Правовые нормы

Перекрестное субсидирование в электроэнергетике

Проблему перекрестного субсидирования пытаются решить уже не первый год. Представители среднего и малого бизнеса существующую ситуацию считают дискриминационной.

А предложение распределить перекрестное субсидирование в электроэнергетике равномерно на всю промышленность обсуждалось еще семь лет назад.

Но в этом случае увеличится плата за электроэнергию для крупных промышленных предприятий, которые всячески стараются подобных реформ избежать.

Вице-премьер нового правительства Юрий Борисов, курирующий промышленность и ТЭК, 10 февраля провел первое совещание по сетевым тарифам в электроэнергетике, где обсуждалось предложение Минэнерго о реформировании системы тарифообразования в электроэнергетике и, в частности, о дифференциации тарифов Федеральной сетевой компании (ФСК) для присоединенных напрямую к сетям ЕНЭС крупных промышленных потребителей. В результате предложение было отправлено на доработку специально созданной рабочей группе. О сути проблем российского электроэнергетического комплекса и причинах возмущения средних и мелких промышленных предприятий — в материале «Ленты.ру».

Перекрестное субсидирование в электроэнергетике

Юрий Борисов

Рамиль Ситдиков / РИА Новости

Перераспределение тарифов как средство социальной защиты

Перекрестное субсидирование в электроэнергетике появилось в России в 90-е годы прошлого века, в период острого экономического кризиса, для социальной поддержки обнищавшего населения, оказавшегося не в состоянии самостоятельно оплачивать коммунальные услуги в полном объеме.

Тогда-то и было решено переложить эту проблему на промышленный бизнес, повысив тарифы на электроэнергию для промышленных предприятий. Таким образом поставщик энергоресурсов компенсирует недополученные от населения деньги за счет промышленности и бизнеса.

И все промышленные предприятия-энергопотребители стали платить по одинаковым тарифам с учетом перекрестного субсидирования.

Но в 2011 году под давлением лоббистов крупной промышленности было принято решение о дифференциации оплаты.

И тарифы для подключенных напрямую к ФСК, то есть к магистрали, — а это в основном крупные промышленные предприятия — стали минимальными, а все остальные, то есть предприятия среднего и малого бизнеса, начали платить по завышенным тарифам с учетом перекрестного субсидирования.

По данным ФАС России, в 2019 году величина перекрестного субсидирования в электросетевом комплексе Российской Федерации составила около 238 миллиардов рублей в год.

При этом, по информации пресс-службы Минэнерго, «весь объем перекрестного субсидирования учитывается только в тарифах на услуги по передаче электрической энергии территориальных сетевых организаций (распределительные сети) и не учитывается в тарифах на услуги по передаче электрической энергии по единой национальной (общероссийской) электрической сети (магистральные сети)».

Поэтому в ведомстве считают, что «отсутствие учета перекрестного субсидирования в тарифах на услуги по передаче электрической энергии по единой национальной (общероссийской) электрической сети привело к тому, что крупные потребители, чьи энергопринимающие устройства присоединены к магистральным сетям ПАО «ФСК ЕЭС», не несут социальной нагрузки по перекрестному субсидированию, что создает для них дополнительные экономические преференции по отношению к потребителям, энергопринимающие устройства которых присоединены к территориальным сетевым организациям (распределительным сетям)».

Так, по оценке Минэнерго России, сегодня тариф для потребителей ФСК в 3,5 раза ниже тарифа для потребителей территориальных сетей, подключенных на высоком уровне напряжения, и в 9 раз ниже для потребителей, подключенных на низком уровне напряжения.

Это привело к тому, что «в одном и том же регионе у промышленных потребителей со схожей отраслевой принадлежностью и имеющих близкие характеристики электропотребления, платеж за услуги по передаче электрической энергии существенно отличается», — сообщила пресс-служба Минэнерго.

Перекрестное субсидирование в электроэнергетике

Подстанция Московского энергетического кольца. Владимир Федоренко / РИА Новости

По словам Сергея Пикина, директора Фонда энергетического развития, сложилась ситуация, когда «предприятия среднего и малого бизнеса получают энергию не по два-три рубля, как крупный бизнес, а по шесть, семь, восемь, девять и больше, в зависимости от региона, от котла и еще некоторых условий».

Сергей Пикин подчеркнул, что, в отличие от крупного бизнеса, малый и средний экспортно не ориентированы, они работают на внутренний рынок: «У них нет, например, возможности получать дополнительную маржу за счет разницы курсов национальных валют, они, как правило, имеют худшие условия по финансированию, то есть условия ведения бизнеса другие».

В июле прошлого года Минэкономразвития выступило с идеей ликвидировать перекрестное субсидирование в электроэнергетике за счет бюджета. Для этого были необходимы 402 миллиарда рублей ежегодно. Был даже опубликован проект указа на сайте regulation.gov.

ru, но уже на следующий день с сайта его удалили. Максим Орешкин сказал тогда, что для решения проблемы перекрестного субсидирования «сейчас источников нет».

