Правила

Вознаграждение по договору цессии

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов По закону юристы не могут договориться с клиентом, что получат оплату лишь в случае победы в суде. Но если речь идет о взыскании долга, то право требования на него кредитор может уступить юрфирме, которая все сделает за своего доверителя. А деньги за свои услуги юристы получат в зависимости от того, сколько средств смогут взыскать с должника. Но у таких отношений есть не только плюсы, но и минусы. А адвокатов за применение таких конструкций и вовсе могут наказать, уверены эксперты.

Еще в 1999 году Президиум ВАС в своем Информационном письме № 48 указал, что требования исполнителя о выплате вознаграждения нельзя удовлетворять, если договор поставил факт выплаты гонорара в зависимость от будущего решения суда или иного органа. Спустя восемь лет Конституционный суд конкретнее уточнил, что деятельность госорганов «не может являться предметом частноправового регулирования», а достижение конкретного результата не входит в предмет соглашения об оказании услуг. Правда, КС в этом же документе указал законодателю на возможность предусмотреть гонорары успеха на уровне профессионального законодательства.

Суды стали активно пользоваться этой позицией, отказывая юрфирмам во взыскании подобных платежей с клиентов, несмотря на соответствующие положения в договорах. Так произошло в деле № А40-57322/2012, где доверитель не захотел платить гонорар успеха юркомпании «Лекс».

АСГМ указал, что такое вознаграждение «не соответствует правовым позициям Конституционного суда и Высшего арбитражного суда». Апелляция и окружной суд оставили этот вывод без изменений (см. «Судья Гречишкин поддержал клиента, не захотевшего платить гонорар успеха»).

  

Новый подход

Вместе с тем проблему гонорара успеха начал разрешать законодатель. В начале этого года Госдума единогласно одобрила в первом чтении масштабные поправки закона об адвокатуре (см. «Споры о деталях: какой будет адвокатская реформа»). Среди прочего законопроект содержит норму, которая позволит ставить вознаграждение адвоката в зависимость от результата оказанных услуг.

Разработчики уверены: новелла сделает доступнее квалифицированную юридическую помощь тем доверителям, у которых на момент заключения соглашения с адвокатом не хватает денег для оплаты его услуг.

«Обязанность разработать и установить правила применения адвокатами соответствующего договорного условия предлагается возложить на Федеральную палату адвокатов», – говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Законодательство Гонорар успеха и крепостное право: адвокаты поспорили о профессиональной реформе

Но пока подобное регулирование еще не установили, юристы пользуются альтернативными вариантами для легализации гонораров успеха. Одним из таких стала «инкассо-цессия», которую Пленум ВС признал законной в Постановлении № 54 «О перемене лиц в обязательстве».

Речь идет об уступке прав требований исключительно в тех случаях, когда надо взыскать долг. В дальнейшем новый кредитор обязуется вернуть первоначальному часть от взысканных средств.

На практике такая схема оказалось востребованной не только среди коллекторов, но и у юристов. 

Правда, на практике суды относятся к ней настороженно. С чем и столкнулась «Правовая консалтинговая группа «Корпорэйт» в деле № А65-31592/2017. Юрфирма по договору уступки получила от Анастасии Морозовой право требовать 339 021 руб.

неустойки с застройщика «ЖК «Победа», который с опозданием сдал квартиру в новостройке кредитору.

«Корпорэйт» и их контрагент согласовали: если юркомпании удастся не только добиться решения в свою пользу, но и исполнить его, то Морозова получит 60% от взысканной суммы, а остальные 40% достанутся новому кредитору. 

Две инстанции признали, что ответчик нарушил срок передачи жилья дольщику. Значит, есть все основания для взыскания неустойки, которую истец рассчитал правильно, установили суды.

Но окружной суд постановил пересмотреть дело, заподозрив стороны в том, что порядок оплаты по договору уступки в обсуждаемом случае является гонораром успеха.

Первая кассация объяснила это тем, что условия цессии ставят оплату переуступленного права в зависимость от результата рассмотрения спора в арбитражном суде.

https://www.youtube.com/watch?v=d3eubP8aLW8\u0026pp=ygU_0JLQvtC30L3QsNCz0YDQsNC20LTQtdC90LjQtSDQv9C-INC00L7Qs9C-0LLQvtGA0YMg0YbQtdGB0YHQuNC4

Верховный суд решил иначе. Экономколлегия пояснила, что в этом деле речь идет об «инкассо-цессии», которую Пленум ВС признал допустимой в Постановлении № 54 «О перемене лиц в обязательстве».

У окружного суда не имелось оснований, чтобы считать спорную конструкцию «гонораром успеха», решила «тройка» судей под председательством Натальи Чучуновой.

ВС отменил акт первой кассации и оставил без изменений решения первой инстанции и апелляции.

Плюсы «инкассо-цессии»

Подобное соглашение уступки точно не стоит расценивать как недобросовестное поведение, разъясняет Станислав Солнцев.

Несомненным плюсом такой конструкции он называет возможность юриста самостоятельно определять, как и что делать по судебному делу, будучи новым кредитором: «Исключается «клиентская гиперопека», свойственная некоторым доверителям». А клиенты не несут рисков взыскания с них судебных расходов, добавляет эксперт. 

Пока общественность окончательно не признает, что юридические услуги – это бизнес, то споры подобного рода не будут утихать. Я не вижу ничего из ряда вон выходящего, когда коммерческая организация приобретает права требования. Это такой же актив, как недвижимость, ресторан, акции и т. п.

Юрфирму нельзя ограничивать в праве инвестировать заработанные деньги, как и в праве создавать добавочную стоимость активу, используя свою профильную квалификацию. А поднимая вопросы сакральности юридической профессии, мы такой актив, по сути, в обороте ограничиваем.

