Правовые нормы

Бездоговорное пользование электроэнергией

Стандартная практика предоставления услуги по подаче электроэнергии на электропотребляющие объекты предполагает обязательную индивидуальную оплату потребленного электричества.

Мощность подается к сетям и электроприборам потребителя на основании заключенного с энергосбытовой организацией договора – в нем уточняются характеристики подаваемой энергии, способ учета потребления, тариф и порядок оплаты.

Любое потребление электричества без такого договора с поставщиком является серьезным правонарушением, которое жестко карается штрафными санкциями для потребителей по статье 17.9 КоАП. Однако есть вариант потребления, не требующий заключение договора и не нарушающее закона – он так и называется: бездоговорное электропотребление.  

Бездоговорное пользование электроэнергией

Что такое бездоговорное энергоптребление?

  • По сути, бездоговорное потребление электроэнергии – это потребление юридическими и физическими лицами электричества при неконтролируемом подключении к электросетям (ПП №442).
  • При этом:
  • — присоединение к электросетям выполнено самовольно;
  • — потребление электроэнергии выполняется без заключения договора (либо после завершения действия договора) с Энергосбытом;
  • — потребленная электроэнергия не учитывается и не оплачивается потребителем.

То есть, по всем критериям речь идет о самовольном подключении к электросетям и незаконном потреблении электроэнергии. Однако в ПП №442, есть оговорка: «кроме случаев потребления электрической энергии (мощности) в отсутствие такого договора в течение двух месяцев с даты, установленной для принятия гарантирующим поставщиком на обслуживание потребителей».

  1. Таким образом, потребитель может безнаказанно потреблять безучетную электроэнергию в течение непродолжительного периода времени:
  2. — между датой поручения гарантирующему поставщику принять потребителя на обслуживание и заключением с ним договора (до 60 дней);
  3. — между датой подачи заявки нового собственника энергопотребляющего объекта и датой заключения нового договора с Энергонадзором (15 + 30 суток);
  4. — между датой подачи заявки на договор с Энергосбытом и завершением процедуры технологического присоединения (заявки на договора могут быть поданы одновременно).

Эти ситуации можно считать спорными с точки зрения законности, но тут затяжка в легализации работы происходит не по вине конечного потребителя, а из-за несовершенства законодательства. По закону, потребитель имеет до 30 суток на подписание и отправку экземпляра проекта договора с энергетическими компаниями, а значит, это время может пользоваться электричеством без договора.

 

Важно отличать понятия бездоговорного и безучетного потребления электричества! В первом случае электроэнергия потребляется без договора, во втором – договор есть, но нет учета потребления (факт вмешательства в работу электрического счетчика).

Последствия бездоговорного потребления энергии

  • Помните, что кроме трех вышеперечисленных случаев относительно безопасного потребления электроэнергии при отсутствии договора, все остальные варианты трактуются именно как нарушение законодательства и жестко наказываются.
  • Представители Энергосбыта, обнаружив, что конечный потребитель пользуется незаконным подключением и неучтенной электроэнергией, обязаны составить Акт о неучтенном потреблении электроэнергии, куда вносятся:
  • — личные данные физлица или реквизиты юрлица;
  • — адрес места и описание способа потребления;
  • — наличие и состояние приборов учета;
  • — даты предпоследней и последней проверки счетчиков;
  • — объяснения потребителя.
  • На основании этого документа затем производится перерасчет потребленной энергии и подается иск о взыскании штрафов и платежей.  

Бездоговорное пользование электроэнергией  

Штрафы за выявленное нарушение договорного порядка энергопотребления огромны и регламентированы 7.19 КоАП РФ. Физические лица обязаны уплатить штраф в размере до 15.000 рублей, юридические лица – до 200.000 рублей, должностные лица – до 80.000 рублей или дисквалифицируются. Повторное нарушение предполагает удвоение суммы штрафов.