И проблема, которую представители среднего и малого промышленного бизнеса считают откровенно дискриминационной, осталась.

Справедливое распределение

В целях решения этой проблемы Минэнерго России предложило «установить возможность равномерного распределения величины перекрестного субсидирования на все категории потребителей, за исключением населения и приравненных к нему категорий потребителей, независимо от их присоединения к магистральным или распределительным электрическим сетям».

По инициативе ведомства новое правительство решило вернуться к этой теме, и по поручению вице-премьера Юрия Борисова была создана рабочая комиссия по реформе перекрестного финансирования.

Предложенная министерством новая схема предполагает повышение тарифа на передачу энергии по магистральным сетям и снижение затрат на получение электроэнергии малым и средним бизнесом через распределительные сети с 2021 года.

https://www.youtube.com/watch?v=cCCmlAJCAoA\u0026pp=ygVb0J_QtdGA0LXQutGA0LXRgdGC0L3QvtC1INGB0YPQsdGB0LjQtNC40YDQvtCy0LDQvdC40LUg0LIg0Y3Qu9C10LrRgtGA0L7RjdC90LXRgNCz0LXRgtC40LrQtQ%3D%3D

По словам Ильи Долматова, директора Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий ВШЭ, речь идет не о сокращении перекрестного субсидирования: «Дискуссия строится вокруг справедливого распределения расходов между всеми участниками, чтобы часть расходов перекрестного субсидирования переложить на плечи крупных энергопотребителей, чтобы бремя перекрестного субсидирования несли все. Идея в этой части разумная».

Наталья Готова, директор департамента по связям с органами власти Ассоциации НП ТСО, считает, что предложение по дифференциации тарифов устраняет перекос в сторону крупных промышленных потребителей, который сложился протяжении последних восьми лет, пока они получали преференции: «Минэнерго, а за ним и правительство пытаются вернуть ситуацию в состояние статус кво, как было восемь лет назад, до отмены «последней мили». Тогда ведь платили все более-менее одинаково — и крупная промышленность, и малый и средний бизнес».

Перекрестное субсидирование в электроэнергетике

Иван Водопьянов / «Коммерсантъ»

Член правительственной комиссии по электроэнергетике, президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Александр Калинин отмечает, что сегодня в рамках ценового регулирования сложилась очень опасная ситуация: «У нас для тех, кто подключен к ФСК, тариф 25 копеек за киловатт-час. А для этих же крупных предприятий, потребляющих значительные объемы электроэнергии, — речь не идет о малом бизнесе, но подключенных к сетям распределительного комплекса, а это часто одни и те же подстанции, — тариф и 1 рубль 25 копеек может быть».

Чтобы уйти от переплаты региональным сетевым компаниям, крупный промышленный бизнес либо ставит подстанцию высокого напряжения и переходит в Федеральную сетевую компанию, если разрешают это сделать, либо строит блок-станцию, как это недавно сделали, например, «Лукойл» и «Сургутнефтегаз» и перестает потреблять энергию из единой энергетической системы. По мнению Калинина, «после того, как крупные производители уходят из единой энергетической системы, остается все меньше потребителей у региональных сетевых компаний, и сетевые тарифы размазываются — у нас там галопирующие цены». Александр Калинин видит смысл инициативы Минэнерго не в том, чтобы отнять у кого-то и отдать другим: «Они хотят разницу между теми, кто подключен к ФСК, и теми, кто подключен по высокому напряжению к региональным сетевым компаниям, снизить, чтобы она не была такой драматичной. Таким образом прекратятся и уходы из единой энергетической системы».

По мнению Ильи Долматова, когда восемь лет назад появились преференции для подключенных напрямую к ФСК, были надежды, что сокращаться будет и сам объем перекрестного субсидирования: «Но мы живем в экономических реалиях, когда ожидать снижения перекрестного субсидирования не приходится, сейчас на повестке — вопрос его равномерного справедливого распределения».

Перекрестное субсидирование в электроэнергетике

Анатолий Жданов / «Коммерсантъ»

Сергей Пикин считает, что здесь есть две справедливости — экономическая и социальная: «С точки зрения экономической, это решение не выглядит идеальным. Но с точки зрения социальной, а мы строим нашу политику в этом направлении, оно оправдано».

Принятию решения по реформированию, естественно, всячески препятствуют лоббисты промышленных гигантов, не желающих терять преференции. Причем, как отмечают эксперты, до смены правительства дискуссия по этому вопросу проходила в спокойном режиме, сейчас же, например, в профильных пабликах вырос градус агрессии.

«Они что, думают, что новые руководители возьмут и отменят «перекрестку»? Но новое правительство тоже не с другой планеты прилетело и ситуацию понимает, — удивляется Наталья Готова. — Ситуация, когда средний и малый бизнес тянут на себе крупный, вечной быть не может. Над устранением перекосов надо работать, обсуждать, а не кричать о неэффективности.

Риторика лоббистов бизнеса стала агрессивной».

