Правовые нормы

Фактически сложившиеся отношения по договору энергоснабжения

Прямые договоры собственников с РСО существовали и до № 59-ФЗ. Их законный статус подтвердил № 176-ФЗ в июне 2015 года. Однако судебная практика показывает, что фактически сложившиеся договорные отношения могут быть признаны недействительными. Читайте о том, почему суды выносят такие решения.

Фактически сложившиеся прямые договоры узаконил № 176-ФЗ

Собственники помещений в многоквартирных домах получили право на общем собрании принять решение о заключении прямого договора с РСО только после вступления в силу 3 апреля 2018 года № 59-ФЗ (п. 4.4 ч. 2 ст. 44 ЖК РФ). До этого расчёты непосредственно с поставщиками ресурсов были законны только в тех домах, где прямые отношения жителей МКД с поставщиком ресурсов сложились «исторически».

Прямые отношения собственников и РСО, сложившиеся до 30 июня 2015 года, были признаны действующими Федеральным законом от 29.06.2015 № 176-ФЗ до истечения их срока или до момента отказа от них одной из сторон.

Поэтому управляющие организации, получившие в управление многоквартирные дома с такими давними прямыми договорами, не считают обязательным исполнять требования п. п. 4, 5 ПП РФ № 124 о направлении в РСО оферты на заключение договора на предоставление коммунальных услуг жителям МКД.

УО забывают о том, что, согласно п. 18 ст. 12 № 176-ФЗ, при смене способа управления домом или УО, собственники обязаны на ОСС выразить согласие на продолжение фактически сложившихся прямых договорных отношений с РСО. Если это условие не было исполнено, такой договор, признанный ранее, согласно № 176-ФЗ, действующим, считается расторгнутым при смене УО.

Разберём такую ситуации на примере судебной практики, в которой суды решали спор о необходимости УО заключить договоры с поставщиком коммунальных ресурсов не в пользу первых.

Фактически сложившиеся отношения по договору энергоснабженияРабота управляющих организаций после принятия № 59-ФЗ

Уо не заключила договор с рсо из-за прямого договора по № 176-фз

Управляющая организация получила в управление один из многоквартирных домов Хабаровского края. Собственники помещений в доме оплачивали индивидуальное потребление электроэнергии в адрес РСО по прямому договору, признанному согласно № 716-ФЗ. Поэтому УО не стала заключать договор с РСО.

Данный факт установил орган лицензионного надзора. УО получила предписание устранить нарушение требований ч. ч. 2, 3 ст. 161, ч. 2 ст. 162, п. 7 ч. 1 ст. 193 ЖК РФ, п.п. 4, 5 ПП РФ № 124 – заключить договор с РСО на поставку электрической энергии.

УО направила РСО оферту на заключение договора на поставку коммунальных ресурсов с целью содержания общего имущества МКД. Поставщик электроэнергии прислал бланк договора, но УО он не устроил.

Был составлен протокол разногласий, который РСО получила, но не подписала, направив организации новый вариант. Он включал не только КР на СОИ, но и предоставление услуги энергоснабжения в помещениях собственников.

Управляющая организация такой договор не подписала.

При проверке исполнения предписания орган контроля выдал УО новое предписание, с которым организация не согласилась и подала в суд иск с требованием признать документ незаконным и неисполнимым.

Фактически сложившиеся отношения по договору энергоснабжения

Подборка наиболее важных документов по запросу Фактически сложившиеся отношения по договору энергоснабжения (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Определение Верховного Суда РФ от 08.02.2021 N 310-ЭС20-22520 по делу N А83-18799/2017Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о взыскании долга по договору энергоснабжения и пеней и встречного иска о признании незаконными действий в части осуществления корректировки объема и стоимости потребленной электрической энергии в соответствии с условиями договора энергоснабжения путем составления корректировочных документов.

Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как изложенные в настоящей жалобе доводы, в том числе о пропуске истцом срока исковой давности, являлись предметом исследования и оценки судов, мотивированно отклонены.

https://www.youtube.com/watch?v=Hh3o1q5MM2M\u0026pp=ygVz0KTQsNC60YLQuNGH0LXRgdC60Lgg0YHQu9C-0LbQuNCy0YjQuNC10YHRjyDQvtGC0L3QvtGI0LXQvdC40Y8g0L_QviDQtNC-0LPQvtCy0L7RgNGDINGN0L3QtdGA0LPQvtGB0L3QsNCx0LbQtdC90LjRjw%3D%3D

Руководствуясь статьями 196, 199, 200, 309, 310, 402, 539, 544 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.

2015 N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 АПК РФ, в том числе акты об объемах потребленной электроэнергии, счета-накладные, установив наличие фактически сложившихся между сторонами отношений по энергоснабжению, при доказанности факта поставки на объекты ответчика электрической энергии, суды пришли к выводу об обоснованности первоначального иска. Суды указали на наличие у ответчика обязанности по оплате истцу, приобретшему на основании договора цессии право требования исполнения денежных обязательств, фактически потребленного ресурса, независимо от того, являлся ли договор энергоснабжения в письменном виде заключенным.

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 26.09.2022 N 08АП-9553/2022, 08АП-10090/2022 по делу N А70-2932/2022Требование: О взыскании задолженности за потребленную электрическую энергию, пени с последующим начислением пени по день фактической уплаты долга.

Решение: Требование удовлетворено.

Вс пояснил порядок возникновения договорных отношений между поставщиком энергии и ее потребителем

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 310-ЭС19-26999 по делу о взыскании задолженности гарантирующим поставщиком электроэнергии с потребителя при ее частичной оплате.