Кроме того, компания выполняет расчет потребленной без договора электроэнергии за условный период (с момента последней инспекции электросетей до момента обнаружения бездоговорного подключения и потребления, но не более 1 года) и договорным способом (ПП №442, ПП №861) – то есть, на основании цены, по которой сама компания приобретает на рынке энергию, и установленных для региона розничных тарифов.

 

Оплачивается весь объем бездоговорного потребления сразу и в течение 10 дней с момента получения счета на оплату! 

Кроме того, не исключается и привлечение потребителя к уголовной ответственности по статье 165 УК РФ. Такие судебные прецеденты в России есть.

В любом случае, при возникновении спорной ситуации с бездоговорным потреблением сетевая компания подает в суд, независимо от того, прав или неправ потребитель. Помимо тонкостей законодательства суд может также учесть конкретные обстоятельства.

Например, взыскание стоимости потребленной электроэнергии может не состояться, если Ответчик является неполномочным лицом, либо свои договорные обязанности до и после выявления факта бездоговорного потребления электричества исполнял в полной мере.

Кроме того, суд признает потребителя невиновным, если отсутствуют законные основания для взыскания средств, расчет потребленной электроэнергии выполнен неправильно или неточно, либо потребитель действовал в рамках допустимого по закону периода времени.

 

Если у вас возникли споры с Энергосбытом или сетевой компанией по вопросам бездоговорного энергопотребления, и вы не обладаете необходимыми знаниями, опытом или временем, доверьте решение проблемы специалистам компании «ЭЛЕКТРИМ». Мы работаем на энергетическом рынке Москвы и Московской области уже много лет и гарантированно поможем вам защитить свои интересы и денежные средства.

Бездоговорное потребление электроэнергии

Бездоговорное пользование электроэнергией

Правовой состав правонарушения под названием «бездоговорное потребление электроэнергии» определен законодателем в п.2 Основных положений.

Бездоговорное потребление электроэнергии – это самовольное подключение энергопринимающих устройств к объектам электросетевого хозяйства и (или) потребление электрической энергии в отсутствие заключенного в установленном порядке договора, обеспечивающего продажу электрической энергии (мощности) на розничных рынках (абз. 9 п. 2 Основных положений).

Потребление электрической энергии в период введенного полного и (или) частичного режима ограничения электроэнергии тоже является бездоговорным. Так что, «два пишем три в уме» (и всегда помним об этом!).

А будет ли потребление электроэнергии бездоговорным, допустим, в случае опосредованного технологического присоединения при якобы ненадлежащем технологическом присоединении? Конечно, всегда нужно смотреть фактические обстоятельства дела и поведение сторон спора, из которых в дальнейшем будет формироваться правовая позиция в суде.

Рассмотрим отдельно взятый и интересный, на мой взгляд, случай из судебной практики.

Фабула дела такова. Истец и Ответчик заключили договор аренды, по которому Истцу, в том числе, были переданы линии электропередач.

  • К этим сетям Ответчика присоединен объект энергоснабжения.
  • Ответчик исключает из договора энергоснабжения этот объект, и с этой же даты Истец заключает договор энергоснабжения с этим же точками поставки, только с другим наименованием, но, наименование фидоров и номера ячеек остаются неизменными.
  • Далее происходит очень незатейливая ситуация.
Читайте также:  Как заполнить журнал учета проверок

Истец при осмотре линии электропередач обнаруживает факт потребления электроэнергии этим спорным объектом и оформляет акт о неучтенном потреблении электроэнергии на очень приличную сумму, почти 196 млн. рублей.