В Минэнерго считают, что «принятие законопроекта в текущих социально-экономических условиях, с одной стороны, не приведет к дополнительному росту тарифов на электрическую энергию для населения, а с другой — создаст дополнительные условия для развития малого и среднего бизнеса, устранит имеющийся диспаритет цен между потребителями и существующую недобросовестную конкуренцию между промышленными потребителями, а также позволит компенсировать сложившиеся негативные экономические последствия в электросетевом комплексе Российской Федерации».

Читайте также:  Сайт федерального ресурса

Юрий Маневич: «Перекрестное субсидирование в электроэнергетике — это исторически сложившаяся практика, которую нужно менять» | Министерство энергетики РФ

Москва, 20 августа. – Заместитель Министра энергетики Российской Федерации Юрий Маневич в интервью газете «Коммерсант» рассказал о способах ликвидации перекрестного субсидирования в электроэнергетике, программе модернизации ТЭС, а также законопроекте о выводе неэффективной генерации.

По словам Юрия Маневича, перекрестное субсидирование — это исторически сложившаяся практика, которую нужно менять. Один из путей — дифференциация тарифов ФСК.Перекрестное субсидирование в электроэнергетике

«Сейчас в отдельных регионах разница в тарифах в среднем может составлять четыре раза. Это для потребителей одной категории, но подключенных в одном случае к распределительным, а в другом — к магистральным сетям.

По итогам правительственного решения в среднем по стране стоимость услуг ФСК для прямых потребителей должна вырасти не более, чем вдвое, стоимость услуг по передаче электроэнергии снизится в среднем на 6% и еще более существенно — в тех регионах, где есть крупные потребители», — напомнил заместитель Министра.

Ещё один способ решить проблему – оплата резерва мощности. Юрий Маневич считает, что существующий сегодня порядок оплаты услуг по передаче электроэнергии исходя из фактически потребленной мощности не стимулирует потребителей к оптимальному использованию мощности, заказываемой при техприсоединении.

«С 2011 года по 2018 год по заявкам потребителей построили сетевую инфраструктуру для максимальной мощности в 88 ГВт, при этом фактическая потребляемая мощность приросла лишь на 8 ГВт. Получается, 90% построенных мощностей не используется.

При этом их надо обслуживать. О какой эффективности сетевых компаний и сдерживании тарифов можно говорить в таких условиях?», — сказал заместитель Министра.Перекрестное субсидирование в электроэнергетике

Как сообщил в интервью Юрий Маневич, сейчас идет обсуждение новых критериев отбора проектов для программы модернизации ТЭС.

«По ряду критериев не проходило высокотехнологичное оборудование, в частности, большие парогазовые блоки. Сейчас важно этот момент учитывать, потому что эффективность работы станций повышается при современных высокоэффективных технологиях сжигания газа», — добавил заместитель Министра.

Юрий Маневич также отметил, что на завершающих стадиях согласования находится законопроект по выводу генерации.Перекрестное субсидирование в электроэнергетике

«Мы прописали порядок действий для принятия решений по невостребованной, дорогой генерации или генерации, которую собственник сам хочет закрыть.

Порядком предусмотрена возможность определиться, продолжить ли эксплуатацию объекта такой генерации, несмотря на высокий тариф на оптовом рынке, закрыть его после строительства новых сетей или вообще построить новые блоки на близлежащих станциях, чтобы возместить выбывающую мощность. Сегодня такой механизм отсутствует, и это, по нашему мнению, снижает надежность энергосистемы», — отметил заместитель Министра.

Полная версия интервью доступна здесь

У правительства нет денег на отмену перекрестного субсидирования в энергетике

Перекрестное субсидирование в электроэнергетике

Максим Стулов / Ведомости

Минэкономразвития отказалось от идеи ликвидировать перекрестное субсидирование в электроэнергетике за счет бюджета. Для этого понадобилось бы 402 млрд руб. ежегодно. Министр Максим Орешкин сказал, что сейчас для этого нет источников.

«Есть проблема, связанная с перекрестным субсидированием, ее как-то надо решать. Это то, к чему нужно стремиться, а дальше – надо искать источники, за счет чего этого делать. Источников нет», – сказал Орешкин (цитата по «РИА Новости»).

17 июля министерство опубликовало на regulation.gov.ru проект указа президента о ликвидации перекрестного субсидирования в электроэнергетике. Министерство предложило начиная с 2020 г.

учитывать в федеральном бюджете расходы на субсидирование тарифов на электроэнергию для населения, выравнивание тарифов на Дальнем Востоке и в Калининградской области, строительство мусоросжигающих заводов и новых ТЭС с экспериментальными газовыми турбинами.

Предложение министерства с энтузиазмом приняли крупные промышленные предприятия, которые сейчас вынуждены финансировать эти проекты через многочисленные надбавки к цене на мощность и сетевые тарифы.

