Правовые нормы

Размер гонорара успеха

Размер гонорара успеха

Свои доходы юристы держат в строгой тайне, и редакции пришлось придумать убедительную «легенду», чтобы получить информацию. Мы предложили юридическим компаниям взяться за типичное дело о нарушении договора поставки строительных материалов «нашими» контрагентами. Обозначили сумму ущерба в 15 млн рублей и поинтересовались расценками за представление интересов в Арбитражном суде города Москвы. Как выяснилось, многие фирмы придерживаются фиксированной оплаты – так называемой capped fee. Около половины опрошенных практикуют почасовую оплату. Однако при любой системе цены в компаниях отличаются в несколько раз. Разумного объяснения этому эксперты дать не смогли.

Сколько стоит юрист

Юридическим компаниям была предложена следующая фабула: произошло нарушение договора поставки со стороны наших контрагентов, столичной фирмы. Согласно «легенде» она недопоставила строительные материалы на сумму 15 млн рублей. Нас интересует стоимость представления интересов по этому делу в АСГМ.

Для наглядности мы специально провели выборочный опрос не только в топовых компаниях, но и в некоторых фирмах «второго эшелона».

Цена процесса в АСГМ (в рублях)
 

Компания Стоимость
Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры 1 инстанция: от 2 800 000 до 3 500 000
Noerr 1 инстанция: от 700 000 до 2 100 000 
Goltsbal BLP 1 инстанция: от 1 000 000 до 2 000 000
Пепеляев Групп 1 инстанция: от 1 000 000 до 1 600 000
Delcredere 1 инстанция: от 700 000 до 1 500 000 Апелляция: от 500 000 до 1 000 000 Кассация: от 350 000 до 750 000
Бартолиус 1 инстанция: 1 500 000 Апелляция: 800 000Кассация: 800 000
Инфралекс 1 инстанция: 1 000 000 Апелляция: 1 000 000Кассация: 1 000 000
ЮСТ 1 инстанция + апелляция +  кассация: 2 500 000
Муранов, Черняков и партнеры от 1 500 000 за три инстанции
Хренов и партнеры 1 инстанция: 700 000
Hannes Shellman 1 инстанция: от 650 000
КИАП 350 000 (включено 5 заседаний) + по 50 000 за каждое последующее заседание
Нексия Cis 1 инстанция: 300 000 Изучение материалов дела: 150 000
Падва и партнеры 1 инстанция: от 250 000
Шевырев и партнеры 1 инстанция, апелляция, кассация: 180 000
ФБК право 1 инстанция: от 150 000
Легис групп от 89 000 до 156 000 
Федеральное патентное бюро «Гардиум» 130 000 
Cliff 1 инстанция: от 120 000
Налоговик 1 инстанция: от 70 000 Апелляция: 30 000Кассация: 30 000

Как оказалось, до сих пор практикуется и подход, при котором размер гонорара привязан к цене иска. Например, юридическая фирма «Кворум» запрашивает 10% от взыскиваемой в арбитражном суде суммы (первая инстанция – 4%; апелляционная – 4%; кассационная – 2%).

Примечательную оговорку озвучили в «Хренов и партнеры»: «Если претензия не была направлена, то плата за подготовку претензии дополнительно составляет 200 тысяч рублей». А ведение дела – 700 тысяч руб. При условии, что претензия была подготовлена в фирме за представление интересов в 1-й инстанции, ценник снизится и составит 600 тысяч рублей.

Апелляция и кассация практически во всех фирмах стоят гораздо дешевле первой инстанции. Практикуется также почасовая оплата:

Стоимость в час (рублей)

Компания Стоимость
Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры от 5600 до 53 000
Падва и партнеры от 20 000 до 45 000
Goltsblat BLP от 3200 до 40 000
Хренов и партнеры 17 000
Delcredere Помощник юриста: 5 000 Юрист: 10 000Старший юрист: 16 000
Резник, Гагарин и партнеры Представление интересов в суде:       8 000 Другие услуги: 7 500
Налоговик Младший юрист: 4 000 Старший юрист: 6 000
Нексия Cis 5400

Кстати, почасовая система, по мнению некоторых юристов, отживает свое, и все стараются работать на фиксированных суммах.

