполнять встречные требования должника. Когда заключается первый договор, каждая из сторон приобретает свои обязательства в отношении другой стороны. После переуступки обязательства кредитора переходят цессионарию.
  • Договор цессии составлен на безвозмездной основе. Если одна организация переуступает другой право требования, новый кредитор должен за переуступку заплатить и этот факт необходимо отразить в договоре, т.к. дарение между коммерческими организациями запрещено.

Чтобы договор цессии был действительным в долговых обязательствах полностью должны смениться кредиторы. Если первый кредитор продолжает после заключения договора цессии отношения с должником по вопросу обязательств, переуступка признается недействительной.

Безвозмездная уступка права требования ничтожна

Как осуществить оспаривание договора цессии

Заинтересованной стороне потребуется составить исковое заявление в суд. Подсудность определить легко. Если в договоре участвует хоть одна организация, например, банк, обращаться нужно в Арбитражный суд. К иску необходимо приложить копию договора цессии, поэтому нужно затребовать ее кредитора.

Как показывает судебная практика, выигрыши и проигрыши по подобным делам делятся, примерно, поровну. Желательно предварительно, хотя бы, получить консультацию профильного юриста, т.к. в делах имеется множество нюансов, особенно, если речь не о переуступке долга по кредиту банком.

Например, каждый должник имеет право выдвинуть встречные требования кредитору. Если суд решит удовлетворить требования должника первоначальному кредитору, объем долга, который он обязан вернуть цессионарию, уменьшится – это общепринятая судебная практика. А значит, цессионарий может потерпеть убытки от сделки и требовать признания договора цессии недействительным.

Последствия

Если суд признает договор цессии недействительным, цессионарий потеряет право требования долга, и оно вернется к первоначальному кредитору. Никаких иных правовых последствий недействительная сделка за собой не влечет. Только цессионарий имеет право затребовать по суду компенсацию от первоначального кредитора за понесенные убытки.

Записаться на консультацию

Уступка права: как меняются нормы ГК о цессии и какие вопросы остались без ответов — новости Право.ру

С 1 июня 2018 года вступают в силу новые нормы Гражданского кодекса, которые регулируют договор цессии. Одну из новелл эксперт назвал «почти революционной»: она защитит нового кредитора, но заметно ограничит права должника. Какие риски у него появятся, рассказали юристы. Также они рассказали о самых частых злоупотреблениях с использованием договора цессии.

Было Станет с 1 июня 2018 года
Если уступка запрещена договором – сделку по уступке можно признать недействительной по иску должника лишь в том случае, если другая сторона знала или должна была знать о запрете (ч. 2 ст. 382 ГК). Это ограничение будет действовать только в отношении уступки неденежных исполнений (ч. 4 ст. 388 ГК).
Дополнено действующее правило о том, когда должник может выдвигать против нового кредитора возражения, основания которых возникли ранее (ст. 386 ГК). Теперь должник обязан сообщить новому кредитору о возражениях «в разумный срок» после того, как получит уведомление об уступке. Иначе потеряет право на возражения.
В договоре разрешат освободить цедента от ответственности за недействительность переданного требования. Это возможно при условии, если соглашение связано с предпринимательской деятельностью, а цедент не знал, не мог знать или предупредил контрагента об этих рисках (ч. 1 ст. 390 ГК).

Безвозмездная уступка права требования ничтожна

Дополнение в ст. 386 ГК [вторая позиция в таблице – «Право.ru»] – почти революционное. Оно защитит нового кредитора от «сюрпризов», которые могут появиться спустя некоторое время. В то же время новелла заметно ограничит права должника, который обязан мгновенно сориентироваться, собрать документы и помнить о том, что право на возражение может в любой момент прекратиться.

Партнер АБ «Инфралекс» Артем Кукин

Согласно новой норме, сообщить о возражениях нужно «в разумный срок». Сколько он составляет – определит, как обычно, судебная практика. В качестве общего правила можно сказать – чем раньше, тем лучше, говорит Екатерина Баглаева из КА «Юков и партнеры».

ВС решил, возможна ли цессия денежного требования по госконтракту

Если должник – организация и в ней работают квалифицированные специалисты, им будет несложно оперативно представить возражения против требования кредитора, прогнозирует Кукин.

Проблемы, по его мнению, могут возникнуть у граждан, главным образом – заемщиков по потребительским кредитам и микрозаймам.