Однако уже на следующий день проект указа был удален, первым на это обратил внимание «Коммерсантъ». Газета отмечает, что такое случается редко: обычно даже конфликтный и противоречивый проект проходит общественное обсуждение и его судьба решается в ходе дальнейших обсуждений между ведомствами.

Причиной удаления проекта источник «Коммерсанта» называет отрицательное отношение к идее первого вице-премьера, министра финансов Антона Силуанова. Представители Минфина, Минэнерго и Минэкономразвития отказались от комментариев.

Накануне представитель Минэкономразвития говорил, что проект указа находится на начальной стадии разработки и должен пройти общественное обсуждение. А также, что в министерстве обсуждается несколько способов решить проблему перекрестного субсидирования, в том числе через снижение издержек энергетических компаний и компенсацию социальной нагрузки из бюджета.

Перекрестное субсидирование – это социальные обязательства, которые государство переложило на промышленность, рассуждает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

Этот механизм необходимо ликвидировать, однако сделать это за счет населения, подняв тарифы, государство не может, считает он: «Если у нас социальное государство, оно и должно нести эту нагрузку.

Но, я думаю, что проект затормозили на уровне первого вице-премьера Антона Силуанова. Минфин не мог согласовать дополнительные расходы на 402 млрд руб.».

Перекрестное субсидирование в электроэнергетике Российской Федерации

Евдокимова, Д. Ю. Перекрестное субсидирование в электроэнергетике Российской Федерации / Д. Ю. Евдокимова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 21 (363). — С. 482-484. — URL: https://moluch.ru/archive/363/81184/ (дата обращения: 12.07.2023).



В статье представлено исследование перекрестного субсидирования в электроэнергетике Российской Федерации с применением положений новой институциональной экономической теории. На основе установления факта неэффективности института перекрестного субсидирования предлагается комплексный подход к его преобразованию, включающий в себя тарифные и нетарифные методы.

  • Ключевые слова: перекрестное субсидирование, электрическая энергия, тарифная нагрузка, стоимость электрической энергии.
  • На сегодняшний день ситуация на рынке электроэнергии и мощности характеризуется наличием перекрестного субсидирования в тарифах на электрическую энергию.
  • Под перекрестным субсидированием понимается ценовая дискриминация, при которой для одних потребителей устанавливается цена выше предельных издержек, а для других — ниже предельных издержек, что позволяет в итоге иметь цены, равные средним издержкам [1, с. 51]

В наибольшей степени речь идет о субсидировании населения за счет прочих потребителей, на которых возложена несвойственная им социальная функция по недопущению роста тарифной нагрузки на население.

В данном случае механизмом возникновения перекрестного субсидирования выступает завышении ставок на содержание путем перераспределения необходимой валовой выручки сетевых организаций при расчете тарифов на услуги по передаче электрической энергии по электрическим сетям.

В результате действия подобного механизма на рынке электрической энергии и мощности имеют место цены, отличные от экономически обоснованных и не отражающие реальные затраты экономических субъектов.

Населения, имея в силу технологических особенностей объектов электросетевого хозяйства более высокие затраты, платит за электрическую энергию значительно меньше, нежели чем прочие потребители.

Под прочими потребителями чаще всего подразумеваются крупные промышленные потребители, так как именно на них приходится более половины потребления электрической энергии в данной тарифной группе [2, с. 70]. Однако важно понимать, что бремя дополнительных затрат ложится также и на плечи малого и среднего бизнеса.

Например, в Республике Карелия для прочих потребителей, получающих электрическую энергию по сетям высокого напряжения, утвержденный тариф на услуги по передаче электрической энергии, являющийся одним из слагаемых конечной цены электрической энергии, превышает экономически обоснованный тариф более чем в два раза, по сетям низкого напряжения — на 26 %.

На сегодняшний день существующие меры, направленные на полное или частичное сокращение объёмов перекрестного субсидирования, не являются результативными — рост величины перекрестного субсидирования в электроэнергетике за последние годы составил в 2020 году по отношению к 2015 году в относительном выражении 17 % (рис. 1).

Перекрестное субсидирование в электроэнергетике

Рис. 1. Динамика объемов перекрестного субсидирования в электроэнергетике Российской Федерации за 2015–2020 гг., млн. руб.

Промышленные потребители в целях адаптации к сложившейся ситуации и продолжения функционирования в таких условиях ищут пути компенсации своих затрат.

В большинстве своем речь идет о том, что возросшие издержки они закладывают в себестоимость изготавливаемой продукции и оказываемых работ, услуг, т. е. в итоге бремя дополнительных затрат ложится именно на конечных потребителей, кем и является в большинстве своем население.

Помимо этого, перекрестное субсидирование стимулирует их к поиску альтернативных путей ведения хозяйственной деятельности, в частности к уходу с оптового рынка электрической энергии и мощности и развитию собственной генерации, что провоцируют снижение надежности энергетической системы, влияет на деятельность сетевых и генерирующих организаций, децентрализует энергетическую систему страны, а значит ведет к росту издержек на рынке электрической энергии и мощности.