Зачем? Долг платежом красен! И пусть будет сфера услуг, которая заставит его краснеть.

Сослан Каиров, генеральный директор Региональный рейтинг. группа Банкротство группа Налоговое консультирование и споры группа Недвижимость, земля, строительство

По его мнению, «инкассо-цессия» является более продвинутой версией договора возмездного оказания услуг на взыскание. И ничего неэтичного в этой конструкции нет, утверждает Кирилл Кузнецов, управляющий партнер ЭКВИ: «Доверительность даже усиливается, коль скоро мы делаем общее дело».

Вот и Виталий Ветров, управляющий партнер Региональный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции
, относится к ней положительно: «Я разные варианты оплаты услуг нашей юрфирмы допускаю».

 

Если подобная конструкция прямо предусмотрена законом, одобрена актами высших инстанций, а такие правила игры удобны и выгодны для всех сторон, то заниматься поиском этических ограничений излишне.

Клиентам она может быть удобна, во-первых, из-за порядка оплаты (платить нужно только за результат). Во-вторых, порой доверителю по тем или иным соображениям выгодно не указываться в качестве истца. А для юристов это некий контроль как над делом, так и над оплатой, большая свобода действий.

И вся эта история еще раз подтверждает всю абсурдность и ущербность идеи запрета гонорара успеха.

Айнур Ялилов, партнер Региональный рейтинг.

Мнения против уступки права юристам

Владислав Варшавский, управляющий партнер Региональный рейтинг.

группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Профайл компании
, признает, что ВС своим решением закрепил гонорар успеха через заключение договора цессии. Но юристы не должны принимать участия в таких схемах, полагает эксперт: «Хотя законом и не запрещено такое поведение, оно явно выходит за пределы доверительных отношений с клиентом». Чтобы привлечь в процесс юркомпанию, можно использовать механизм финансирования судебных процессов, добавляет эксперт: «Именно в этом направлении необходимо двигаться, если хотим решить вопрос доступности правосудия». 

Варшавский отмечает, что для юристов очевидный минус «инкассо-цессии» в зависимости оплаты работы от судебного акта. Если доверитель не сообщил какие-то детали, не представил важные для дела документы, то юрист может вовсе остаться без оплаты своих услуг, предупреждает эксперт. 

Кроме того, Евгения Завацкая, советник компании Региональный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции
, рекомендует не забывать и о риске того, что суд может признать ничтожной или недействительной сделку, по которой взыскивается долг: «В этом случае ни новый, ни предыдущий кредиторы не достигнут экономического эффекта». А последующее обращение с исковыми требованиями в суд от первоначального кредитора может оказаться безуспешным из-за истекших сроков исковой давности, замечает юрист.

https://www.youtube.com/watch?v=d3eubP8aLW8\u0026pp=YAHIAQE%3D

Мы не практикуем такое. Только договор на оказание услуг или адвокатское соглашение. Я считаю, что непрофессионально, а может даже неэтично использовать подобные негодные конструкции. Они подрывают доверительный характер отношений.

Евгений Шестаков, управляющий партнер Федеральный рейтинг. группа Цифровая экономика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 8место По количеству юристов 30место По выручке на юриста 41место По выручке Профайл компании

Да и вообще, суть нашей услуги – построение грамотной юридической стратегии на основании материалов, представленных клиентом, и объяснение ему последствий тех или иных действий, говорит Юлия Макаренко, партнер Региональный рейтинг.

группа Антимонопольное право (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры группа Недвижимость, земля, строительство Профайл компании
.

То есть основа прочных взаимоотношений с клиентом – это доверие, обращает внимание она: «Я полагаю, что юрфирма выступает посредником между клиентом и его контрагентом, клиентом и судом и должна быть максимально объективна». По ее мнению, для сохранения этой объективности юркомпания не должна выступать непосредственным участником спора. 

Елена Легашова, управляющий партнёр Региональный рейтинг.

группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное и наследственное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) 11место По выручке 14-15место По количеству юристов
, соглашается с коллегами и утверждает, что их адвокатское бюро тоже не использует подобные конструкции: «У нас применяется только соглашение об оказании правовой помощи». По мнению юриста, если вся работа юрфирмы или основная ее часть построена по обсуждаемому сценарию, то речь стоит вести о «маскировке» коллекторской деятельности.

Плюсы «инкассо-цессии» Минусы «инкассо-цессии»
Полный контроль над делом у юриста Юрист не знает точно, когда получит деньги за свою работу и получит ли
Отсутствует риск не получить вознаграждение за успешное взыскание долга Все риски неполноты представленных документов, несообщения важной информации о сути спора ложатся только на юриста
Юрист приложит максимум усилий для выигрыша дела Юрист, получив деньги от должника, может не рассчитаться с первоначальным кредитором (клиентом)
Клиент не несет никаких лишних затрат Между юристом и клиентом отсутствует взаимное доверие

А Павел Хлюстов, управляющий партнер АБ «Павел Хлюстов и партнеры», вовсе подчеркивает, что адвокату заключать подобные соглашения недопустимо: «Такой вывод вытекает из положений Кодекса профессиональной этики адвоката.

Они запрещают защитникам приобретать в личных интересах имущество и имущественные права, которые являются предметом спора, где адвокат участвует как лицо, оказывающее юрпомощь».

Нарушение этого запрета является основанием, чтобы привлечь адвоката к дисциплинарной ответственности, предупреждает Хлюстов. 