«Граждане, как правило, всячески избегают контактов с коллекторами, но это обернется теперь против них: коллекторы смогут говорить, что «уклонисты» потеряли право на возражения».

Новеллу не может одобрить Сергей Морозов из юркомпании «Хренов и партнеры». Ему непонятно, почему обязанность раскрывать риски, связанные с уступкой, возложили не на цедента, а на должника, который вообще не участвует в договоре цессии.

К тому же должника обязали раскрывать возражения только новому кредитору, а не первоначальному. Почему они не равны в своих правах, задается вопросом Морозов.

Когда начнет действовать норма, недобросовестные кредиторы смогут уступать права требования своему аффилированному лицу – это поможет им заранее узнать возможные возражения должника и ограничить его в новых возражениях, опасается Морозов.

https://www.youtube.com/watch?v=ygD3pDEV3Vc\u0026pp=ygVa0JHQtdC30LLQvtC30LzQtdC30LTQvdCw0Y8g0YPRgdGC0YPQv9C60LAg0L_RgNCw0LLQsCDRgtGA0LXQsdC-0LLQsNC90LjRjyDQvdC40YfRgtC-0LbQvdCw

Возможность ограничить ответственность цедента за недействительность требования [третья позиция в таблице – «Право.ru»] увеличит риски цессионария, поэтому ему надо пользоваться новой нормой с максимальной осторожностью, прокомментировала руководитель группы практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Юлия Романова.

Защита добросовестных лиц: вопросы без ответов

В договоре цессии можно предусмотреть запрет на уступку права. Но законодательство не обеспечивает исполнения этого условия.

Читайте также:  Хранение чужого имущества

Должник вправе оспорить уступку лишь по неденежному обязательству, а цессионарий знает о договорном запрете (ч. 4 ст. 388 ГК), говорит Морозов.

В остальных случаях, по словам юриста, должник может требовать лишь возмещения убытков, но получить их через суд довольно сложно. 

Безвозмездная уступка права требования ничтожна

Кредитор получает простор для злоупотребления правом: сначала он выторговывает для себя условия получше в обмен на запрет уступки, а затем может безболезненно нарушить это условие и уступить право требования.

Юрист юркомпании «Хренов и партнеры» Сергей Морозов

Впрочем, если цедент и цессионарий хотели причинить вред должнику, то уступку можно попробовать признать недействительной по признаку злоупотребления правом (ст. 10 и 168 ГК), напоминает Баглаева из «Юкова и партнеров».

Пленум ВС обсудил спорные вопросы перемены лиц в обязательстве

Павел Меньшенин из КА «Делькредере» поднимает другую проблему: защищен ли добросовестный цессионарий от договора уступки, заключенного задним числом? По мнению адвоката, ответа не дает ни Гражданский кодекс, ни Постановление Пленума ВС № 54 от 21 декабря 2017 года. «Например, цедент уступил требование, передал подлинники документов, должник исполнил обязательство новому кредитору, – рассказывает Меньшенин. – Тут приходит третье лицо и говорит, что цедент уступил ему это требование раньше, хотя должник и цессионарий об этом не знали. Это третье лицо взыскивает неосновательное обогащение». П. 4 ст. 390 ГК о риске последствий такого исполнения Меньшенин считает недостаточно конкретной, а Пленум не разъясняет норму, а лишь ее цитирует.