Читайте также:  Требования к укэп

Вместе с тем население, дезинформированное о реальной стоимости потребляемой электрической энергии, становится расточительным пользователем энергетических ресурсов, что оказывает негативное воздействие на энергоемкость внутреннего валового продукта, вызывая ее рост, при том, что Российская Федерация уже входит в число стран с наибольшей энергоемкостью экономики.

Обращаясь к новой институциональной экономической теории, мы можем выдвинуть предположение, что перекрестное субсидирование — совокупность формальных норм, созданных государством в целях социальной поддержки населения, имеющих внешний механизм принуждения к исполнению.

Институт перекрестного субсидирования в процессе своего существования не сокращает транзакционные издержки, а, напротив, приводит к их росту и снижению эффективности экономики, а значит по своей природе он является неэффективным и не создает предпосылок для экономического роста.

Следовательно, имеет место необходимость институциональных преобразований в его отношении.

В ходе проведения исследования на основе анализа подходов российских и зарубежных авторов сделан вывод о необходимости формирования комплексного подхода к преобразованию института перекрестного субсидирования, включающего в себя тарифные и нетарифные методы сокращения его объемов.

В качестве тарифного метода может быть рассмотрена реализация в электроэнергетической отрасли Российской Федерации дифференцированных тарифов в зависимости от уровня потребления электрической энергии домохозяйствами, что уже доказало свою эффективность в ряде зарубежных стран, в частности, например, в Соединенных Штатах Америки, Австралии, Японии и Китае. Таким образом с позиций институциональной теории данный способ преобразования института может быть рассмотрен в качестве импорта института.

Важно отметить, что прямое заимствование лучшего международного опыта без соответствующей его адаптации было бы ошибочным, так как важную роль играют как особенности организации оптового и розничных рынков электрической энергии и мощности в той или иной стране, принципы тарифного ценообразования и структура потребления электрической энергии, но также и совокупность социально-экономических факторов, выраженных в уровне доходов домохозяйств, удельном весе затрат на оплату жилищно-коммунальные услуг в структуре расходов, уровне фискальной нагрузки и степени доверия населения действующей власти и проводимой ею политике [3, с. 122].

С учетом изложенного, диапазоны потребления электрической энергии должны быть грамотно рассчитаны на основе фактических данных об электропотреблении за несколько периодов, при этом в силу огромной территории Российской Федерации разработка данных диапазонов должна учитывать факторы природно-климатического характера того или иного региона, а также уровень среднедушевых доходов.

В качестве нетарифного метода сокращения объемов перекрестного субсидирования следует рассматривать повышение заинтересованности граждан в бережливом потреблении электрической энергии с перспективой изменения характера и интенсивности энергопотребления.

Крайне важно понимать, что снижение объемов перекрестного субсидирование и его ликвидация в принципе — не одномоментный процесс. Учитывать необходимо огромное количество факторов и в первую очередь факторов социальных.

Следует четко контролировать последствия для тарифной группы «население», чтобы своевременно начать оказание адресной помощи наиболее социально-незащищенным слоям населения, в целях недопущения снижения качества и уровня жизни граждан Российской Федерации, ведь в результате ликвидации перекрестного субсидирования положительный эффект должен затронуть всех экономических субъектов.

Литература:

  1. Долматов, И. А. Перекрестное субсидирование в электроэнергетике: эмпирический анализ / И. А. Долматов, И. Ю. Золотова, В. С. Минкова. — непосредственный // Актуальные проблемы и перспективы развития электроэнергетики. — 2017. — № 2. — С. 51–59.
  2. Золотова, И. Ю. Перекрестное субсидирование в электроэнергетике: эмпирический анализ, оценка эффективности собственной генерации / И. Ю. Золотова. — непосредственный // Стратегические решения и риск-менеджмент. — 2017. — № 2. — С. 70–77.
  3. Стародубцева, А. Е. Перекрестное субсидирование как мера социальной поддержки населения: международный опыт государственного управления на рынке электроэнергии и мощности / А. Е. Стародубцева. — непосредственный // Вопросы государственного и муниципального управления. — 2020. — № 2. — С. 114–144.

Основные термины (генерируются автоматически): электрическая энергия, перекрестное субсидирование, Российская Федерация, потребитель, затрата, издержка, институциональная экономическая теория, комплексный подход, тарифная группа, тарифная нагрузка.

Что такое перекрёстное субсидирование. Объясняем простыми словами

В России в основном речь идёт об электроэнергии: в нашей стране тарифы для граждан снижают, повышая плату за электричество для бизнеса. Однако термин применяют и в области продажи товаров, убыток от которой поставщик компенсирует за счёт прибыли от реализации других товаров и услуг.

В Европе и США перекрёстное субсидирование тоже используют. Там «перекрёстка» стала инструментом достижения национальных целей: с её помощью добиваются декарбонизации, повышают энергоэффективность, поддерживают отдельные группы граждан.

_«Почему автомобилисты должны оплачивать общественный транспорт? Это получается перекрёстное субсидирование.