  • Адвокаты
  • Верховный суд РФ
  • Законопроект

Назначение платежа по договору цессии

  • Главная ›
  • Статьи ›
  • Назначение платежа по договору цессии

В оформлении договора цессии (уступки требования) принимают участие три стороны:

  • должник;
  • цедент – он выступает в качестве первого кредитора, которому на момент заключения сделки принадлежат права на сумму долговых обязательств должника;
  • цессионарий – так обозначается новый кредитор, к которому перейдут права на взыскание долга с должника от цедента;
Читайте также:  Система предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций

Суть сделки в том, что после подписания договора новый кредитор перечисляет оговоренную документом сумму долга цеденту. Должник впоследствии будет переводить средства в счет погашения своей задолженности цессионарию.

Договор цессии (проводки)

Как оформить назначение платежа по договору цессии

Банк проводит платежные поручения при условии, что в документе указаны все существенные условия перечисления денег и присутствует полный перечень обязательных реквизитов.

Если плательщик при оформлении платежки допустил опечатку или ошибку, корректировка назначения платежа возможна только до момента проведения документа.

Для этого надо в системе онлайн-банкинга оформить отзыв платежного поручения или составить распоряжение на отзыв в банке.

Если платеж исходит от цессионария в пользу предыдущего кредитора, то в назначении платежа формулировка может быть такой: «Оплата по договору цессии № 11 от 13.08.2018 г., в том числе НДС – 10 550,00 руб.».

Как заполняется назначение платежа по договору цессии должником:

  1. Прописывается цель платежа – за что производится оплата. Например, если изначально задолженность возникла по сделке по поставке товаров, то именно это основание и должно быть указано в платежном документе. Аналогичная схема определения целевого назначения средств применяется по услугам и работам.
  2. Указываются документы, которыми подтверждается наличие задолженности – вносятся реквизиты счета, акта, или договора. Обязательно надо вписать дату и номер договора цессии, чтобы контролирующие органы не отнесли этот доход у получателя (цессионария) к необоснованным источникам обогащения.
  3. Вид платежа – оплата, погашение задолженности, доплата, окончательная оплата и т.д.
  4. Можно указать дополнительные сведения, уточняющие условия сделки.
  5. Выделяется НДС. Если налог не предусмотрен, это также должно быть указано.

Назначение платежа по договору цессии при погашении задолженности на реквизиты нового кредитора-цессионария может выглядеть так:

Платить юристам можно уступкой права требования судебных расходов // Правда, Верховный Суд РФ не объяснил почему

Недавно мы обсуждали определение судьи ВС РФ о передаче дела, в котором был поставлен вопрос о допустимости оплаты услуг представителя уступкой права требования компенсации судебных расходов.

Вскоре после этого Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ опубликовала полный текст определения, которым указанное дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Именно о нем мы сейчас и поговорим.

https://www.youtube.com/watch?v=ktAUu1p1B5c\u0026pp=ygU_0JLQvtC30L3QsNCz0YDQsNC20LTQtdC90LjQtSDQv9C-INC00L7Qs9C-0LLQvtGA0YMg0YbQtdGB0YHQuNC4

Напомню суть дела. Истец заключил с юридической фирмой договор, по которому та представляла его интересы в суде за 63 тыс. руб.

Дело истец выиграл, и в качестве оплаты по договору оказания юридических услуг он уступил юристам право требования судебных расходов с ответчика.

Истец обратился в суд с заявлением о взыскании указанных судебных издержек и попросил суд провести процессуальное правопреемство, заменив себя на юридическую фирму. О том же самом ходатайствовала юридическая фирма.

Они указывали, что судебные расходы были понесены истцом путем уступки права требования этих расходов с ответчика. Первая инстанция, апелляция и кассация посчитали, что, поскольку право на взыскание судебных расходов на момент уступки еще не возникло, оплата услуг представителя не могла быть произведена таким способом.

Верховный Суд с ними не согласился:

Из материалов дела не усматривается, что предусмотренный сторонами порядок оплаты услуг исполнителя путем уступки ему права на взыскание судебных расходов противоречит публичному порядку Российской Федерации и, таким образом, не имеется оснований полагать, что сторонами выбрана не допустимая форма взаиморасчетов и фирма не подтвердила наличие издержек (здесь и далее в цитатах орфография сохранена. ― С.Е.).

Вывод Верховного Суда РФ заслуживает поддержки. Действительно, существенных препятствий для того, чтобы допустить такую практику расчетов с юристами, вроде бы нет. Однако, как это часто бывает, Верховный Суд РФ решил не радовать нас стройной правовой позицией.

У Верховного Суда РФ было как минимум два варианта обоснования возможности расчетов с юристами уступкой соответствующего права. Выбор между этими вариантами определялся бы тем, с какого момента, по мнению суда, возникает право на возмещение судебных расходов.

Если это право возникает с момента их несения или по крайней мере с момента вынесения решения по существу, то после разрешения дела никаких препятствий для расчетов уступкой права на судебные расходы не имеется.

Материальное право требования при таком подходе переходило бы в момент уступки, и это становилось бы основанием для процессуального правопреемства. 

Препятствие для такого подхода заключается в том, что в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1 сказано:

Заключение указанного соглашения до присуждения судебных издержек не влечет процессуальную замену лица, участвующего в деле и уступившего право на возмещение судебных издержек, его правопреемником, поскольку такое право возникает и переходит к правопреемнику лишь в момент присуждения судебных издержек в пользу правопредшественника (пункт 2 статьи 388.1 ГК РФ).

Хотя есть точка зрения, что ВС РФ в этом абзаце указывает на возникновение права на возмещение судебных расходов в момент разрешения дела по существу, я не вижу серьезных аргументов в ее пользу.