Злоупотребления с договорами цессии

  • Чаще всего договоры цессии используются для вывода ценных активов, в том числе – в банкротстве. Например, их могут оплатить неликвидными векселями. Также накануне отзыва лицензии банк может уступить избранным кредиторам права требования к надежным заемщикам, которые «оплачивают» уступку деньгами, зависшими на счетах этого же банка, приводит пример Кукин.
  • Чтобы начать банкротить компанию максимально быстро, недобросовестные лица покупают права требования по кредитным договорам, делится Юлия Романова из Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP. Требования банков здесь не надо заранее «просуживать», объясняет она. Эффективных мер против такой тактики пока нет – остается доказывать факт злоупотребления правом в каждом конкретном деле, говорит Романова.
  • В банкротстве должник может выкупить часть требований через аффилированные фирмы и получить контроль над процедурой. Кроме того, цессия используется для обхода законодательного запрета включать в реестр кредиторов внутрикорпоративные требования. Например, компания получила от акционеров заем, а они уступили право третьим лицам «со стороны». Тут можно попытаться уйти от квалификации корпоративных отношений, ссылаясь на добросовестность цедента, делится Сергей Морозов из юркомпании «Хренов и Партнеры».
  • Бывает, что цессионарий практически ничего не заплатил цеденту, но уже получил право требования к должнику. По словам Михаила Гусева из АБ «Инфралекс», таким образом взаимосвязанные компании выводят активы. Но это может быть и просто недобросовестный цессионарий. Доказать безвозмездность цессии крайне сложно, говорит адвокат: если нет оплаты или условия об оплате, суды это еще не убедит (п. 3 Постановления Пленума ВС № 54). Как показывает практика, признать такие сделки недействительными возможно уже в банкротстве, утверждает Гусев, который приводит в пример постановления АС Московского округа № Ф05-12458/2016 от 11 апреля 2017 по делу № А40-99087/2015 и № Ф05-15689/2017 от 03 ноября 2017 по делу № А40-124117/2015.
  • С помощью уступки права требования физлицу можно искусственно изменить подведомственность и подсудность экономического спора. В суде общей юрисдикции может быть проще получить обеспечительные меры (например, наложить арест на имущество), ведь в арбитражных судах это скорее исключение, делится руководитель практики «ФБК Право» Александра Герасимова. Она призывает чаще использовать подход, который Президиум ВАС сформулировал еще в 2008 году: «Не допускается искусственное изменение подведомственности экономического спора» (Постановление от 09 сентября 2008 года № 6132/08).

Как обеспечить стабильность оборота прав требования и защитить всех его участников – обсудят на круглом столе Петербургского международного юридического форума «Уступка требования в судебной практике». Юрфорум пройдет с 15 по 19 мая 2018 года. 

14:48На ПМЮФ назвали технологии, упрощающие международные платежи 13:05Налоговые кредиты предложили использовать для поддержки бизнеса 10:50За нотариусами предложили закрепить полномочия медиатора 9:13Как связаны право и искусство 8:52На ПМЮФ обсудили развитие российского законодательства 19:06Законодательство в сфере взыскания задолженностей скорректируют 16:45Нужно урегулировать поведение стран в цифровом пространстве 16:30«Приоритет остается за решениями национальных судов» 16:09«ПМЮФ-2023 — самый представительный за всю историю» 15:48 «Верховенство закона поможет выстроить справедливый миропорядок» 14:20Адвокатов стали чаще не допускать в отделы полиции 13:38Валерий Зорькин на ПМЮФ обратил внимание на разрыв между идеалом и действительностью 12:20На ПМЮФ предложили установить требования для оказания юруслуг 12:11Как власти цифровизируют нормотворчество 10:13На ПМЮФ поговорили о правовой защите детей из новых регионов 9:58 «Надо позволить всем российским компаниям переводить судебные споры в РФ» 9:35На ПМЮФ обсудили преступления в сфере IT 20:36На конференции Конституционного суда обсудили актуальные правовые проблемы 19:07 «Синергия» и Право.ru договорились развивать правовую культуру РФ
17:53Создана ассоциация адвокатов для помощи россиянам за рубежом 15:24На ПМЮФ рассказали, что 96,5% рынка обеспечивают интернет-магазины 14:40На ПМЮФ оценили сроки принятия законопроектов о регулировании крипты 13:51Власти обсуждают, как упростить применение льгот для МХК 13:30На ПМЮФ обсудили, что мешает развитию криптовалюты 13:04Ирина Винер рассказала, как сейчас спортсмены участвуют в международных соревнованиях 11:40На ПМЮФ-2023 обсудили альтернативный выбор арбитража 11:27В 2022 году в САР переехало в три раза больше компаний 11:07На пленарном заседании ПМЮФ выступит Дмитрий Медведев 10:50Число споров в российских арбитражных центрах выросло на 20% 9:11В Санкт-Петербурге стартует первый день ПМЮФ-2023 18:47На Молодежном юрфоруме обсудили регулирование индустрии моды 18:25Министр юстиции выступил на Молодежном юрфоруме 17:02На Молодежном юрфоруме прошла сессия о предпринимательстве 10:57Опубликован журнал ПМЮФ-2023 10:04В Санкт-Петербурге стартует молодежный юрфорум 21:27На ПМЮФ будет работать гостиная интеллектуального спорта 21:08Высшая школа правоведения РАНХиГС примет участие в работе ПМЮФ-2023 13:55На ПМЮФ-2023 пройдет более 120 мероприятий 13:35На ПМЮФ обсудят развитие концепции суверенных иммунитетов 19:35Эксперты на ПМЮФ поговорят про инвестиции и разрешение споров в рамках БРИКС 11:18Молодежный юрфорум состоится в рамках ПМЮФ 10:58Участники ПМЮФ обсудят, как измерить платежеспособность контрагента 10:52Концерты, выставки, спектакли и турнир по го: неделовая часть ПМЮФ 20:08На ПМЮФ пройдет круглый стол о публично-частном партнерстве в ИТ 13:30На ПМЮФ обсудят регулирование сферы юруслуг 18:18На ПМЮФ пройдет сессия о деятельности профессиональных взыскателей 18:30На ПМЮФ обсудят регулирование некоммерческих организаций 16:32На ПМЮФ расскажут о современных возможностях судебных экспертиз 14:20На ПМЮФ поговорят о роли антикоррупционных экспертиз 17:41На ПМЮФ-2023 обсудят систематизацию российского законодательства 8:30На ПМЮФ-2023 поговорят о правовом регулировании искусственного интеллекта 8:05На ПМЮФ обсудят, как вести бизнес в санкционных условиях 16:55Открыта регистрация СМИ на Петербургский международный юридический форум 16:35Организаторы опубликовали деловую программу XI ПМЮФ 15:40На ПМЮФ-2023 обсудят будущее международного права 13:18Открылась регистрация на ПМЮФ-2023 13:09Министра юстиции Саудовской Аравии пригласили на ПМЮФ-2023 13:42На ПМЮФ поговорили о защите прав соотечественников за рубежом 14:05Санкции можно квалифицировать как акт международной агрессии