Суды удовлетворили иск энергоснабжающей организации частично

В январе 2007 г. ОАО «Липецкая энергосбытовая компания» заключила с ОАО «Липецкэнерго» договор на оказание услуг по передаче электроэнергии. В двух последующих дополнительных соглашениях стороны уточнили порядок расчетов и то, что исполнитель присоединился путем реорганизации к обществу «МРСК Центра», которое стало его правопреемником.

Далее ОАО «Липецкая энергосбытовая компания» (гарантирующий поставщик) заключила договор электроснабжения с ООО «ЛМЗ «Свободный Сокол» (потребитель), которое сдало в аренду оборудование труболитейного цеха обществу «ЛТК «Свободный Сокол» в мае 2013 г.

В арендованных помещениях находились точки поставки электроэнергии, присоединенные к электросетям, ранее согласованные в договоре между гарантирующим поставщиком и собственником цеха.

В связи с этим на арендатора имущества возлагалась обязанность по оплате эксплуатационных расходов (в том числе на энергоснабжение) на основании отдельного договора.

Общество «ЛТК «Свободный Сокол» обратилось в адрес гарантирующего поставщика с предложением заключить с ним самостоятельный договор энергоснабжения, который действовал с 25 октября 2013 г. по 6 августа 2015 г., при этом «ЛМЗ «Свободный Сокол» частично оплачивал приобретенную электроэнергию. В сентябре 2015 г. стороны заключили новый договор.

В рамках судебного спора (дело № А36-5116/2014) в пользу общества «МРСК Центра» с «Липецкой энергосбытовой компании» была взыскана задолженность, образовавшаяся за период с 13 мая 2013 г. по декабрь 2013 г. за услуги по передаче электроэнергии.

В дальнейшем энергосбытовая компания обратилась в суд и с иском к обществу «ЛТК «Свободный Сокол» о взыскании 415 млн руб. задолженности за потребленную в период с 13 мая 2013 г. по 31 марта 2015 г. электроэнергию, 307 млн руб.

пени за четырехлетний период с последующим начислением неустойки до момента фактического исполнения обязательства по оплате долга.

В обоснование исковых требований компания указала, что ответчик в спорный период потребил электроэнергию, оплату которой произвел не в полном объеме.

Суды трех инстанций удовлетворили иск частично, взыскав с ответчика 70 млн руб. основного долга за период с января 2014 г. по март 2015 г. включительно и 7,8 млн руб. пеней с продолжением их начисления по ставке 15% годовых до даты фактической оплаты долга. В удовлетворении остальной части иска было отказано.

При этом суды исходили из доказанности обстоятельств оказания услуг по передаче электроэнергии в спорный период и учли доводы ответчика о пропуске истцом исковой давности в части взыскания задолженности за период с мая 2013 г. по ноябрь 2014 г.

При расчете неустойки суды также сослались на то, что ответчик наделен статусом гарантирующей организации, осуществляющей холодное водоснабжение и водоотведение промышленных стоков на территории муниципального образования г. Липецк, в связи с чем при исчислении пени применяется абз. 10 п. 2 ст.

37 Закона об электроэнергетике. В свою очередь, суды применили положения ст. 333 ГК РФ к исчисленному размеру неустойки.

ВС поддержал выводы нижестоящих инстанций

«Липецкая энергосбытовая компания» обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, который, изучив материалы дела № А36-16165/2017, не согласился с доводами заявителя.

Высшая судебная инстанция напомнила, что возможности сетевой организации квалифицировать потребление как бездоговорное и, соответственно, предъявить деликтный иск к потребителю о бездоговорном потреблении зависят от наличия или отсутствия договорных отношений между гарантирующим поставщиком и потребителем. Между тем между обществами ОАО «Липецкая энергосбытовая компания» и «ЛТК «Свободный Сокол» имели место иные споры, вытекающие из правоотношений по поставке электроэнергии последнему и обществу «ЛМЗ «Свободный Сокол» (дела № А36-4189/2011, А36-2697/2013, А36-1447/2017, А36-4006/2016, А36-1567/2017).

Верховный Суд высказался за возможность применения норм договорного права к отношениям сторон, если одна из сторон ведет себя противоречиво, например прямо заявляет об отказе от заключения договора или отсутствии договорных отношений, но своими действиями подтверждает наличие договорной связи.

Таким образом, в ряде случаев исключается применение правил о бездоговорном потреблении (деликтный иск сетевой организации к новому потребителю о взыскании цены энергии с применением повышенного коэффициента).

Это касается ситуаций, если гарантирующий поставщик, например, своим волеизъявлением расторгает договор с предыдущим потребителем; избегает письменного заключения договора c новым потребителем, от заключения которого он не мог отказаться (договор энергоснабжения является публичным); указывает новому лицу, которому переданы точки присоединения прежнего потребителя (о чем гарантирующий поставщик знает), и сетевой организации на отсутствие договорных отношений, но продолжает поставлять энергию в прежние точки присоединения и принимает плату за такую энергию; не исключает точки присоединения потребителя из договора с сетевой организацией, особенно в ситуации, когда судебным актом по другому спору установлено, что гарантирующий поставщик не может отказаться от предоставления энергии новому потребителю.

«В такой ситуации гарантирующий поставщик не может не знать о том, что принадлежащая ему энергия поставляется и используется новым потребителем, особенно в ситуации, когда приборы учета этой энергии находятся у сетевой организации, которая предоставляет соответствующие акты гарантирующему поставщику, и у самого гарантирующего поставщика», – отметил Суд.

Как указал ВС, суды пришли к правомерному выводу о том, что договорные отношения гарантирующего поставщика с ответчиком возникли с 13 мая 2013 г.

Читайте также:  Буквы е и ё равнозначны

, и, соответственно, общество «ЛЭСК» должно было узнать о нарушении своего права на получение оплаты за электрическую энергию либо с момента, в который оно получило соответствующую информацию от нового потребителя и сетевой организации, если до этого момента наступил срок оплаты энергии, или с момента наступления такого срока, если гарантирующий поставщик получил эту информацию ранее.