  1. В обоснование своих исковых требований Истец считает, недоказанным факт надлежащего технологического присоединения энергопринимающих устройств ответчика к сетям истца, в связи с изменением внешней схемы электроснабжения данного объекта после передачи во владение и пользование Общества объектов электросетевого хозяйства, посредством которых осуществлялась энергоснабжение спорного объекта, принадлежащий ответчику.
  2. В ходе судебного разбирательства судами было установлено, что истец является потребителем электрической энергии и владельцем объектов электросетевого хозяйства, посредством которых производится энергоснабжение спорного объекта ответчика.
  3. После оформления договора аренды спорный объект Ответчика получил статус объекта, опосредованно присоединенного к сетям сетевой организации через сети Истца.
  4. Также Судами было установлено, что точка присоединения спорного объекта при передачи линии сети никак не изменилась.
  5. Согласно статье 26 Закона об электроэнергетике технологическое присоединение к объектам электросетевого хозяйства энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, осуществляется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, и носит однократный характер.
  6. Под однократностью технологического присоединения, упомянутого в пункте 1 статьи 26 Закона об электроэнергетике, понимается разовое осуществление процедуры технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, в объеме максимальной мощности таких энергопринимающих устройств, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства.
  7. Судами первой и апелляционной инстанции было установлено, что точка присоединения никак не изменилась в связи с переходом права владения данного объекта, и став, по сути, присоединенным опосредованно.
  8. Фактически при таких обстоятельствах изменяется только граница балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности сторон.
  9. Поэтому в удовлетворении исковых требований Истца было отказано.

Нельзя опровергнуть тот факт, что здесь еще и имеет место быть осведомленность Истца относительно этот объекта. Ведь Истец подписывая договор аренды, договор энергоснабжения и видя схему присоединения не мог не знать о наличии этой точки поставки изначально у Ответчика.

Чего хотел добиться Истец остается только догадываться. Хотя, и так все ясно и прозрачно.

Важно помнить, что технологическое присоединение носит всегда однократный характер и при опосредованном технологическом присоединении меняется лишь эксплуатационная ответственность сторон, не более. Поэтому предъявить в таком случае стоимость бездоговорного потребления за якобы ненадлежащее технологическое присоединение невозможно.

  • Более 1000 ответов на вопросы в сфере таможенного дела, международных перевозок, внешнеэкономической деятельности, энергетики Вы узнаете в еженедельно обновляемых разделах  Вопрос-Ответ и Публикации на нашем сайте.
  • Подписывайтесь на нашу рассылку в Instagram

А было ли бездоговорное энергопотребление?

После смены в 2016 г. генерального директора ООО «Заречье» новое руководство предприятия пришло в Мосэнергосбыт, чтобы заключить договор энергоснабжения.

Тогда же ПАО «Московская объединенная электросетевая компания» (далее – МОЭСК), узнав о том, что предприятие находится в процессе заключения договора, направила по месту нахождения общества представителя, который составил акт о бездоговорном потреблении электроэнергии в период с 23 января 2017 г. по 22 января 2018 г. на общую сумму порядка 3 млн руб.

Естественно, никакого внедоговорного потребления со стороны общества не было – счетчик был опломбирован за несколько дней до составления акта – и платить по десятикратному тарифу общество не собиралось.

Тогда МОЭСК обратилась в суд с исковым заявлением к ООО «Заречье» о взыскании неосновательного обогащения в связи с внедоговорным потреблением электроэнергии на сумму свыше 2,8 млн руб., а также более 360 тыс. руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении исковых требований (дело № А41-8719/2020), однако не исключено, что истец попытается обжаловать судебные акты в ВС РФ.

Так, ключевыми выводами судов стали:

  • уведомление потребителя о составлении акта о бездоговорном потреблении должно быть обязательно направлено компанией, уполномоченной составлять такой акт, заранее. Подтверждение содержимого конверта с уведомлением должно предоставляться суду, иначе направление уведомления может считаться недоказанным;
  • акт бездоговорного потребления должен быть подписан только уполномоченным лицом, чьи полномочия должны быть представлены суду сразу, а не после вынесения решения по делу;
  • нельзя считать действия внедоговорным потреблением, если электроэнергия использовалась в период заключения договора с энергосбытовой компанией;
  • в отсутствие доказательств незаинтересованности по отношению к энергосбытовой компании лиц, привлеченных в качестве понятых при подписании акта в отсутствие потребителя, такой акт является порочным.