Мало того что Пленум ВС РФ вполне определенно говорит именно о моменте присуждения судебных издержек, но и принципиальная возможность отказа в их возмещении выигравшей стороне (ст. 111 АПК РФ) является серьезным возражением против.

Интересующиеся этим вопросом могут ознакомиться с дискуссией в х.

Второй вариант заключается в том, чтобы признать, что процессуальное правопреемство при определенных обстоятельствах может быть осуществлено и в отсутствие правопреемства материального.

В таком случае, даже если право возникнет (и, соответственно, перейдет) в будущем, это не помешает цессионарию инициировать взыскание с проигравшей стороны судебных издержек и вести этот процесс от своего имени.

Что же в таком случае будет являться основанием для того, чтобы допустить цессионария в процесс? Думается, что его очевидная заинтересованность в его исходе. Да, материальное правопреемство еще не произошло, но юридическая заинтересованность цессионария бесспорна.

Надо сказать, что это не первый случай, когда осуществление процессуального правопреемства напрашивается, несмотря на отсутствие материального. Доводы в пользу этого уже можно встретить и в литературе, и в судебной практике. 

Так к какому же варианту склонился Верховный Суд РФ? Ответ на этот вопрос нам стоит поискать в следующих двух абзацах:

Договор, на основании которого производится уступка, может быть заключен не только в отношении требования, принадлежащего цеденту в момент заключения договора, но и в отношении требования, которое возникнет в будущем или будет приобретено цедентом у третьего лица (пункт 6 постановления Пленума № 54).

На момент заключения заявителями договора уступки спор был рассмотрен по существу и, следовательно, имелись правовые предпосылки для удовлетворения требования выигравшей стороны о взыскании судебных расходов, в связи с чем вывод судов относительно невозможности уступки непросуженного права, является ошибочным.

https://www.youtube.com/watch?v=ktAUu1p1B5c\u0026pp=YAHIAQE%3D

В рассматриваемом деле соглашение об уступке было заключено после вынесения решения по существу, но до рассмотрения вопроса о компенсации судебных расходов. В этой связи ссылку на п.

6 Постановления Пленума № 54 я не могу интерпретировать иначе как указание на то, что, по мнению суда, на момент заключения соглашения право на возмещение судебных расходов еще не возникло.

В пользу такой интерпретации свидетельствует и второй абзац, в котором суд осторожно отмечает, что на момент заключения соглашения об уступке имелось не право, но лишь «правовые предпосылки для удовлетворения требования выигравшей стороны».

Выражение, на мой взгляд, не слишком удачное, и правильнее, наверное, было бы говорить о выигрыше дела как об одном из элементов сложного юридического состава, который обеспечивает компенсацию судебных расходов. Однако для нас важнее то, почему вообще суд заговорил об этом.

Если так он пытался обосновать, что право на возмещение судебных расходов можно уступить до их присуждения, в этом нет никакого смысла. Уже давно не вызывает сомнений, что подобная уступка может быть осуществлена даже до вынесения решения по существу, когда никаких «правовых предпосылок» определенно не существует (см. все тот же п. 6 Постановления Пленума № 1).

Тогда зачем указывать, что таковые предпосылки имелись на момент заключения соглашения об уступке?

Возможно, именно так ВС РФ пытается выразить идею, которая лежит в основе второго из описанных выше вариантов.

Признавая, что нижестоящие суды необоснованно отказались производить процессуальное правопреемство, возможно, Верховный Суд указывает им, что основания для правопреемства все-таки имелись.

Впрочем, выудить этот вывод из разбираемых абзацев можно только с большой натяжкой. Искать достойное обоснование тому решению, которое предписал Верховный Суд, он в который раз предложил нижестоящим судам. Посмотрим, как они справятся.

Цессия и «гонорар успеха» при оказании юридических услуг



Вданной статье рассматривается уступка права требования (цессия), применяемая в гражданских правоотношениях при оказании услуг правового характера.

Ключевые слова: оказание юридических услуг, цессия, «инкассо-цессия», уступка права требования, вознаграждение, гонорар успеха.

Для оказания правовой помощи физическим, а зачастую, и юридическим лицам, в соответствии с главой 39 ГК РФ, используется договор возмездного оказания услуг.

Именуется он по-разному: соглашение об оказании правовой помощи (ФЗ от 31.05.

2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре»), договор об оказании юридических услуг, договор о представительстве интересов в суде, договор юридического обслуживания, юридического сопровождения и т. п.

Указанный договор, вне зависимости от наименования, преследует цель оказания правовых услуг лицу, нуждающемуся в них, исполнителем, за оговоренную в договоре плату.

Несомненна заинтересованность клиента в разрешении спора в его пользу, а также заинтересованность поверенного (исполнителя) в получении вознаграждения и его размере. Вследствие чего, встает вопрос о допустимости зависимости размера и обязанности оплаты услуг представителя от решения суда, которое будет принято в процессе разрешения спора [10].

Под гонораром успеха для юристов (адвокатов, представителей) подразумевается условие договора на оказание юридических услуг, в соответствии с которым размер вознаграждения юриста (адвоката, представителя) находится в зависимости от решения суда по данному делу.

Необходимо отметить, что запрет на «гонорар успеха» законодателем не предусмотрен действующим гражданским законодательством — ни глава 39 ГК РФ, ни общие положения о договоре в ГК РФ не содержат условия о подобном запрете.

Если обратиться к истории, то в трудах ученых-правоведов еще до революции возникали дискуссии по поводу правомерности использования такого способа вознаграждения адвокатов и так называемых «присяжных поверенных». Одним из них является К. К.