Я понимаю, что дороги я должен оплачивать: их реконструкцию, строительство, содержание, эксплуатацию, может быть даже, строительство новых. А вот общественный транспорт люди пусть сами оплачивают.

Это всё похоже на попытку залезть в карман автомобилистам как можно глубже, и это уже просто хамство. Это дискриминация автомобилистов по признаку владения автомобилем». _

(Автоэксперт Пётр Шкуматов — об идее Минтранса сделать проезд в общественном транспорте бесплатным.)

«Рабочая группа по проблеме электроэнергетики рекомендовала правительству проработать возможность создания новых способов адресной поддержки малоимущих россиян. В их числе — расширение программы так называемого перекрёстного субсидирования, когда снижение тарифов для одних категорий граждан происходит за счёт их повышения для других».

(Из материала об идее снизить тарифы для бедных за счёт богатых.)

По словам заместителя министра энергетики Юрия Маневича, перекрёстное субсидирование в России — это исторически сложившаяся практика. Тем не менее её нужно менять. По словам Маневича, в отдельных регионах разница в тарифах в среднем может составлять четыре раза.

Эксперты Госсовета тоже заявили, что механизм перекрёстного субсидирования в России пора менять: отказаться от него совсем не получается, лучше будет его расширить, чтобы снизить нагрузку на бизнес, который «спонсирует» низкие тарифы для россиян. Они предложили заменить существующий механизм, перейдя на «экономически обоснованный тариф». То есть повысить его для обеспеченных граждан и за их счёт субсидировать плату за свет для малоимущих семей.

Сейчас субсидии на электроэнергию получают семьи, которые тратят на оплату ЖКУ больше 22% месячного дохода. В министерстве предложили скорректировать этот показатель до 15%, тогда получателей льгот будет больше.

В 2020 году объём перекрёстного субсидирования для снижения тарифов для населения оценивали в 446 млрд рублей.

За 2020 год долги россиян за электричество выросли на 12 млрд рублей, а всего жители России по состоянию на весну 2021 года должны были энергетическим компаниям более 66 млрд рублей.

Тарифы размашисто перекрестились – Коммерсантъ

Бизнес заплатит рекордную сумму за снижение тарифов на электроэнергию для населения. В 2023 году объем перекрестного субсидирования, по оценкам ВШЭ, подскочил на 18%, до 294 млрд руб.

Такая динамика, по мнению аналитиков, связана с резким ростом общей выручки сетевых компаний и включением в тарифы крупных организаций расчетной прибыли в 5%. В ФАС утверждают, что объем субсидии находится в пределах разрешенного уровня.

В «Россетях» же напоминают, что рост выручки сетей был рассчитан с учетом заморозки тарифов до лета 2024 года.

Объем перекрестного субсидирования в электросетевом комплексе (платеж бизнеса за снижение энерготарифов для населения) достиг рекордных 293,9 млрд руб., следует из анализа Института экономики и регулирования инфраструктурных отраслей НИУ ВШЭ на основе открытых данных. Он увеличился на 44 млрд руб., или на 18% год к году (см. график).

Рост перекрестного субсидирования произошел в подавляющем большинстве регионов, а в 20 субъектах РФ регуляторам из-за этого пришлось индексировать тарифы на передачу для бизнеса сверх предельного уровня в 9% (см. “Ъ” от 25 января). Наибольшая удельная величина перекрестного субсидирования — в Марий Эл (1,47 руб. на 1 кВт•ч), Дагестане (1,46 руб.), Чечне (1,41 руб.).

Тарифы для населения с 1990-х годов сдерживаются ниже экономически обоснованного уровня. Правительство неоднократно пыталось ликвидировать этот дисбаланс и в 2014 году поручило Минэкономики и ФАС составить график его снижения. Но вместо этого в 2022 году регуляторам разрешили увеличить объем перекрестного субсидирования сверх предельного уровня (241 млрд руб.).

Основная причина увеличения субсидии — рост плановой выручки сетевых компаний. Регуляторы утвердили выручку всех компаний на уровне 1,15 трлн руб. Выручка крупнейших из них составила 846,1 млрд руб., увеличившись на 18%, или на 128,8 млрд руб.

Треть прироста, или около 40 млрд руб.,— это объем расчетной предпринимательской прибыли (РПП).

Правительство впервые разрешило учитывать РПП в размере 5% от общей выручки в 2023 году для крупных компаний с долей свыше 10% в регионе (см. “Ъ” от 24 января 2022 года).

Регуляторы учли РПП в большинстве регионов, где тарифы для бизнеса индексировали выше предельного уровня, отмечают аналитики: «Отказ в учете РПП позволил бы сократить количество регионов, нуждавшихся в превышении предельных уровней».

Читайте также:  Смена наименования организации

«Перекрестное субсидирование является частью социальной политики государства, которая направлена на недопущение резкого роста тарифов для населения»,— заявили “Ъ” в ФАС.