Количество подобных споров с участием МОЭСК (т.е. только в Москве и Московской области) за 2020 г. составило более 400, что можно с легкостью обнаружить в поиске по картотеке дел системы «КАД.Арбитр».

По сути, единственным нормативным правовым актом, регулирующим отношения энергосбытовых компаний с потребителями, является Постановление Правительства РФ от 4 мая 2012 г.

№ 442 «О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии» (далее – Постановление № 442), утвердившее Основные положения функционирования розничных рынков электрической энергии (далее – Основные положения).

Эти Основные положения определяют все аспекты, связанные с энергопотреблением: в частности, форму уведомления о составлении акта о неучтенном потреблении, самого акта, когда потребление считается внедоговорным, и т.д.

Хотелось бы обратить внимание на важные нюансы данного спора, в котором мы представляли интересы общества-ответчика.

Во-первых, большая часть уведомлений от имени МОЭСК была направлена другим юридическим лицом. Опись вложения также отсутствовала. Соответственно, подтвердить, что потребитель уведомлен должным образом, истцу в таком случае практически невозможно. Это является нарушением процедуры составления акта о неучтенном потреблении и приводит к его порочности.

Во-вторых, документы лица, подписавшего акт о неучтенном потреблении, и его полномочия на это истец в первой инстанции не представил, несмотря на неоднократное отложение судебных заседаний из-за пандемии.

При оспаривании решения суда истец пытался убедить вышестоящую инстанцию, что может дополнительно представить суду подтверждающие документы,– даже после того, как ответчик указал на допущенные истцом нарушения спустя четыре судебных заседания.

В-третьих, согласно основным правилам составления акта о неучтенном потреблении в отсутствие потребителя требуются двое понятых, которые подписывают акт в подтверждение того, что видели, как он составлялся. МОЭСК зачастую использует акты с подписями четырех человек (отличается только их комбинация). Все упоминания данных лиц можно без труда найти посредством КАД.

Читайте также:  Обязательны ли пуэ

https://www.youtube.com/watch?v=wG-rEq9VGWE\u0026pp=ygVQ0JHQtdC30LTQvtCz0L7QstC-0YDQvdC-0LUg0L_QvtC70YzQt9C-0LLQsNC90LjQtSDRjdC70LXQutGC0YDQvtGN0L3QtdGA0LPQuNC10Lk%3D

Арбитр и обосновать очевидную зависимость этих понятых от энергосбытовой компании. Например, Девятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 12 февраля 2020 г.

по делу № А40-238357/18 обратил внимание, что лица, подписавшие акт о бездоговорном потреблении, неоднократно фигурируют в рамках арбитражных споров в качестве понятых при якобы составлении ПАО «МОЭСК» аналогичных актов.

В-четвертых, бремя доказывания наличия (или отсутствия) заинтересованности понятых по отношению к энергосберегающей компании нередко перекладывается на ответчика.

Так, истец пытался доказать, что незаинтересованность понятых предполагается априори, именно ответчик должен доказывать, что указанные в акте понятые являются заинтересованными по отношению к истцу лицами, причем обосновать это не просто количеством судебных актов, в которых фигурируют одни и те же фамилии понятых от истца, но и найти этих лиц и выяснить, где на самом деле они работают.

На мой взгляд, ситуация со «штатными» понятыми стала одним из основных аргументов отказа арбитражными судами в удовлетворении исковых требований.

Согласно п. 2 разд.

I Основных положений «бездоговорное потребление электрической энергии» – это самовольное подключение энергопринимающих устройств к объектам электросетевого хозяйства и (или) потребление электроэнергии в отсутствие договора, обеспечивающего продажу электрической энергии (мощности) на розничных рынках, ее потребление в период приостановления поставки по договору, обеспечивающему продажу электроэнергии (мощности) на розничных рынках, в связи с введением полного ограничения режима потребления электрической энергии в случаях, предусмотренных Правилами полного и (или) частичного ограничения режима потребления электроэнергии, утвержденными Постановлением № 442.