Арсеньев, который писал: «Вознаграждение за труд определяется не только усилиями и временем, которых он стоил, но и результатами, к которым он привел, сообразно с ценностью тех интересов, охранению которых он содействовал.

Размер его определяется свободным соглашением в соответствии с важностью дела для тяжущегося, приписывающего выигрыш дела, по крайней мере, отчасти — таланту и усердию своего защитника» [8].

Читайте также:  Включаются ли совместители в списочную численность

Также К. К. Арсеньев в своих «Заметках о русской адвокатуре», говорил о том, что споры о процентном вознаграждении адвокатов сводятся к вопросу о размере этого вознаграждения в зависимости от исхода и от важности дела.

«Тяжущийся, проигравший дело, весьма часто не в состоянии уплатить своему поверенному даже самой небольшой суммы, или, по крайней мере, такая уплата была бы для него крайне затруднительна и неприятна; тяжущийся, выигравший дело, охотно готов уделить сравнительно большую часть выигрыша тому, с помощью которого он получил его» [8].

Невзирая на отсутствие нормы в действующем законодательстве, содержащей запрет «гонорара успеха» еще в 1999 году начала формироваться судебная практика о признании незаконным условия в договоре об оказании юридических услуг о зависимости суммы вознаграждения поверенному от исхода дела, что вытекало из Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 г. N 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг». Согласно абз. 3 п. 2 указанного Информационного письма, не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящем размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем [6].

Кроме того, Конституционный суд РФ в 2007 г. также указал о незаконности практики установления «гонорара успеха» в Постановлении от 23.01.2007 г. N 1-П, которым разрешено дело о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 ГК Российской Федерации [7].

Соответствие Конституции РФ данных норм закона оспаривалось в жалобах ООО «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В. В. Макеева.

Им было отказано во взыскании сумм, которые им причитались по договорам возмездного оказания услуг за оказанные услуги по представлению интересов Ответчиков судах, а именно той части вознаграждения, сумма которого была установлена договором возмездного оказания услуг в процентном соотношении от суммы, которая подлежала выплате в случае принятия судом решения в пользу заказчика. Суды при вынесении решений исходили из того, что не подлежит удовлетворению требование исполнителя по договору возмездного оказания услуг о выплате вознаграждения, если оно обосновывается условием договора, ставящим размер и обязанность оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем.

Согласно абз. 4 п. 3.3.

указанного Постановления Конституционного суда РФ, в силу конституционных принципов и норм, в частности принципов свободы договора, доступности правосудия, независимости и самостоятельности судебной власти, состязательности и равноправия сторон, предполагается, что стороны в договоре об оказании правовых услуг, будучи вправе в силу диспозитивного характера гражданско-правового регулирования свободно определять наиболее оптимальные условия оплаты оказанных услуг, в том числе самостоятельно устанавливать порядок и сроки внесения платежей (уплата аванса, предварительные платежи, рассрочка платежа, предоставление кредита, почасовая оплата, исчисление размера вознаграждения в процентах от цены иска и т. д.), не могут, однако, обусловливать выплату вознаграждения принятием конкретного судебного решения: в системе действующего правового регулирования, в том числе положений гражданского законодательства, судебное решение не может выступать ни объектом чьих-либо гражданских прав (статья 128 ГК Российской Федерации), ни предметом какого-либо гражданско-правового договора (статья 432 ГК Российской Федерации) [7].

В правовой доктрине и в юридической науке вновь развернулась дискуссия относительно запрета «гонорара успеха» в соглашении между поверенным и доверителем.

Наличие в системе правового регулирования такого запрета вынуждает участников гражданского оборота изыскивать иные инструменты для оформления своих договоренностей (обходить запрет «гонорара успеха» при помощи различных способов).

Соответственно, в практике судебного представительства появились новые правовые конструкции по оплате судебного представительства, такие как инкассо-цессия, судебное финансирование, условие о дополнительном вознаграждении и т. п.

Таким образом, если клиент хочет поставить размер вознаграждения юристов в зависимость от результата по делу, то он может это сделать, используя не договор оказания услуг, а договор цессии. Например, уступая юристам часть прав требования к ответчику и ставя размер вознаграждения в зависимость от взысканной суммы [11].

Верховный суд РФ определением от 24 декабря 2018 г. по делу N 306-ЭС18–16762 фактически воскресил «гонорар успеха» используя договор цессии [14].

В данном деле участники долевого строительства уступили юридической компании право требования неустойки к застройщику, определив размер платы за уступаемое право в размере 75 % от взысканной по решению суда суммы.

Таким образом, вознаграждение юристов должно составить 25 % от взысканной суммы, то есть фактически размер вознаграждения поставлен в зависимость от решения суда.

Как говорится в указанном Определении Верховного Суда РФ, условие содержащееся в договоре оказания юридических услуг об определении стоимости уступаемого права в размере 75 % от взысканной по решению суда суммы было обусловлено тем, что при взыскании неустойки в судебном порядке, суд может определить ее в другом размере, часть которого должна быть впоследствии выплачена цеденту.

П. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» гласит, что в соответствии со ст.

421 ГК РФ стороны вправе заключить договор, согласно которому первоначальный кредитор (цедент) обязуется уступить новому кредитору (цессионарию) требование к должнику (в том числе денежное), а новый кредитор (цессионарий) принимает на себя обязанность передать первоначальному кредитору (цеденту) часть того, что будет исполнено должником по уступаемому требованию.

Таким образом, условие договора уступки об инкассо-цессии (так называемой цессии для целей взыскания), с помощью которой требование уступается новому кредитору с условием уплаты части взысканных денежных средств, не противоречит требованиям действующего законодательства, а также выражает волеизъявление сторон договора на избрание такого способа оплаты уступаемого права требования.