Там отметили, что предельный уровень перекрестного субсидирования не был превышен: показатель в 2023 году составил 290,9 млрд руб. при максимально возможном уровне в 304 млрд руб.

В службе заверили, что учет РПП не может являться основанием превышения предельных уровней тарифов и в целом не привел к «необоснованному росту необходимой валовой выручки (НВВ)».

В «Россетях» сказали “Ъ”, что рост НВВ обусловлен внеплановой индексацией тарифов 1 декабря 2022 года: следующая индексация запланирована не ранее 1 июля 2024 года, поэтому прирост НВВ за 2022–2024 годы не будет превышать инфляцию.

«По отдельным субъектам РФ решения об установлении тарифов, отличных от предельных уровней, были приняты для устранения возникших локальных регуляторных дисбалансов, не связанных с необходимостью учета РПП»,— добавили в госхолдинге.

«Ситуация наглядно иллюстрирует, как «перекрестка» из инструмента социальной защиты трансформировалась в способ финансирования постоянно растущих расходов сетевых монополий,— считают в «Сообществе потребителей энергии».— Подобрать более вопиющий пример неэффективности отраслевого регулирования в российской экономике за последние десятилетия будет, пожалуй, очень сложно».

Алексей Фаддеев из ИПЕМ полагает, что рост НВВ связан с увеличением цен на промышленные товары в энергетическом секторе на 15% в 2022 году.

Объективных предпосылок к снижению субсидирования не просматривается, считает он: «Тарифы для населения будут сдерживаться, а иных способов покрытия растущих издержек, кроме как переложить их в тарифы для коммерческих потребителей, нет».

Причем реальный объем стоимости поддержки населения, по оценкам Сергея Роженко из Kept, уже превышает 450 млрд руб. в год, если учитывать скидку на цену электроэнергии для населения на оптовом энергорынке.

Полина Смертина

Перекрестное лукавство: почему нацпроекты эффективнее идеи Минэнерго — Газета.Ru

Министерство энергетики продолжает продвигать законопроект о дифференциации тарифов Федеральной сетевой компании (ПАО «ФСК ЕЭС»), который был внесен в правительство в сентябре 2019 года.

Ведомство рассчитывает перераспределить часть перекрестного субсидирования (то есть компенсации низкого тарифа для населения) между всеми группами потребителей путем повышения тарифа для пользователей, подключенных к магистральным сетям ФСК.

Документ предполагает перераспределение на крупных промышленных потребителей перекрестного субсидирования в объеме 38 млрд рублей.

  • Национальные проекты
  • В мае 2018 года президент Владимир Путин подписал утверждающий нацпроекты России указ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года».
  • Читать дальше

В результате тариф фактически будет еще больше увеличен для энергоемких компаний, в себестоимости продукции которых этот фактор уже сегодня достигает от 5% до 40%. В Минэнерго, между тем, указывают, что тариф ФСК в настоящее время ниже, и по этой причине все потребители, включая небольших, идут к ФСК.

Необходимость борьбы с перекрестным субсидированием обсуждению не подлежит – разумеется, это серьезная проблема, требующая комплексного, хорошо обдуманного и взвешенного решения. Президент «Опоры России» Александр Калинин говорил «Газете.Ru», что объем перекрестного субсидирования, ложащегося на «плечи» промышленников, составляет около 320 млрд рублей в год.

Предложения Минэнерго по дифференциации тарифов уже негативно оценили многие эксперты – с их точки зрения, законопроект может оказать губительное влияние на промышленность и экономику страны в целом, при этом ни на шаг не приблизив реальное решение проблемы перекрестного субсидирования.

Так, согласно исследованию компании Vygon Consulting, дифференцированный тариф на передачу энергии серьезно ударит по крупной промышленности —для потребителей ФСК тариф может вырасти вдвое (а в целом ряде регионов и втрое).

При этом в целом рост расходов на электроэнергию составит 10–20%.

В результате, как пишут аналитики, снизится конкурентоспособность товаров из РФ на внешних рынках, что поставит под вопрос выполнение поставленной государством задачи наращивания несырьевого экспорта.

По оценкам исследователей, дополнительные затраты крупных промышленников на реализацию предложений Минэнерго составят 29 млрд рублей, их инвестиционный потенциал снизится на 185-200 млрд рублей, что может привести к сокращению ВВП на 0,2%. Причем все эти жертвы будут напрасными: снижение тарифов составит в среднем не более 16 коп./кВт ч, т. е. не более 3% в конечной цене, уверены аналитики.

Минусы без плюсов

Законопроект Минэнерго предполагает, что экономия ПАО «Россети», достигнутая в результате дифференциации тарифов, будет направлена на снижение тарифов для малого и среднего бизнеса (МСП).

Однако специалисты считают этот подход малоэффективным – себестоимость продукции МСП очень мало зависит от стоимости электроэнергии и снизится не более чем на 0,02% (примерно на уровне статистической погрешности).

Так, заместитель директора «Сообщества потребителей электроэнергии» Валерий Дзюбенко в беседе с «Газетой.