Кроме того, он добавил, что вступившее в законную силу решение АС Липецкой области от 20 сентября 2016 г. по делу № А36-5116/2014 не является основанием возникновения договорных отношений сторон.

Верховный Суд также заметил, что сомнения в квалификации отношений в качестве договорных или бездоговорных и, соответственно, об управомоченном на предъявление иска к новому потребителю лице должны были быть устранены после вступления в силу судебных актов, которыми зафиксирована неправомерность действий гарантирующего поставщика по ограничению режима потребления электроэнергии новым потребителем, но не с момента вступления в силу судебного акта об удовлетворении требований сетевой организации к гарантирующему поставщику об оплате оказанных услуг по договору.

Как пояснил ВС, нижестоящие инстанции не усмотрели в действиях ответчика исключительно намерения причинить вред другому лицу в обход закона с противоправной целью, а также иного злоупотребления правом.

Следовательно, уплата части долга новым потребителем гарантирующему поставщику не может служить основанием для прерывания исковой давности по требованию об уплате оставшейся задолженности.

Для применения к потребителю пониженной ставки неустойки необходимо наличие у него статуса ресурсоснабжающей организации, цель приобретения электроэнергии в данном случае значения не имеет.

В рассматриваемом деле ответчик является гарантирующей организацией для централизованных систем холодного водоснабжения питьевой, технической водой и водоотведения промышленных стоков на территории муниципального образования г. Липецк. В связи с этим Верховный Суд оставил в силе решения нижестоящих инстанций, а кассационную жалобу заявителя – без удовлетворения.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Партнер юридической компании «Генезис» Василий Сосновский полагает, что Верховный Суд подробно исследовал вопрос о том, существовали ли между истцом и ответчиком фактические договорные отношения или нет.

«Нижестоящие суды пришли к выводу, что договорные отношения гарантирующего поставщика с ответчиком возникли с 13 мая 2013 г.

, и, соответственно, истец должен был узнать о нарушении своего права на получение оплаты за электроэнергию либо с момента, в который он получил соответствующую информацию о потреблении от нового потребителя и сетевой организации, если до этого момента наступил срок оплаты энергии, или с момента наступления такого срока, если гарантирующий поставщик получил такую информацию ранее.

При этом суды не усмотрели в действиях ответчика исключительно намерения причинить вред другому лицу в обход закона с противоправной целью, а также иного заведомо недобросовестного осуществления гражданских прав (злоупотребления правом)», – отметил он.

По словам эксперта, уплата части долга новым потребителем гарантирующему поставщику не может служить основанием для прерывания исковой давности по требованию об уплате оставшейся задолженности.

«Это и стало основанием для подтверждения позиций о том, что по части требований истец пропустил срок исковой давности, что и стало причиной для частичного удовлетворения требований истца.

Таким образом, определение Верховного Суда интересно в плане оценки доказательств, свидетельствующих о возникновении фактических договорных отношений между истцом и ответчиком», – подытожил Василий Сосновский.

Партнер юридической компании Law & Commerce Offer Виктория Соловьёва полагает, что рассматриваемое дело является хорошим примером того, как определить начало течения срока исковой давности в схожих ситуациях и как обосновать наличие или отсутствие основания для применения п.

5 информационного письма Президиума ВАС РФ № 165 от 25 февраля 2014 г.

«В рассматриваемом деле истец не учел, что в ситуации, приведенной в вышеуказанном разъяснении высшей судебной инстанции, до момента квалификации судом спорного договора как незаключенного существовала правовая неопределенность», – полагает она.

По словам эксперта, в рассматриваемом же споре такой неопределенности не было, о чем дополнительно свидетельствует ходатайство истца об изменении исковых требований и взыскании стоимости поставленной электроэнергии по договору энергоснабжения в деле о взыскании убытков.

«Скорее всего, ссылка истца на вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Липецкой области от 20 сентября 2016 г. по делу № А36-5116/2014 связана с тем, что это дело рассматривалось позже остальных.

При этом все обстоятельства, которые могли вызывать у истца сомнения в квалификации отношений в качестве договорных или бездоговорных, были устранены ранее принятыми судебными актами», – предположила Виктория Соловьева.

Можно ли пойти суд без договора

Можно ли взыскать долг с компании, с которой нет никаких договорных отношений? С какими документами пострадавшая сторона может обратиться в суд?

Если стороны устно договорились о поставке товаров, выполнении работ, оказании услуг, но не заключили договор в письменной форме, то может ли пострадавшая сторона обратиться в суд? Возможно ли вернуть перечисленную оплату, если существенные условия договора так и не были согласованы сторонами и договор не был заключен письменно?

По общему правилу, договор считается заключенным, если между его сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (п.2 ст.158, п.2, п.3 ст.432 ГК РФ, п.1 Постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2018 г. № 49).

В случаях, указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора (п.2 ст.162 ГК РФ). Это правило относится к таким договорам, как:

  • залог (ст.339 ГК РФ);
  • продажа недвижимости (ст.550 ГК РФ);
  • аренда зданий и сооружений (п.1 ст.651 ГК РФ);
  • кредита (ст.820 ГК РФ);
  • страхования (п.1 ст.940 ГК РФ);
  • банковского счета (п.2 ст.836 ГК РФ).

При этом сделка может быть заключена не только в письменной форме. Так, сделка, которая может быть совершена устно, считается совершенной и в том случае, когда из поведения лица явствует его воля совершить сделку (п.2 ст.158 ГК РФ).

Подтверждение заключения договора иными документами

Если письменная форма сделки не соблюдена, то стороны сделки в суде лишаются права ссылаться на свидетельские показания. Однако стороны не лишены права приводить письменные и иные доказательства (п.1 ст.162 ГК РФ).