Кроме того, согласно п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 54, отсутствие в договоре уступки условия о цене передаваемого требования само по себе не является основанием для признания его недействительным или незаключенным. Более того, следует признать, что, несмотря на отсутствие твердой договорной цены, стороны согласовали порядок ее определения и расчета.

Верховный суд РФ указал на то, что суд округа не должен был квалифицировать оспариваемые пункты договора уступки права требования как условия о «гонораре успеха», а также не было оснований для выводов о противоречии их закону и о недобросовестности цессионария ввиду его стремления получить максимальную материальную выгоду [11].

Кроме того, Верховный Суд РФ в своем определении от 11 февраля 2019 г. № 306-ЭС18–16390 разобрался с вопросом при заключении договора уступки требования с адвалорным условием об оплате [13].

Так, договором цессии было установлено условие об оплате, в соответствии с которым цессионарий передает цеденту 60 % от взысканной с должника в итоге денежной суммы. Окружные судьи посчитали договор недействительным. Ведь данное условие фактически ставит оплату в прямую зависимость от результатов взыскания денежных средств (т.н. «гонорар успеха»).

Как уже было сказано выше, приемлемость данного подхода на практике до сих пор неоднозначна. Но Верховные судьи расставили все по своим местам: сторонами заключен договор инкассо-цессии (т. е.

цессии для целей взыскания).

Это означает, что и вышеупомянутого «гонорара успеха» в рассматриваемой ситуации не возникает, а условие об оплате цессии части взысканных денежных средств полностью соответствует действующему законодательству [12].

В настоящее время законодатель, стремясь урегулировать указанные противоречия, разработал революционную норму в Федеральном законе от 02.12.2019 г. N 400-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (подп. 8 статьи 25 дополнен пунктом 4.

1), которая сняла отдельные ограничения по «гонорару успеха». Данное положение вступает в юридическую силу 1 марта 2020 года.

Соответственно этому новому нормативному положению будет складываться правоприменительная, в том числе судебная практика и содержание соглашений между судебным представителем и клиентом.

Литература:

Как уступить право требования долга в закупках

Уступка права требования долга — это перевод обязательств по образовавшемуся долгу иному лицу. В госзакупках действуют специальные правила.

Переуступка права требования долга, или цессия, — это акт передачи долговых или кредиторских обязательств третьему лицу. Такая процедура производится при невозможности исполнения одной из сторон своих обязательств по контракту.

Передача возможна только в том случае, если организация-должник не в состоянии исполнить условия по договору, но при этом имеет в наличии денежные обязательства сторонних учреждений.

Регулируется цессия действующим гражданским законодательством, а именно статьями 382-390 ГК РФ.

При осуществлении цессии необходимо соблюдать следующие правила:

  • согласно ст. 382 ГК РФ, возможна уступка права требования долга без согласия должника в том случае, если на такие действия не устанавливается запрет;
  • величина уступаемого долга не может изменяться, исключением являются начисленные пени и штрафные санкции;
  • должник вправе не соглашаться с условиями оплаты.

Цессия и перевод долга: в чем разница

Разберемся, чем уступка требования отличается от перевода долга.

В первую очередь, основные различия содержат договор уступки требования и договор перевода долга. Объект договора цессии — это право требования выполнения обязательств должника. Объектом договора передачи задолженности являются непосредственно обязательства по данной процедуре.

При переуступке практически всегда меняется кредитор. В договоре возникает новое правовое лицо. На новую ответственную сторону перекладываются обязательства должника.

При этом при передаче долга передаются финансовые обязательства, тогда как при цессии переводятся абсолютно любые объекты права собственности.

Таким образом, не являются одинаковыми понятия перевод долга и уступка права требования; разница состоит в объекте, условиях и содержании соглашений по процедурам.

Когда можно уступить право требования

Многих государственных заказчиков волнует вопрос, можно ли уступить право требования оплаты по госконтрактам. Разберемся в этом вопросе.

Пункт 7 статьи 448 ГК РФ указывает на то, что если заключение договорных отношений возможно лишь при проведении конкурентных закупочных процедур (конкурсов и аукционов), то уступка требования и перевод долга в обязательствах победителем закупки невозможна, а все условия по контракту должны быть исполнены непосредственно самим победителем.

Федеральная контрактная система не содержит прямых запретов на цессию и передачу должником своих финансовых обязанностей. Более того, в ч. 5 ст.

95 44-ФЗ указано, что в процессе исполнения контракта невозможна перемена поставщика, однако в случае реорганизации в форме преобразования, слияния или присоединения новый поставщик может являться правопреемником предыдущего исполнителя по госконтракту.

Судебная практика, существующая по данному вопросу, подтверждает возможность цессии в государственных закупках.

С чувством выкупленного долга

Выкупить долг у банка теперь предлагают даже в Instagram*. Должникам обещают существенный дисконт, а покупателям обязательств — пассивный доход. Как устроен этот рынок, выгодна ли процедура клиентам?

«Мечтаешь распрощаться с долгами? Хочешь оставлять деньги не в банке, а тратить их на свои нужды? Приходи на бесплатный вебинар», — призывает в своем Instagram* блогер Алена (имя героини изменено. — Прим. Банки.ру).

Читайте также:  Сохранная расписка образец

Как утверждает девушка, она выкупает долги физлиц у российских банков за 20% от стоимости обязательств и может научить этому других.

Процедуру переуступки прав требования (цессии) Алена также рекомендует превратить в источник дохода: покупать обязательства у банка с дисконтом, а потом получать деньги от должников. На счету Алены уже восемь успешных кейсов, если верить ее Instagram*.