Потребление электроэнергии в отсутствие заключенного договора, обеспечивающего продажу электроэнергии (мощности) на розничных рынках не признается бездоговорным:

  • в течение двух месяцев с даты, установленной для принятия гарантирующим поставщиком потребителей на обслуживание;
  • в период заключения указанного договора при обращении потребителя, намеревающегося заключить с гарантирующим поставщиком договор энергоснабжения (купли-продажи (поставки) электроэнергии (мощности); при смене собственника энергопринимающего устройства и в случае заключения договора, обеспечивающего продажу электроэнергии (мощности) на розничных рынках, до завершения технологического присоединения энергопринимающих устройств при условии соблюдения сроков, установленных для подачи гарантирующему поставщику заявления о заключении договора энергоснабжения (купли-продажи (поставки) электроэнергии (мощности) или возвращения гарантирующему поставщику подписанного заявителем проекта договора (протокола разногласий, дополнительного соглашения к действующему договору, обеспечивающему продажу заявителю электрической энергии (мощности) на розничном рынке).

Вероятно, если бы энергосбытовая компания позаботилась о качественной подготовке к рассмотрению дела в суде и выехала для составления акта, формально ей было бы проще. Однако, на мой взгляд, это не умаляет того, что желание монопольно-неравной стороны договора взыскать дважды одно и то же, да еще в десятикратном размере, не соответствует принципу устойчивости гражданского оборота.

Больше всего в данном споре нас поразило, что постоянно взаимодействующие между собой энергосбытовые компании «забыли», что после заключения договора одна из них получила полную плату за потребленную обществом электроэнергию, и во второй и третьей инстанциях ссылались на отсутствие оплаты. При этом они не забыли о договоре поставки электроэнергии, который представил истец (МОЭСК), а не Мосэнергосбыт как третье лицо, что, на мой взгляд, однозначно свидетельствует об их постоянной коммуникации и обмене данными по потребителям.

Не менее интересным представляется и то, что изначально истец просил взыскать с ответчика 3,2 млн руб., однако в материалах присутствует альтернативный расчет, также представленный истцом, в котором размер задолженности составляет всего 600 тыс. руб.!

Кража электроэнергии НДС не облагается

Московским арбитражным судом рассмотрено дело о начислении НДС за украденное электричество. Андрей Дмитриенко, руководитель направления по налоговым спорам Департамента корпоративного налогообложения ALTHAUS Group, узнал, в чем же спорность ситуации и рассказал, какие аргументы приводили компания и ФНС во время судебного разбирательства.

Кражи, тепловые потери, бездоговорное пользование электроэнергией. Подобные ситуации не так уж редки в практике предприятий, и каждый раз возникает вопрос, необходимо ли уплачивать НДС с сумм, поступающих в оплату таких потерь.

И хотя на законодательном уровне данная проблема не решена, однако в судебной практике подобные дела разрешаются, как правило, не в пользу фискальных органов. Налогоплательщики не находили поддержки у арбитров в тех случаях, когда не соблюдали ряд условий, сформированных в практике судов.

Такие условия закреплены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30 мая 2014 года № 33 «О некоторых вопросах, возникающих у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием налога на добавленную стоимость». Изучим его подробнее.

Нормативное обоснование

Во-первых, в пункте 10 Постановления арбитры сделали вывод, что при определении налоговых последствий выбытия имущества в результате наступления событий, не зависящих от воли налогоплательщика (утрата имущества по причине порчи, боя, хищения, стихийного бедствия и тому подобных событий), необходимо иметь в виду, что, исходя из содержания пункта 1 статьи 146 НК РФ, такое выбытие не является операцией, учитываемой при формировании объекта налогообложения.

https://www.youtube.com/watch?v=wG-rEq9VGWE\u0026pp=YAHIAQE%3D

Обратите внимание

Налогоплательщики не находили поддержки у арбитров в тех случаях, когда не соблюдали ряд условий, сформированных в практике судов. Такие условия закреплены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30 мая 2014 года № 33 «О некоторых вопросах, возникающих у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием налога на добавленную стоимость».