Подписание текста договора факсимильной подписью при отсутствии законного или договорного основания является нарушением требования о соблюдении письменной формы сделки (п.1 ст.160 ГК РФ).

Тем не менее, суды, рассматривая иные доказательства, признают договор заключенным.

Так, принятие покупателем товара может подтверждено товарными накладными, актом сверки, подписанными факсимильной подписью, скрепленными печатью покупателя.

Подлинность факсимильной подписи не оспорена, использование факсимиле в результате чьих-либо противоправных действий и выбытие печати из владения покупателя не установлены (Постановление АС Дальневосточного округа от 26.05.2020 г. №А51-30527/2017).

Фактическое заключение договора может быть подтверждено и товарными накладными (Решение АС Краснодарского края от 12.01.2015 г. №А32-37875/2014).

Пример

В одном из споров в отсутствие заключенного договора энергоснабжающая организация поставила в многоквартирные жилые дома электроэнергию и выставила управляющей компании счета-фактуры на ее оплату. Последняя ее не оплатила. Впоследствии энергоснабжающая организация в судебном порядке взыскала задолженность по оплате электроэнергии, потребленной на общедомовые нужды в многоквартирных домах.

https://www.youtube.com/watch?v=Hh3o1q5MM2M\u0026pp=YAHIAQE%3D

Суд удовлетворил требование, поскольку факт исполнения энергоснабжающей организацией обязанности по поставке электроэнергии и факт ее потребления на содержание общедомового имущества установлены.

Управляющая компания обязана предоставлять потребителям коммунальные услуги с момента поставки коммунального ресурса, в том числе в отсутствие письменного договора в рамках фактически сложившихся с ресурсоснабжающей организацией отношений по поставке коммунального ресурса.

Нежелание управляющей и ресурсоснабжающей организаций оформить в письменном виде договор энергоснабжения само по себе не является основанием для признания ресурсоснабжающей организации исполнителем соответствующей коммунальной услуги.

Суд признал отношения между управляющей организацией и ресурсоснабжающей организацией как фактически сложившиеся договорные отношения по снабжению ресурсом по присоединенной сети, в связи с чем управляющая организация может быть признана выполняющей функции исполнителя коммунальных услуг (Постановление АС Волго-Вятского округа от 05.02.2020 г. №А28-10283/2018).

Но далеко не всегда удается в суде доказать фактическое заключение договора иными документами. Например, в одном из споров суды пришли к выводу, что договор подряда не подписывался, следовательно, указанный документ не порождает для ответчика каких-либо обязательств, в том числе по оплате выполненных работ. Кроме того, акты приемки выполненных работ подписаны неустановленным лицом.

На основании изложенного суды пришли к выводу о том, что компания не подтвердила надлежащими доказательствами факт заключения договора подряда, а также факт выполнения работ по данному договору и их предъявления к приемке. Соответственно, у ответчика отсутствует обязанность по оплате этих работ (Постановление АС Волго-Вятского округа от 01.04.2019 г. №А28-4211/2017).

Распространенной на практике ситуацией является отказ заказчика от оплаты фактически оказанных услуг. Сразу отметим, что заказчик не вправе отказаться от оплаты фактически оказанных и принятых им услуг, даже если отсутствует договор возмездного оказания услуг.

Отсутствие между сторонами подписанного договора оказания услуг не является основанием для отказа от оплаты услуг, фактически оказанных исполнителем и принятых заказчиком (п.1 ст.779, п.1 ст.781 ГК РФ, Определения ВС РФ от 23.09.2014 г. № 49-КГ14-10, от 08.09.2009 г. № 5-В09-100).

Какие доказательства рассматривает суд?

Оплата счета-оферты равнозначна заключению договора (ст.435, ст.438 ГК РФ). В счете на оплату товара, как правило, указываются реквизиты сторон, характеристики товара, его количество, стоимость и пр.

Если счет на оплату покупателю содержит все существенные условия договора поставки, то такой счет приравнивается к оферте (Определение ВАС РФ от 09.02.2011 г. №ВАС-1090/11).

А оплата по нему является акцептом, с даты совершения которой договор считается заключенным (Постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2018 г. № 49, Восьмого арбитражного апелляционного суда от 05.08.2019 г.

№ 08АП-4128/2019, АС Волго-Вятского округа от 27.04.2017 г. №А43-31817/2015).

При установлении фактически сложившихся договорных отношений суд может исходить из почтовой, электронной переписки, документов, свидетельствующих о намерении сторон заключить договор.

Такими документами могут быть:

  • проекты неподписанного договора с подписанной спецификацией поставляемого товара;
  • квитанция об оплате, платежное поручение;
  • товарная накладная, товарно-транспортная накладная;
  • счета-фактуры или УПД;
  • иные документы, подтверждающие приход товара;
  • сохранная расписка;
  • путевой лист;
  • акты сдачи-приемки выполненных работ или оказанных услуг;
  • наряд-заказ;
  • техническое или иное задание на выполнение работ, оказание услуг;
  • доверенность на получение товара;
  • переписка между контрагентами с согласованием условий сделки. Это могут быть направленные письма по почте, телеграммы, иные документы, передаваемые по каналам связи.

Приведенный перечень документов не является исчерпывающим.

Что нужно сделать пострадавшей стороне, чтобы обратиться в суд?