Блогер не ответила на сообщения корреспондента Банки.ру, поэтому проверить правдивость ее слов невозможно. Впрочем, практика продажи долгов физлицам в России есть, хотя сами банки не любят о ней распространяться.

Цессия на индивидуальных условиях

В 2018 году объем закрытых сделок на рынке цессии составил 293 млрд рублей, подсчитали в Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА).

Речь идет о продаже прав требований профессиональным взыскателям — коллекторским агентствам.

Банки готовы продавать денежные требования и физлицам, но доля таких сделок на рынке цессии не превышает 1%, говорит президент СРО НАПКА Эльман Мехтиев.

«Продажа» долга регулируется Гражданским кодексом и законом «О потребительском кредите (займе)» (№ 353-ФЗ). Согласно ему, банк вправе уступить права по кредитному договору любому лицу. По общим правилам согласие должника на сделку не требуется, но он должен быть уведомлен о ней.

Однако, когда речь идет о заемщиках-физлицах, есть особенности, говорит партнер юридической фирмы Law & Com Offer Антон Алексеев. «Условие о возможности переуступки прав третьим лицам должно быть согласовано непосредственно при заключении договора.

Потребителю должен быть представлен выбор — согласиться или запретить уступку прав по договору третьим лицам», — поясняет юрист.

https://www.youtube.com/watch?v=6OLDpqOJ6Oo\u0026pp=ygU_0JLQvtC30L3QsNCz0YDQsNC20LTQtdC90LjQtSDQv9C-INC00L7Qs9C-0LLQvtGA0YMg0YbQtdGB0YHQuNC4

Сам должник не может выступить покупателем, поскольку является участником кредитного договора. Третьей стороной пока чаще всего выступают либо родственники, либо друзья заемщика, отмечает Эльман Мехтиев. Сделка может быть совершена в любой момент, как только у банка возникло право передачи требований по договору.

Например, при выходе заемщика на просрочку. Вот только фактически банк продает не сам долг, а права на него, замечает партнер юридической фирмы «ЮСТ» Александр Боломатов: «Стороной кредитного договора может быть только организация с соответствующей лицензией, например банк.

Когда возникает дефолт, идет уведомление клиента о расторжении договора. Тогда появляется возможность требовать возврат долга с процентами, пенями и штрафами. Все это превращается в денежные требования — оборотоспособный актив, который можно продавать».

По его словам, практика передачи долгов граждан другим физлицам широко не распространена по одной причине — риска «дикого» коллекторства.

«Государство заинтересовано в том, чтобы такого рода требования не «расползались» по рынку. Чего боятся? Дикого, неорганизованного коллекторства. Предпочитают, чтобы это осталось требованием банка или других поднадзорных организаций, потому что понятно, куда на них жаловаться», — констатирует Боломатов.

Банкам такой способ продажи «плохих» долгов на руку.

Это доходнее, чем переуступать портфель коллекторам, а также может снизить издержки на судебные разбирательства с должниками, говорит представитель кредитной организации из топ-30.

Но рассказывать клиентам о подобной опции банки не готовы: возможность не платить, а потом через знакомых выкупить свой долг с дисконтом может привести к росту числа недобросовестных заемщиков.

Кто должен сделать первый шаг?

«Вы попробуйте сами предложить ВТБ выкупить долг. Услышите трехэтажный мат службы безопасности и более ничего», — писал на форуме Банки.ру пользователь с ником predator67. Его комментарий как нельзя лучше иллюстрирует главное сомнение должников: стоит ли самому предлагать банку уступить долг третьему лицу? Какие банки на это согласятся?

Инициатором может выступить как банк, так и должник, особенно когда обе стороны понимают, что долг невозвратный, считает старший инвестиционный консультант компании «БКС Брокер» Максим Ковязин. «Не каждый желающий сможет прийти в банк и сказать: «Хочу купить долг Ивана Ивановича». Для банка это слишком большие риски, прежде всего репутационные», — не соглашается Эльман Мехтиев.

Участники профильных форумов утверждают, что практика продажи долгов физлицам существует в Кредит Европа Банке, «Русском Стандарте» и ВТБ. Причем последний предлагает эту опцию заемщикам уже присоединенных к группе ВТБ 24 и Банка Москвы. В «Русском Стандарте» корреспонденту Банки.

ру пояснили, что такой сервис есть в каждом крупном банке, но это исключительная опция, если «должник сам просит». В Кредит Европа Банке цессию с физлицами тоже назвали стандартным инструментом. «ВТБ при работе с кредитами использует весь спектр инструментов, разрешенных законом», — сообщили в пресс-службе кредитной организации.

Из многочисленных сообщений на форумах можно сделать вывод, что банк сам инициирует продажу долга с дисконтом.

«Сегодня позвонили из ВТБ и предложили выкуп моего долга на третье лицо, это второй раз уже, в январе 2018 года тоже предлагали. От долга за 20%, это около 130К (тысяч рублей. — Прим. ред.), вот решила с вами посоветоваться, дали подумать три недели», — делилась своим опытом одна из участниц профильного форума в начале мая.

Банки.ру направил в системно значимые банки вопрос, заключают ли они договоры цессии с физическими лицами. Большинство игроков либо не ответили на запрос, либо отказались от комментариев. В Альфа-Банке сообщили, что осуществляют уступку прав требования по кредитным договорам в соответствии с Гражданским кодексом.

Инициатива третьих лиц подозрительна

Упомянутая выше блогер Алена — не единственная, кто предлагает выкупить долг у банка с дисконтом. В Интернете и социальных сетях можно найти множество аналогичных объявлений от граждан и «юридических фирм». Не все компании могут приобрести обязательства по потребительскому кредиту, обращает внимание Антон Алексеев.