Во-вторых, арбитры не ограничились нормативным обоснованием, но дополнительно указали, что при рассмотрении таких споров необходимо обращать внимание на наличие достоверного и полного документального оформления факта выбытия и обстоятельств выбытия, подтверждающих, что имущество выбыло не по воле компании, а не было передано третьим лицам по сделке. При оценке достоверности и полноты представленных документов в подтверждение факта и обстоятельств выбытия судам следует учитывать характер деятельности фирмы, условия ее хозяйствования, принимать во внимание соответствие объемов и частоты выбытия имущества обычному для такой деятельности уровню и иные подобные обстоятельства, а также оценивать возражения налогового органа относительно вероятности выбытия имущества по указанным налогоплательщиком причинам, в частности доводы о чрезмерности потерь.

Читайте также:  Гражданин или гражданка

Несмотря на это, инспекции по-прежнему пытаются взыскивать НДС в подобных случаях. И арбитражные суды вынуждены решать вопрос об отнесении подобных операций к облагаемым НДС.

Причина спора

Сетевая компания, руководствуясь нормами действующего законодательства в сфере электроэнергетики, в ходе своей работы неоднократно выявляла факты бездоговорного потребления электроэнергии физическими лицами и организациями. Данные факты документально оформлялись в установленном порядке, и впоследствии проводилась работа по взысканию стоимости электроэнергии, потребленной без надлежащего учета.

Инспекторы, выявив при проведении проверки данные обстоятельства, решили, что стоимость неучтенной потребленной электроэнергии, зафиксированная в актах, должна быть включена в налоговую базу по НДС, и произвели доначисление. Поскольку вышестоящий налоговый орган оставил решение инспекции в силе, фирма оспорила его в суде.

Позиция налогового органа

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ, объектом налогообложения НДС признается реализация товаров (работ, услуг) на территории РФ. При определении базы выручка от реализации определяется исходя из всех доходов компании, связанных с расчетами по оплате указанных товаров (работ, услуг) (п. 2 ст. 153 НК РФ).

При этом доходы учитываются в случае возможности их оценки и в той мере, в какой их можно оценить.

В соответствии с пунктом 1 статьи 154 НК РФ, налоговая база при реализации товаров (работ, услуг), если иное не предусмотрено статьей 154 НК РФ, определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со статьей 40 НК РФ, с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налога.

По мнению инспекции, стоимость бездоговорного потребления электроэнергии, определенная в соответствии с Постановлением Правительства РФ № 530 от 31 августа 2006 года и Постановлением Правительства № 442 от 4 мая 2012 года в актах о неучтенном потреблении электрической энергии, подлежит включению в налогооблагаемую базу по НДС.

Стоимость бездоговорного потребления электроэнергии не подлежит включению в базу по НДС, поскольку является неосновательным обогащением потребителя (ст.

 1102 ГК РФ), взыскание сумм неосновательного обогащения является, по сути, возмещением убытков, а не оплатой товара, полученного по договору.

Платежи, поступившие сетевой компании при взыскании неосновательного обогащения, не подлежат включению в налогооблагаемую базу НДС.

Арбитражный и апелляционный арбитражный суды поддержали позицию инспекции и отказали компании в удовлетворении требований. Но, в конечном счете, арбитражный суд округа отменил судебные акты, вынесенные нижестоящими инстанциями, и направил дело на новое рассмотрение, указав на неправильное применение норм права.