Подготовка искового заявления по взысканию долга — дело непростое даже при наличии договора. Обращение в суд при отсутствии договора сопряжено с дополнительными трудностями. Тем не менее, как уже было отмечено нами, в ряде ситуаций пострадавшей стороне удается одержать победу.

https://www.youtube.com/watch?v=Lj1-hZwt0r0\u0026pp=ygVz0KTQsNC60YLQuNGH0LXRgdC60Lgg0YHQu9C-0LbQuNCy0YjQuNC10YHRjyDQvtGC0L3QvtGI0LXQvdC40Y8g0L_QviDQtNC-0LPQvtCy0L7RgNGDINGN0L3QtdGA0LPQvtGB0L3QsNCx0LbQtdC90LjRjw%3D%3D

Юристы компании «РосКо» предлагают услуги по представительству в судах Москвы и других регионов. Каждому клиенту гарантируется профессиональное решение поставленных задач. В практике наших адвокатов — солидный процент выигранных дел по арбитражным спорам и другим категориям.

Аналитика Публикации

Процессы реформирования электроэнергетики привели к разделению единого процесса энергоснабжения на два самостоятельных вида коммерческой деятельности: оказание услуг по передаче электроэнергии и поставка электроэнергии. При этом договор энергоснабжения как правовая форма взаимоотношений между потребителем и поставщиком сохранился, однако содержание такого договора как вида договора купли-продажи претерпело ряд существенных изменений.

До 2003 года передачу энергии по сетям и ее продажу осуществляла по договору энергоснабжения одна организация. Договор содержал обязательства как по продаже энергии (мощности), так и в сфере оказания услуг по ее передаче.

  • В ходе реформирования отрасли законодатель запретил юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям совмещать деятельность по передаче электрической энергии и оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике с деятельностью по производству и купле-продаже электрической энергии1.
  • Указанный запрет предопределил глобальные реорганизации АО «Энерго» и выделение самостоятельных сетевых и энергосбытовых организаций.
  • Законодатель запретил сетевым организациям заниматься деятельностью по купле-продаже электроэнергии, а значит, и заключать договоры купли-продажи, за исключением отдельных случаев, указанных в законе.
  • Энергоснабжающим организациям, в свою очередь, законодатель запретил заниматься деятельностью по передаче электроэнергии, однако правомочия энергосбытовых организаций определены немного иначе.
  • Как уже было сказано, самостоятельно энергоснабжающая организация оказывать услуги по передаче электроэнергии не может, однако она не лишена возможности, заключая с абонентом договор энергоснабжения, принимать на себя обязательство заключить в интересах потребителя договор с сетевой организацией на оказание услуг по передаче энергии.
  • В пункте 6 Правил функционирования розничных рынков2 установлено, что для надлежащего исполнения договоров энергоснабжения гарантирующий поставщик урегулирует в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, отношения, связанные с оперативно-диспетчерским управлением в отношении точек поставки на розничном рынке обслуживаемых этим гарантирующим поставщиком покупателей электрической энергии, а также урегулирует отношения, связанные с передачей электрической энергии, путем заключения договоров оказания услуг по передаче электрической энергии с сетевыми организациями, к электрическим сетям которых присоединены соответствующие энергопринимающие устройства.
Читайте также:  Осаго для юридических лиц

Этим объясняется коренная трансформация предмета договора энергоснабжения. Договор энергоснабжения приобрел признаки смешанного договора, изменились права и обязанности энергосбытовой организации в части оказания услуг по передаче электроэнергии.

Если раньше энергосбытовая организация, заключая договор энергоснабжения, принимала на себя обязательства самостоятельно доставить (транспортировать) электроэнергию до энергопринимающих устройств потребителей, то сейчас энергосбытовая организация принимает на себя обязательства урегулировать отношения, связанные с передачей электроэнергии, с соответствующей сетевой организацией.

Иными словами, энергосбытовая организация в целях надлежащего исполнения обязательств, принятых на себя по договору энергоснабжения, действуя от своего имени но за счет потребителя, должна заключить договор с сетевой организацией3.

Энергосбытовые организации заключают один договор оказания услуг по передаче электрической энергии в интересах всех своих абонентов. При этом, как правило, для того чтобы доставить электроэнергию до потребителей, необходимо задействовать несколько сетевых организаций.

На практике при заключении вышеуказанных договоров между сбытовой и сетевой компаниями возникает немало споров, которые зачастую разрешаются в судебном или административном порядке.

В настоящей статье будет освещен ряд материальных и процессуальных аспектов споров, возникающих при заключении договоров оказания услуг по передаче электрической энергии между энергосбытовыми и сетевыми организациями.

Прежде чем описывать суть разногласий, следует разобраться в причинах их возникновения. В связи с этим примечателен тот факт, что пик преддоговорных споров между сетевыми и энергосбытовыми организациями приходится на период с 2009 по 2010 годы.

Подобная судебная активность прежде всего связана с рядом изменений законодательства в области тарифного регулирования, которые произошли в течение 2007–2008 годов.

Что такое фактически сложившиеся договорные отношения

Такие отношения возникают, когда:

  • договор не подписан, но стороны совершают встречные действия, которые порождают их обязательства друг перед другом. Права и обязанности сторон в этом случае возникают из их действий (п. 1 ст. 8 ГК РФ). Например, продавец передает покупателю товар, а покупатель его оплачивает. В результате двусторонних действий между ними складываются фактические договорные отношения по купле-продаже этого товара;
  • договор подписан, но его условия противоречат тем действиям, которые стороны фактически выполняют. Например, они заключили договор для того, чтобы создать искусственную задолженность. По документам это поставка, а фактически товар не передается в собственность покупателя. В таких случаях суд исследует действительную волю сторон, фактические отношения между ними и намерения каждой стороны, не ограничиваясь формальной проверкой. В результате сделка, которая зафиксирована в письменном договоре, может быть признана мнимой или притворной, а к фактическим отношениям сторон будут применяться правила о соответствующем договоре (ст. 170 ГК РФ).