По закону «О потребительском кредите (займе)» это могут быть юрлица, у которых есть лицензия на выдачу потребительских займов (например, другие банки), коллекторские агентства или специализированные финансовые общества.

«Главное управление Банка России по Саратовской области еще в 2014 году сообщало о мошеннических схемах по выкупу кредитов», — напоминает юрист.

https://www.youtube.com/watch?v=6OLDpqOJ6Oo\u0026pp=YAHIAQE%3D

Схема была такова: граждане вносили на счет «юрфирмы» комиссию за работу и 20—35% от суммы долга, мошенники сами платили по кредиту два-три раза, а потом бесследно исчезали. Риски повторения такого сценария сохраняются и сейчас, констатирует Антон Алексеев.

Не каждый долг пригоден к продаже

Как отмечают собеседники Банки.ру, банки обычно не готовы продавать права требования по залоговым ссудам — ипотеке или автокредитам. Реализовать имущество может и сам кредитор.

Это косвенно подтверждают отзывы граждан на профильных форумах — клиенты, которым предлагали опцию цессии, имели долг по кредитным картам или потребительским кредитам. К слову, даже в стандартных сделках по передаче «плохих» долгов коллекторам банки не отступают от этого правила.

По данным НАПКА, в 2018 году 73% всех кейсов сформировали кредиты наличными, еще 11% сделок пришлось на кредитные карты.

«Цессия может проводиться по любому типу кредита. Проведение цессии рассматривается индивидуально по каждому клиенту с учетом ряда факторов: платежная дисциплина, наличие залога по кредиту, жизненная ситуация клиента», — пояснили в пресс-службе Кредит Европа Банка. Там также добавили, что в момент принятия решения кредитор ориентируется на «минимизацию финансовых убытков в ходе сделки».

Цессию три года ждут

Ведение дела по задолженности требует привлечения юристов, это дополнительная нагрузка на сотрудников и дополнительные затраты, отмечает Максим Ковязин.

Расходы можно начинать фиксировать с момента возникновения просрочки, когда есть условия для расторжения кредитного договора. В течение трех лет после дефолта клиента у банка есть право обратиться с иском в суд.

Как следует из примеров на форумах, предложение провести «индивидуальную» цессию озвучивается банком через два-три года с момента просрочки по кредиту.

«Ну вот и мой роман с ВТБ подошел к концу. От даты последнего платежа до сего знаменательного события — ровно три года. Мне не приходило писем или СМС, все по звонку, так что кто ждет этого предложения — отвечайте на звонки», — рекомендовал один из пользователей.

Уступка прав требования третьему лицу возможна как до обращения в суд, так и после — во время разбирательства и даже исполнительного производства. Но цессия до суда — большая редкость. «Брал лям (1 млн рублей. — Прим. ред.) под 19%. Просрочка немного больше 600 дней. Решение гражданского суда — оспорено. Вот, наверно, и решили списать мой «трудный» долг», — делился опытом клиент ВТБ.

Форумчане также утверждают, что «индивидуальную цессию» предлагают тем, чей долг перед банком составляет от 600 тыс. рублей до 3 млн.

Цена вопроса

Главная рекомендация от тех, кто обсуждает с банком выкуп собственного долга, — торг уместен. Изначально банк предлагает клиенту передать права требования третьему лицу за 20—30% от суммы задолженности, но размер «отступных» можно снизить до 10%.

«Это варьируется. По долгам до 1 миллиона будет 20%, свыше 1 миллиона — 10%», — рассказывает корреспонденту Банки.ру форумчанин, знающий условия таких сделок.

Собеседник в банке из топ-30 утверждает, что настолько существенный дисконт кредитор предлагать не будет. В лучшем случае банк согласится на сделку за возврат 50—70% от суммы долга.

Обычно выкупить долг можно за 20—40% от суммы долга, все зависит от переговорных позиций сторон сделки, считает Максим Ковязин.

Хотя разброс цифр значителен, из них видно, что переуступка прав требования третьему лицу — исключительно выгодное дело для кредиторов. «Ошибочно полагать, что долг приобретается по той же цене, что и в случае продажи портфеля коллекторскому агентству. В рамках «индивидуальной» цессии ценник выше в разы и на порядки», — говорит Эльман Мехтиев из НАПКА.

Выкуп с последствиями

10—20% от суммы долга — не единственная цена, которую придется заплатить заемщику. Любая сделка по кредиту отражается на кредитной истории клиента, замечают в Кредит Европа Банке.

В процессе переуступки прав требования кредитный договор расторгается, банк выдает клиенту справку об отсутствии задолженности по этому соглашению. Для будущего кредитора не важно, кому и как был выплачен долг — важен сам факт погашения и отсутствия действующей просроченной задолженности, говорит Эльман Мехтиев.

«В кредитной истории заемщика договор будет отмечен как закрытый со статусом «Переуступка прав», а также должна появиться информация о том, кому были переуступлены права.

Влияние на качество кредитной истории зависит от политики каждого конкретного банка и тех факторов, которые являются для него значимыми при оценке рискового профиля потенциального заемщика», — пояснили в Объединенном кредитном бюро.

Однако сама по себе передача долга по договору цессии чаще всего касается безнадежных кредитов — тех, по которым клиент не платил годами. Это исчерпывающе характеризует платежную дисциплину и добросовестность клиента, вряд ли такой заемщик станет желанным для других банков.

Юлия КОШКИНА, Banki.ru

*Сервис/сервисы, принадлежащие Meta, признанной в РФ экстремистской организацией, деятельность которой запрещена на территории РФ