Уступка права требования (цессия). Последние разъяснения ВС РФ об уступке права требования и переводе долга

25 апреля 2018 Новости судебной практики

Безвозмездная уступка права требования ничтожна Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки».

Напомним, что уступка права требования (цессия) – это форма сделки, в результате которой одна сторона передает другой стороне право требовать исполнения своих обязательств у третьей стороны.

В соответствии с ст. 382 ГК РФ, уступка требования это соглашение между юридическими лицами, при котором одна из них (первоначальный кредитор) уступает другой (новому кредитору) право требовать исполнения договорных обязательств от третьей стороны.

Читайте также:  Срок хранения проектной документации застройщиком

Таким образом, уступка права (требования) это:

  • Соглашение, которое оформляют в виде письменного договора между старым и новым кредиторами.

В этом документе подробно указывают права на уступаемые неисполненные третьей стороной обязательства. Передаваемые права кредитора, как правило, представляют собой долг в виде денежных сумм или определенного имущества. Упоминаются здесь также и причины возникновения долга.

  • Происходит замена кредитора в обязательстве;

Необходимо иметь ввиду, что замена кредитора может быть запрещена первоначальным договором (тем, на основе которого и возникло право требования). При этом запрете придется получить и согласие должника на уступку. И если он не согласится на нового кредитора и перечислит деньги первоначальному кредитору, это будет считаться надлежащим исполнением обязательств с его стороны.

Ведь сделка уступки в таком случае будет не соответствовать требованиям закона (ст. 388 ГК РФ), а соответственно на основании статьи 168 ГК РФ будет считаться недействительной.

Если в первоначальном договоре предусмотрена замена кредитора без согласия должника, то последний не может повлиять на решение своего кредитора передать право требования. Старый или новый кредитор должны лишь уведомить его о состоявшейся уступке.

Чтобы не извещенный вовремя должник не перечислил деньги первоначальному контрагенту. В этом случае новый кредитор не вправе будет ничего с должника требовать (часть 3 ст. 382 ГК РФ).

При оформлении уступки требования следует учитывать несколько моментов:

  • Во-первых, право требования, которое передается, должно быть бесспорным, возникшим до его уступки. Доказательством бесспорности может выступать, например, акт сверки. Или гарантийное письмо должника с указанием признанной суммы задолженности.
  • Во-вторых, уступка не должна быть сделана под условием, что организация, которая приобрела право, должна после получения долга эту сумму первоначальному кредитору. За вычетом, например, своих комиссионных. Оплата полученного права не должна зависеть от фактического получения денег от должника по уступленному требованию.