Подтвердить эти отношения можно документами, в которых зафиксированы факты хозяйственной деятельности, например:

  • есть документ об оплате, например платежное поручение;
  • передача товара может быть доказана, например, товарно-транспортной накладной;
  • принятие товара можно подтвердить, например, договором с третьим лицом, из которого видно, что получатель впоследствии распорядился этим товаром как собственник;
  • оказание услуг или выполнение работ можно доказать актом сдачи-приемки этих услуг или работ;
  • заказ услуг или работ можно подтвердить утвержденным техническим заданием на них;
  • оказание транспортно-экспедиционных услуг может подтвердить транспортная накладная или путевой лист.

Этот перечень неисчерпывающий.

При этом важно доказать встречный характер действий сторон. Для любой двусторонней сделки нужно волеизъявление обеих сторон (п. 3 ст. 154 ГК РФ). Поэтому необходимо подтвердить волю каждой из них.

Например, доказать, что сторона выполнила именно те работы, которые у нее запросил контрагент. Или что исполнитель не просто совершил некие действия, но что заказчик принял их как оказанные ему услуги.

Каковы юридические последствия фактического исполнения договора, который не подписан

Если договор не подписан сторонами или одной из сторон, но фактически исполнен, по общему правилу он считается заключенным и к нему применяются нормы о договорах соответствующего вида.

Например, если стороны не подписали договор, но подрядчик выполнил работы, а заказчик их принял и оплатил, к отношениям сторон применяются нормы о договоре подряда.

Подрядчик при этом отвечает за качество работ так же, как и тогда, когда между сторонами изначально заключен договор подряда (п. 7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 165).

При наличии спора о заключенности договора суд оценивает обстоятельства дела в пользу сохранения, а не аннулирования обязательств. Кроме того, вы не сможете требовать признания договора незаключенным, если приняли исполнение по договору или иным образом подтвердили его действие (п. 3 ст. 432 ГК РФ). Если договор заключен, вы обязаны его исполнять (ст. ст. 307, 309, п. 1 ст. 425 ГК РФ).

Но есть исключения:

  • сделки, которые должны быть заключены только путем составления одного документа, подписанного сторонами (п. 4 ст. 434 ГК РФ). В частности, это продажа недвижимости (ст. 550 ГК РФ), аренда здания или сооружения (п. 1 ст. 651 ГК РФ) — несоблюдение их формы влечет их недействительность;
  • сделки, требующие валютного контроля. Банк вправе отказать в проведении валютной операции в случае непредставления договора (п. 9 ч. 4, ч. 5 ст. 23 Закона о валютном регулировании);
  • государственные и муниципальные контракты. По общему правилу исполнитель при отсутствии контракта не вправе требовать оплаты за поставленные товары, оказанные услуги или выполненные работы (см. Позицию ВС РФ).

Как определяются условия договора, когда он фактически исполнен, но не подписан

Они определяются прежде всего тем, что стороны так или иначе согласовали (ст. 309 ГК РФ), несмотря на отсутствие договора как единого документа, который подписан сторонами.

Согласовать условия договора стороны могут различными способами:

  • путем обмена письмами, иными документами, в том числе электронными. Чтобы при этом была соблюдена письменная форма договора, такие документы должны обладать признаками оферты и акцепта и позволять достоверно установить, что исходят от стороны по договору (ст. ст. 432, 434 ГК РФ). Такими документами могут быть договор, который подписан одной стороной и направлен другой стороне, и ответное письмо;
  • если в ответ на письменное предложение (оферту) одной из сторон (в том числе в виде договора, который она подписала и направила контрагенту) контрагент совершил действия по исполнению договора — конклюдентные действия (п. 3 ст. 434, п. 3 ст. 438 ГК РФ);
  • когда условия были фактически исполнены и приняты другой стороной. Исполнение сделки означает отсутствие у сторон затруднений с определением условий договора. Например, если стороны не согласовали цену в письменных документах, ее определяет размер добросовестной фактической оплаты, принятой без возражений.

Если условия договора не согласованы сторонами, они определяются:

  • общими нормами Гражданского кодекса РФ и специальными нормами о договоре соответствующего вида. Например, цену по общему правилу определяют исходя из суммы, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги (п. 3 ст. 424 ГК РФ). Срок исполнения обязательства по общему правилу составляет семь дней со дня предъявления требования к обязанной стороне (п. 2 ст. 314 ГК РФ). Ответственность может состоять, например, в возмещении убытков (ст. ст. 15, 393 ГК РФ), уплате процентов за неисполнение денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ);
  • обычаями, иными обычно предъявляемыми требованиями, если ни сторонами, ни законом (иными правовыми актами) не определено, как должны исполняться обязательства (ст. 309 ГК РФ).

Ответы на часто задаваемые вопросы для юридических лиц

УК /ТСЖ являются лицами, для которых заключение договоров энергоснабжения является обязанностью, вытекающей из их особого статуса — исполнитель коммунальных услуг.

В условиях, когда многоквартирные дома фактически присоединены к электрическим сетям, собственники помещений этих домов осуществляют фактическое потребление электрической энергии, управляющим компаниям и ТСЖ законодателем не предоставлено право выбора в возможности заключать либо не заключать договор энергоснабжения. Данная обязанность установлена жилищным законодательством (п.12 ст. 161 ЖК РФ), а также «Правилами, обязательными при заключении управляющей организацией или товариществом собственников жилья либо жилищным кооперативом или иным специализированным потребительским кооперативом договоров с ресурсоснабжающими организациями», утв. Постановлением Правительства РФ от 14.02.2012 № 124 (п.21 Правил № 124) и «Основными положениями функционирования розничных рынков электрической энергии», утв. Постановлением Правительства РФ от 04.05.2012 № 442 (п.68 ПП РФ № 442).

Исполнитель коммунальных услуг в отношении собственников и владельцев помещений многоквартирных домов обязан оплачивать стоимость поставленной в дома электрической энергии, в том числе и израсходованной на общедомовые нужды, вне зависимости от наличия договора с ресурсоснабжающей организацией (Определение ВС РФ от 19.07.