«Какие вычеты по НДС нельзя заявлять в течение трех лет»

Основная аргументация

Аргументация налогового органа в таких делах сводится к ссылкам на нормы: статью 146 и статью 153 НК РФ, которые трактуются расширительно, в части порядка определения выручки от реализации, а именно слова «выручка от реализации товаров (работ, услуг) определяется исходя из всех доходов налогоплательщика».

При этом инспекторы «забывают» и про само понятие реализации, данное в статье 39 НК РФ, и про норму статьи 153 НК РФ, в соответствии с которой доходы, формирующие выручку компании, должны быть связанны с расчетами по оплате указанных товаров (работ, услуг).

В данном случае также на руку налоговикам сыграло и внедоговорное потребление, оформленное фирмой в соответствии с действующими нормативно-правовыми актами, путем составления актов о неучтенном потреблении электроэнергии, которые содержали информацию об объеме потребленной электроэнергии и ее стоимости.

Имея на руках такие аргументы, налоговый орган не стал анализировать отношения, возникающие между потребителем и сетевой компанией в случае бездоговорного потребления, а просто доначислил налогоплательщику НДС.

Особое противоречие

В то же время реализацией товаров, работ или услуг организацией признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результаты выполненных работ одним лицом для другого лица (п. 1 ст. 39 НК РФ).

В рассматриваемом случае ни о какой передаче на возмездной основе, т. е. с согласия и по воле сторон, речь не идет. Выбытие электроэнергии происходит вне зависимости от желания сетевой компании.

Факт, место и время подключения, объем «перехватываемой» энергии определяется потребителем, а договор между потребителем и сетевой компанией в установленном порядке не заключается.

При таких фактических обстоятельствах стоимость бездоговорно потребленной электроэнергии составляет неосновательное обогащение у потребителя, которое может быть взыскано фирмой с потребителя на основании норм главы 60 ГК РФ.

Обратите внимание

Кражи, тепловые потери, бездоговорное пользование электроэнергией. Подобные ситуации не так уж редки в практике предприятий, и каждый раз возникает вопрос, необходимо ли уплачивать НДС с сумм, поступающих в оплату таких потерь?

Применение норм Постановлений Правительства РФ № 530 от 31 августа 2006 года и № 442 от 4 мая 2012 года не позволяет установить фактический объем электроэнергии, потребленной с нарушением установленного порядка.

Правила составления актов о неучтенном потреблении предусматривают расчетное определение количества электроэнергии как количество энергии, потребленной в течение суток на максимальной мощности энергопотребляющего устройства. Такой порядок имеет скорее штрафной характер, так как не связан с установлением размера фактически потребленной электроэнергии.

Таким образом, оплата потребителем электроэнергии является возмещением ущерба, а не оплатой энергии, переданной по договору. Сам по себе факт оплаты не является налогооблагаемой операцией по НДС.

Ошибочное выставление

Дополнительно арбитражный суд округа отметил, что даже ошибочное выставление налогоплательщиком счетов-фактур по операциям, не являющимся объектами налогообложения по НДС, не приводит к возникновению обязанности по уплате налога в отношении последующих аналогичных операций, также не являющихся объектами налогообложения по НДС (Постановление Конституционного суда РФ от 3 июня 2014 г. № 17-П). Суд также сослался на пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 мая 2014 года № 33 «О некоторых вопросах, возникающих у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием налога на добавленную стоимость», в соответствии с которым при определении налоговых последствий списания имущества в результате наступления событий, не зависящих от воли налогоплательщика (утрата имущества по причине порчи, боя, хищения, стихийного бедствия и тому подобных событий), необходимо иметь в виду, что, исходя из содержания пункта 1 статьи 146 НК РФ, такое выбытие не является операцией, учитываемой при формировании объекта налогообложения.

Исходя из этого можно утверждать, что статья 39 НК РФ к рассматриваемым отношениям не применима, а поступающая оплата не образует выручку, формирующую налоговую базу НДС (ст. 146 НК РФ).