Не соблюдение указанных моментов может привести к недействительности заключенного договора уступки права требования.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ РФ от 21.12.2017 N 54 содержатся, в частности, следующие правовые позиции:

  • уступка требования производится на основании договора, заключенного первоначальным кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием);
  • договор между цедентом и цессионарием может являться договором, предусмотренным законом или иными правовыми актами, смешанным договором или договором, который не предусмотрен законом или иными правовыми актами;
  • договор, на основании которого производится уступка, предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа этого договора не вытекает иное (отсутствие в таком договоре условия о цене передаваемого требования само по себе не является основанием для признания его недействительным или незаключенным);
  • первоначальный кредитор не может уступить новому кредитору больше прав, чем имеет сам (вместе с тем на основании закона новый кредитор в силу его особого правового положения может обладать дополнительными правами, которые отсутствовали у первоначального кредитора, например правами, предусмотренными Законом РФ «О защите прав потребителей»);
  • если одно и то же требование уступлено разным лицам одним первоначальным кредитором (цедентом), надлежащим новым кредитором (цессионарием) считается то лицо, в отношении которого момент перехода требования наступил ранее;
  • уступка права, совершенная в нарушение законодательного запрета, является ничтожной (например, ничтожной является уступка прав бенефициара по независимой гарантии без одновременной уступки тому же лицу прав по основному обязательству);
  • при переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, либо первоначальный должник выбывает из обязательства (привативный перевод долга), либо первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно (кумулятивный перевод долга);
  • стороны договора и третье лицо вправе согласовать переход всех прав и обязанностей одной из сторон договора третьему лицу (в этом случае к третьему лицу переходит комплекс прав и обязанностей по договору в целом, в том числе в отношении которых не предполагается совершение отдельной уступки или перевода долга, в частности, по отношению к третьему лицу, вступившему в договор, у кредитора сохраняется право на безакцептное списание денежных средств, если это право было предоставлено кредитору по отношению к первоначальному должнику);
  • согласованное в договоре первоначального кредитора с должником арбитражное соглашение (арбитражная оговорка) сохраняют силу для нового кредитора и должника, если иное не предусмотрено указанным договором либо договором между должником и новым кредитором;
  • если законом или договором предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования спора, данный порядок считается соблюденным и в том случае, когда претензия направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления должника о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано цессионарием, если иной порядок не предусмотрен законом или договором.

Служба новостей

КРАСПРАВО.RU

Вс разъяснил, как проверять, известно ли было цессионарию о недействительности уступаемых ему прав

Верховный Суд опубликовал Определение по делу № 48-КГ22-9-К7 об оспаривании цессионарием договора уступки ему права требования по договору займа, во взыскании задолженности по которому было отказано судом.

1 мая 2010 г. ООО «Трейд-Мит» в лице граждан Юрия Саакяна и Евгения Азарова заняло у гражданки С. 6 млн руб. по долговой расписке. В марте 2018 г.

женщина умерла, на этот момент сумма долга перед ней составила 1,8 млн руб. Ее наследники в сентябре 2019 г.

двумя договорами цессии уступили свои права по договору займа Вячеславу Курилину, который 18 сентября того же года уступил их Юлии Кащей, уплативший за каждый из них 350 тыс. руб.

В октябре 2019 г. апелляционный суд отказал в удовлетворении иска одного из наследников С. к Юрию Саакяну и Евгению Азарову о взыскании задолженности по договору займа. Спустя два месяца Юлия Кащей направила Вячеславу Курилину претензии с требованием о возврате 700 тыс. руб., которые тот проигнорировал.

В связи с этим Юлия Кащей обратилась в суд иском о признании недействительными отдельных положений п. 2.4 договоров уступки от 18 сентября 2019 г. и применении последствий их недействительности, а также о взыскании 700 тыс. руб. в счет возврата денежных средств, переданных по договорам уступки, убытков в размере 1,1 млн руб.

и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суд отказал в удовлетворении иска со ссылкой на то, что на момент заключения договоров цессии от 18 сентября 2019 г. у Вячеслава Курилина существовало право на предъявление требований к Юрию Саакяну и Евгению Азарову по договору займа от 1 мая 2010 г.