2017 № 310-КГ17-8587, Пленум Верховного Суда РФ в «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2016)», утв. Президиумом Верховного Суда РФ 19.10.

2016: для взыскания задолженности за поставленную электрическую энергию в МКД ресурсоснабжающей организации не требуется письменного договора энергоснабжения, достаточно факта поставки электрической энергии).

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 26.03.

2003 № 35-Ф3 «Об электроэнергетике» гарантирующим поставщиком электрической энергии является коммерческая организация, обязанная в соответствии с названным Законом или добровольно принятыми обязательствами заключить договор купли-продажи электрической энергии с любым обратившимся к нему потребителем либо с лицом, действующим от имени и в интересах потребителя и желающим приобрести электрическую энергию.

При этом, коммерческая организация понуждать потребителя к заключению договора не вправе. Фактическое пользование потребителем услугами обязанной стороны следует считать в соответствии с пунктом 3 статьи 438 ГК РФ как акцепт абонентом оферты, предложенной стороной, оказывающей услуги (выполняющей работы). Поэтому данные отношения Общество рассматривает как фактически сложившиеся договорные.

Читайте также:  Сокращение в связи с изменением организационной структуры

Проблема субабонентов глазами юриста

poisk

Originally published at Профессионально об энергетике. Please leave any comments there.

Проблема отношений между собой потребителей, к чьим энергоустановкам присоединен другой потребитель (субабонент), долго оставалась вне интересов законодателя. В некоторых сферах снабжения энергетическими и коммунальными ресурсами в таком состоянии она и находится.

Примером обратного является регулирование отношений Потребитель-Потребитель в электроэнергетике, которое, пусть не идеально, но помогает разрешить некоторые вопросы этих отношений.

Для начала ответа на поставленный в заглавии вопрос необходимо определить, а какие отрицательные моменты для основного потребителя несет в себе субабонент.

Это, во-первых, зависимость от платежной дисциплины последнего, как следствие – кассовые разрывы по платежам за потребленную энергию, невозможность взимать с него плату за содержание либо пользование энергообъектом, к которому субабонент присоединен, отсутствие четкого порядка введения ограничения потребления субабонента и т.д.

Естественно, первое желание, которое приходит в голову основному потребителю — раз невыгодно, значит, отключу. Однако это желание ограничено положениями антимонопольного законодательства, ответственность за нарушение которого имеет тенденцию к ужесточению, апогеем ее, разумеется, является ст. 178 УК РФ.

Конкретно ограничение сформулировано в п.

6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, а именно: «Собственники и иные законные владельцы объектов электросетевого хозяйства, через которые опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации энергопринимающее устройство потребителя, не вправе препятствовать перетоку через их объекты электрической энергии для такого потребителя и требовать за это оплату».

Ограничить своего субабонента можно только в случае, если он либо является бездоговорным потребителем, либо нарушает свои обязанности по срокам оплаты по договору с самим потребителем или поставщиком энергии. Однако, естественно, встает вопрос о природе такого договора основного потребителя с субабонентом. Интересную позицию, толкуя п.

6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, выработал Научно-консультационный совет при Федеральном арбитражном суде Уральского округа, согласно которой между абонентом продавца электрической энергии и субабонентом отношения по купле-продаже электрической энергии не возникают.

Потребитель, энергопринимающее устройство которого опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации, приобретает электрическую энергию непосредственно у энергосбытовой организации или гарантирующего поставщика.

При потреблении субабонентом электрической энергии, приобретенной абонентом, взыскание стоимости электрической энергии производится по правилам о неосновательном обогащении (гл. 60 Гражданского кодекса), если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Несмотря на определенную недосказанность, внутреннюю противоречивость и системную несогласованность с иными нормативно-правовыми актами, регулирующими отношения в электроэнергетике, данную рекомендацию, скорее всего, суды будут использовать на практике. Если следовать ей, то необходимо понять, в чем же суть отношений по оплате основному потребителю объема энергии, которую потребил субабонент.

Последний для потребления энергии должен урегулировать отношения по ее купле-продаже и передаче, однако за него это делает основной потребитель, причем от своего именин и за свой счет. Логично предположить, что основной потребитель выступает неким агентом субабонента.

Единственным возражением для отождествления данных отношений с агентскими является то, что часто в договорах на пользование энергией или возмещения затрат, как часто их называют на практике, как такового задания агенту купить энергию не устанавливается.

Также в данной схеме существует проблема в силу того, что согласно тому же запрету взимать деньги за переток, агентское вознаграждение, которое с логической необходимостью должен получить основной потребитель, будет воспринято антимонопольным органом как нарушение запрета, а регулирующим – как нарушение порядка ценообразования.

Таким образом, агентская схема вряд ли соответствует существу соглашений основного потребителя и субабонета.

Определить данный договор как непоименованный, конечно, есть не что иное, как уклонение от определения его природы, однако для целей настоящей статьи этого вполне достаточно, главное, чтобы в нем был прописан срок оплаты и ответственность за его нарушение в виде ограничения. Ведь согласно пп. «а» п.

161 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электрической энергетики, основание для введения ограничения режима потребления — неисполнение или ненадлежащее исполнение потребителем обязательств по оплате электрической энергии и услуг, оказание которых является неотъемлемой частью процесса снабжения электрической энергией потребителей, в том числе по предварительной оплате, если такое условие предусмотрено соответствующим договором с потребителем. Причем не указывается, по каким договорам конкретно. То есть, одним из способов решить проблемы с кассовыми разрывами должно стать договорное оформление отношений с учетом вышесказанного.