Ru» отмечал, что экономика энергоемких предприятий крайне чувствительна к цене электроэнергии, которая может составлять от 5 до 40% себестоимости продукции.

В свою очередь, доля энергозатрат в себестоимости товаров и услуг средних и малых предприятий редко превышает 1%, чувствительность экономики этих предприятий и организаций к изменению цены электроэнергии близка к нулю.

«Большинство энергоемких предприятий, потребителей магистральных сетей, также подключены к розничным, распределительным электросетям и уже несут на своих плечах львиную долю «перекрестки», около 2/3 общего объема. В результате нагрузка по «перекрестке», которая будет возложена на промышленность через магистральный тариф, окажется еще более объемной и несправедливой», — говорил он.

Важно отметить, что для поддержки МСП государством уже разработаны значительно более эффективные меры – например, национальный проект «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» на период с 2019 по 2024 гг. с предусматривает финансирование в 481,5 млрд рублей.

Проект рассматриваемого закона не предусматривает конкретного механизма снижения нагрузки на малый и средний бизнес, о чем неоднократно говорили представители ведомств, принимающих участие в обсуждении документа – ФАС, Минпромторг и Минэкономики.

Богатые без бедных

Согласно оценке Минэнерго, реализация законопроекта приведет к увеличению выручки ПАО «Россети» на 38 млрд рублей, а EBITDA компании возрастет на 12%. При этом организация и сейчас не страдает от недостатка вырученных средств, выплачивает дивиденды и инвестирует в проекты, некоторые из которых могут не окупиться в обозримом будущем.

Консолидированные результаты «Россетей» по МСФО свидетельствуют о том, что выручка компании за последние годы неуклонно росла – если в 2015 году показатель составлял 767 млрд рублей, то уже к 2019 году он достиг отметки в 1,030 трлн рублей.

Чистая прибыль «Россетей» за тот же период возросла с 82 млрд рублей до 105 млрд рублей, EBITDA – с 249 млрд рублей до 324 млрд рублей.

Таким образом, прирост EBITDA с 2015 года составил около 30%, а в 2019 году компания направила на выплату дивидендов более 5 млрд рублей.

Более того, компания «Россети» заинтересована в росте выплат дивидендов по итогам работы за 2019 год по сравнению с выплатами за предыдущий год и рассчитывает, что новая дивидендная политика будет сформирована к середине 2020 года. Газета «Коммерсант» со ссылкой на источники писала в ноябре 2019 года, что группа «Россети» с 2020 года может увеличить планку по выплате дивидендов до 75% прибыли по РСБУ.

При этом у критиков инвестиции «Россетей» также вызывают ряд вопросов.

Например, приобретение 100% уставного капитала ООО «Инфраструктурные инвестиции – 3» обошлось ПАО «Россети» почти в 272 млн рублей, еще примерно миллиард рублей холдинг заплатил за переуступку прав требования по акционерным займам.

Речь идет о проекте внедрения системы Smart Metering (система интеллектуального учета) на территории Калининградской, Ярославской и Тульской областей. Smart Metering является первым шагом к технологии «умных сетей» (Smart Grid).

В прошлом году Счетная палата РФ отмечала затянувшиеся сроки внедрения интеллектуальных сетей в рамках этого проекта, настаивая на его актуализации – внедрение передовой системы вместо года заняло более 3 лет.

По данным Счетной палаты, по состоянию на май 2019 года на цифровые сети перешли объекты лишь в двух из трех регионов проекта — Тульская и Калининградская области.

«В Ярославской области работы прекращены в 2016 году, и вопрос дальнейшей реализации проекта в данном регионе пока не решен.

Кроме того, надежность приборов учета электроэнергии не в полной мере соответствуют требованиям технического задания», — подчеркивалось в сообщении Счетной палаты.

Учитывая эти обстоятельства, возможно, целесообразно было бы направить часть чистой прибыли «Россетей» на решение общей, насущной, серьезной проблемы – перекрестного субсидирования, что позволило бы обойтись без дифференциации тарифов ФСК.

Если перекрестное субсидирование населения находится в социальной плоскости, то, вероятно, необходимо разделить бремя его финансирования между федеральным бюджетом и государственной регулируемой компанией, которая, согласно финансовой отчетности, имеет для этого достаточные резервы – выручку более 1 трлн рублей, чистую прибыль в 105 млрд рублей и EBITDA в 324 млрд рублей.

Если учесть, что в законопроекте идет речь о необходимости перераспределения всего лишь 38 млрд рублей, то многие участники рынка могут спросить почему не сделать это без лишних сборов для бизнеса, которому сейчас и так приходится нелегко? Для решения задачи компании было бы достаточно разобраться с огромными долгами гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний за оплату услуг по передаче электроэнергии перед «Россетями» — задолженность составляет около 100 млрд рублей, в частности, ПАО «ТНС Энерго» должно уплатить 27 млрд рублей, а ПАО «Волгоградэнергосбыт» 6,3 млрд рублей.