Однако апелляция отменила это решение, посчитав, что истцу по договорам цессии от 18 сентября 2019 г. было передано несуществующее требование к Юрию Саакяну и Евгению Азарову, в связи с чем на стороне ответчика возникло неосновательное обогащение. Вторая инстанция взыскала в пользу Елены Кащей 700 тыс. руб. задолженности, свыше 43 тыс. руб.

процентов за пользование чужими деньгами за период с 22 декабря 2019 г. по 30 марта 2021 г., судебные расходы, а также проценты за пользование чужими денежными средствами, начисляемые на остаток долга по ключевой ставке Банка России, до фактического возврата долга.

При этом апелляционный суд не усмотрел оснований для признания договоров цессии недействительными как полностью, так и в части. В свою очередь кассация согласилась с решением апелляции.

Вячеслав Курилин обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, который посчитал ее обоснованной.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что требование из неосновательного обогащения при наличии между сторонами обязательственных правоотношений может возникнуть из-за исполнения договорной обязанности при последующем отпадении правового основания для такого исполнения, в том числе и в случае объективной невозможности получить встречное предоставление по договору в полном объеме или в части. Если доступен иск, вытекающий из соответствующих договорных правоотношений, материальным законом исключается применение кондикционного иска, имеющего субсидиарный характер по отношению к договорным обязательствам. Следовательно, положения о неосновательном обогащении применяются, если нормами о соответствующем виде договора или общими положениями о договоре не предусмотрено иное.

Как пояснил ВС, апелляция, признав наличие между сторонами правоотношений, вытекающих из договоров цессии от 18 сентября 2019 г.

Читайте также:  Расходы на приобретение ценных бумаг

, не стала устанавливать юридически значимые обстоятельства, необходимые для правильного разрешения договорного спора, а сразу применила нормы о неосновательном обогащении.

Между тем ей стоило дать квалификацию сложившихся между сторонами правоотношений, для чего следовало установить юридически значимые обстоятельства, распределить бремя их доказывания и разрешить спор с учетом положений закона, регулирующих соответствующие договорные отношения.

ВС разъяснил применение положений ГК РФ об уступке требованийПленум ВС РФ принял доработанное постановление о некоторых вопросах применения положений гл. 24 Гражданского кодекса

Судебная коллегия добавила, что кредитор может передать другому лицу только существующее право требования.

При этом передача недействительного требования, под которым понимается в том числе и отсутствующее у первоначального кредитора право, влечет ответственность передающей стороны согласно ст. 390 ГК РФ, а не применение норм о неосновательном обогащении.

Действительность требования, за которую отвечает цедент, означает, что такое требование должно перейти к цессионарию в результате исполнения договора, на основании которого производится уступка.

Договором, на основании которого производится уступка, согласно п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» может выступать договор продажи имущественного права.

В таком случае, заметил Суд, следует учитывать, в частности, п. 1 ст.

460 ГК РФ, по смыслу которого в случае неисполнения продавцом (цедентом) обязанности передать требование свободным от прав третьих лиц покупатель (цессионарий) вправе требовать уменьшения цены либо расторжения договора, если не будет доказано, что он знал или должен был знать об этих правах (п. 1 ст. 307.1 Кодекса).

Невозможность перехода требования (например, по причине его принадлежности иному лицу или его прекращения) сама по себе не приводит к недействительности договора, на основании которого должна была производиться такая уступка, и не освобождает цедента от ответственности за неисполнение обязательств, возникших из этого договора.

К примеру, если стороны договора продажи имущественного права исходили из того, что такое право принадлежит продавцу, однако в действительности оно принадлежало иному лицу, то покупатель вправе потребовать возмещения причиненных убытков, а также применения иных предусмотренных законом или договором мер гражданско-правовой ответственности, указал ВС.

«Если объектом уступки является ничтожное (несуществующее) на момент цессии право, это означает отсутствие какого-либо распорядительного эффекта цессии.

При этом действительность обязательственных последствий самого договора, на основании которого осуществляется уступка, не ставится под сомнение.

Соответственно, по общему правилу цедент должен по требованию цессионария возместить ему убытки за нарушение договора и вернуть цену, полученную за уступку, если вопреки условиям договора требование к цессионарию не перешло», – отмечено в определении.