  • Однако, если субабонент отказывается урегулировать отношения на условиях основного потребителя, который (как это складывается в большинстве случаев, просто выставляет субабоненту счет (счет-фактуру), оплачиваемую последним), от ответа по поводу природы данных отношений не уйти.
  • Если считать, что между ними сложились так называемые «фактические договорные отношения», концепция которых в последнее время довольно активно внедряется в судебную практику1, хотя, представляется, делается это весьма непоследовательно и фрагментарно, то надо определить, какие фактические договорные конструкции этому соответствуют.
  • Если это не отношения по купле-продаже электрической энергии, значит либо это отношения по договору энергоснабжения, либо соглашение по возврату (компенсации) неосновательного обогащения.

В первом случае, так как данные отношения не урегулированы специальными нормативными актами, следует согласно п. 4 ст. 529 ГК РФ руководствоваться ст.

546 ГК РФ, позволяющей расторгать договор только за неоднократное нарушение сроков оплаты, что делает решение проблемы с кассовым разрывом нерешаемой в принципе, если только не допустить аналогии о календарном месяце как расчетном периоде.

В этом случае неплатежи за 2 месяца дадут основания прекратить эти фактические договорные отношения.

Однако против такой квалификации отношений может свидетельствовать запрет на совмещение деятельности по купле-продаже электрической энергии и владению энергооборудованием, к которому присоединены иные потребители, сформированный в ст.

6 ФЗ «Об особенностях функционирования электрической энергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Рф и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Рф в связи с принятием Федерального закона «Об электроэнергетике».

Против данной квалификации свидетельствует и вышеприведенная позиция Научно-консультационного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа, которая, не признавая квалификации отношений как купли-продажи, выводит их из-под определения договора энергоснабжения, данного в п.

6 Правилах функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электрической энергетики, согласно которого по договору энергоснабжения поставщик обязуется осуществлять продажу электрической энергии.

Во втором варианте квалификации отношений, само существование соглашения о возврате неосновательного обогащения не только сомнительно, но и бесполезно для субабонета, учитывая, что в силу пп. «в» п.

161 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электрической энергетики ограничение потребления энергии допустимо в случае выявления фактов бездоговорного потребления электрической энергии, а именно: потребления в отсутствие заключенного в установленном порядке договора энергоснабжения (договора купли-продажи (поставки) электрической энергии).

То есть, существование иных первичных договорных конструкций, опосредствующих потребление энергии, Правила функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электрической энергетики не признают. Таким образом, формально, какой бы договор ни лег в основу отношений между основным потребителем и субабонетом, последний всегда будет бездоговорным потребителем.

Если между основным потребителем и субабонентом не было ни договора, ни «фактически сложившихся договорных отношений», такого абонента также можно ограничить за бездоговорное потребление, причем без каких бы то ни было сомнений.

Далее, в случае наличия оснований для введения ограничения, основной потребитель должен обязательно задать себе вопрос о порядке такого ограничения.

И здесь следует руководствоваться разделом XIII Правила функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электрической энергетики, так как согласно п.

160 этого же акта, в случае если энергопринимающие устройства потребителя электрической энергии технологически присоединены к объектам электросетевого хозяйства организаций, не оказывающих услуги по передаче электрической энергии, шинам или распределительным устройствам электрической станции, действия по введению частичного или полного ограничения режима потребления в отношении такого потребителя осуществляются собственником или иным законным владельцем указанной электрической станции, объектов электросетевого хозяйства в соответствии с положениями, установленными разделом XIII правил для сетевой организации.

Это положение, во-первых, по сути, приводят основного потребителя к тому, что необходимо составить акт о выявлении неучтенного (бездоговорного) потребления, во-вторых, обязательно уведомить потребителя о введении ограничения, причем желательно это делать не по срокам Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электрической энергетики, а именно по срокам п. 7 ст. 38 ФЗ «Об электроэенергетике», чтобы избежать претензий субабонета и контролирующих органов.

К сожалению, в отсутствии четкого и прямого законодательного регулирования этого вопроса и приведенная позиция автора в некоторых моментах спорна, однако представляется формально-логически наиболее верной.

В заключение хотелось бы разрешить последний проблемный вопрос отношений с субабонетом, обозначенный в начале, а именно: фактическое использование имущества основного собственника безвозмездно. В существующей конфигурации рынка задачу следует обозначить не как ликвидировать это фактическое использование, а как законно получить средства на содержание своих объектов?

Прямо законодательно предусмотрен только один вариант для такого возмещения — защита тарифа на передачу энергии через свои энергоустанвоки, однако экономически этот вариант часто себя не оправдывает (особенно, если электросетевой комплекс потребителя невелик), учитывая вероятный размер тарифа в силу ограничений предельных уровней цен на электрическую энергию.

Вариант со сдачей сетей в аренду или передачей в собственность осложнен, в основном, отсутствием контрагента, готового предложить приемлемую цену договора.

Как разновидность данного варианта, может быть вариант с заключением договора аренды с субабонентом, который был выведен на прямой договор, либо передача ему доли в праве собственности на электроустановки основного потребителя.

Стимулом для последнего изъявить такое желание может быть возможность изменить фактический уровень напряжения на более высокий и при этом получить экономию в разнице тарифов, дифференцированным по уровням напряжения, часть которой может быть установлена как арендная плата.

  1. Возможны и другие варианты, единственно, каждый из них надо коррелировать не только с требованиями гражданского законодательства, но, в первую очередь, антимонопольного и законодательства о ценообразовании.
  2. Конечно, универсального варианта получения средств от субабонентов, удовлетворяющего требованиям сразу всех собственников электросетевого хозяйства, нет, каждый из них (вариантов) требует не только детальной юридической проработки, но и первоначального экономического анализа.
  3. Елисеев Иван,
    ведущий юрист,
    руководитель практики Энергетика и право,
  4. ИНТЕЛЛЕКТ-С