При этом, добавил ВС, по смыслу норм, регулирующих сходные отношения, когда право собственности на товар не переходит к покупателю или переходит с обременением, продавец освобождается от ответственности, если докажет, что покупатель знал или должен был знать об основаниях для изъятия товара третьим лицом или о правах третьих лиц на товар. Во всяком случае продавец, умышленно скрывший от покупателя названные обстоятельства, не может в обоснование освобождения себя от ответственности ссылаться на то, что покупатель являлся неосмотрительным и сам их не выявил. Такие правила применимы при привлечении цедента к ответственности на основании ст. 390 ГК РФ не только в случаях, когда уступаемое право не принадлежало цеденту или было обременено правами третьего лица, но и когда оно не существовало или прекратилось до заключения договора цессии.

Таким образом, заключил Суд, юридически значимыми и подлежащими судебной оценке обстоятельствами по данному делу являлись как установление наличия или отсутствия у цедента права на взыскание с Юрия Саакяна и Евгения Азарова долга по договору займа либо его обременения правами третьих лиц, так и обстоятельства, связанные с осведомленностью цессионария об этом, чего апелляция не сделала. «Кроме того, отказывая в удовлетворении искового требования о признании недействительными положений п. 2.4 договоров цессии от 18 сентября 2019 г. о том, что цедент не несет ответственности перед цессионарием за недействительность переданного ему требования, суд апелляционной инстанции не указал основания, по которым он не применил данные условия договоров при разрешении спора и не дал оценки доводам ответчика о том, что истец, приобретая на основании спорных договоров цессии денежные обязательства, осуществляла предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, что в силу положений п. 3 ст. 23 и абз. 2 п. 1 ст. 390 ГК РФ допускает при определенных условиях возможность такого ограничения ответственности цедента. Данные обстоятельства также не были определены судом апелляционной инстанции как имеющие значение для правильного разрешения спора, что привело к противоречивости и ошибочности выводов суда», – указал ВС и отменил судебные акты апелляции и кассации, вернув дело на новое рассмотрение во вторую инстанцию.

Партнер юридической фирмы Law & Commerce Offer Антон Алексеев назвал определение Верховного Суда значимым для судебной практики по спорам, вытекающим из договоров уступки права. «В этом деле Суд развил вывод, закрепленный в п.

1 Постановления Пленума ВС РФ № 54, о том, что уступка права требования может осуществляться на основании договора купли-продажи имущественного права. Некоторые суды и ранее делали выводы о том, что отношения, в рамках которых осуществляется уступка права требования, могут быть квалифицированы как отношения по продаже таких прав.

И, соответственно, к таким отношениям подлежат применению специальные нормы ГК РФ, регулирующие соответствующий вид договора», – отметил он.

Верховный Суд, опираясь на эти выводы, применил соответствующие специальные нормы, регулирующие договор купли-продажи, указал эксперт.

«При этом, по сути, ВС расценил спорный договор цессии как договор продажи имущественных прав.

Теперь суды будут более тщательно исследовать обстоятельства того, было ли известно покупателю (цессионарию) о недействительности уступаемых продавцом (цедентом) прав или нет», – полагает Антон Алексеев.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко не согласился с выводами ВС РФ: «Апелляция решила дело по существу верно: она отказала в признании договоров цессии недействительными, так как отсутствие у цедента уступленного права не делает цессию недействительной, и взыскала уплаченную цессионарием цену. Да, апелляция ошибочно назвала эту цену неосновательным обогащением, здесь ВС правильно указал на ошибку – это убытки, но отменять апелляционное определение на этом сугубо формальном основании не было необходимости».

Он пояснил, что Верховный Суд потребовал от апелляции на новом рассмотрении установить наличие или отсутствие у цедента уступленного права, выяснить наличие обременений этого права и осведомленность цессионария об этом.

«Однако если апелляция установила, что уступленного права у цедента нет, то ВС как суд кассационной инстанции не может ставить этот факт под сомнение, тем более что в своем определении он иной факт (а именно факт наличия права) никак не аргументирует. Как следствие, если права нет, то нет смысла и выяснять обременено ли оно, так как обременять нечего.

Далее Суд ставит в вину апелляции то, что она не дала оценки доводу ответчика о том, что договоры цессии, будучи действительными, исключают ответственность цедента за недействительность уступленного права. Между тем истец (цессионарий) не ссылался в обоснование иска на недействительность полученного права – он ссылался на его отсутствие у цедента.

Комментируемое определение незаконно, у ВС не было оснований отменять ни определение апелляции, ни определение кассационного суда», – заключил Сергей Радченко.