Об этом говорят, например, Сергей Массарский – директор юридического департамента ПАО «Ханты-Мансийский Банк Открытие», и Николай Черненький, директор юридического департамента Международного Инвестиционного Банка.

Почасовую систему оплаты Черненький называет «американизмом». Да и сами юрфирмы, в частности, «Кворум», в ходе опроса заявляли о том, что они «отходят от почасовки».

С другой стороны, коллегия адвокатов «Резник и партнеры», например, сообщила, что они вообще не используют фиксированную оплату и работают только по ставкам.

Генеральный директор юридического бюро TM Defence Яна Брутман (работает в основном с крупными иностранными компаниями) рассказала Legal.Report, что зарубежные клиенты также предпочитают почасовую систему.

«Такая практика понятна и принята во всем мире, – говорит Брутман. – Ее можно сравнить с такси.

Поездка «по счетчику», как правило, получается дешевле для клиента, чем если он будет изначально договариваться о цене всей поездки». 

Цены на ведение одного и того же дела сильно разнятся

Legal.Report попытался разобраться, почему цены на услуги так существенно отличаются. Однако убедительных объяснений, судя по всему, просто не существует.

По крайней мере, их не знает Александр Хвощинский, эксперт рынка юридических услуг: «Что и почему происходит в голове партнера юридической фирмы, делающего предложение по цене, не понять.

Понимание сложности дела, точность прогноза трудозатрат, спонтанная оценка платежеготовности клиента, импровизация, настроение, текущая загрузка, стратегические приоритеты, показатели практики, привлекательность дела, инвестиционный настрой – все эти факторы и еще сотня других может повлиять на предложение стоимости».

«Муранов, Черняков и партнеры» прокомментировали свои расценки тем, что стандартное дело будет сильно отличаться от нестандартного. В целом это
1 500 000 руб. за три инстанции, но для «нестандартного дела» это может быть и 1 5000 000 руб. в месяц, и 1 500 000 руб. в неделю, говорят в фирме.

Что касается гонорара успеха, то его оговорили лишь несколько из более чем 30 опрошенных фирм. У Нексия Cis он составляет 2% от общей суммы взысканных с ответчика средств, у Cliff – 2-3%. 10% составляет гонорар успеха в патентном бюро «Гардиум».

Предоплату за ведение дела запрашивают практически все фирмы. Ее размеры, как правило, не раскрываются и оговариваются индивидуально. Впрочем, в «Гардиум» не стали скрывать свою схему: 50% от общей суммы фиксированного гонорара – предоплата, 30% выплачивается после принятия судом иска и назначения заседания, 20% – после вынесения решения.

По словам Александра Хвощинского, предоплата может быть оговорена в разных ситуациях: и при доверительных отношениях между клиентом и юристом, и там, где доверия нет вовсе.

«Юристы регулярно побуждаются нести более тяжелые и несправедливые финансовые риски», поэтому вынуждены требовать деньги вперед, говорит эксперт.

Однако при этом, отмечает он, «клиенты высшей категории надежности и платежеспособности нередко категорически отказываются вносить предоплату».

О перспективах и состоянии рынка юристы и эксперты говорят осторожно. Дмитрий Черный, партнер коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры», и управляющий партнер адвокатского бюро КИАП Андрей Корельский говорят о том, что за последние годы ставки увеличились, а Сергей Савельев из «Савельев, Батанов и партнеры» считает, что они при этом все же «не растут высокими темпами».

Читайте также:  Перекрестное субсидирование в электроэнергетике

Сложность дела – что это?

Бюджеты по судебным проектам больше всего зависят от такого критерия, как сложность дела, говорят все юристы наперебой. Что же конкретно из себя представляет эта сложность и кто будет оценивать ее? Ведь оценить этот пространный критерий каждый может абсолютно по-разному.

Обычно при расчете ставки за ведение процесса учитываются такие факторы, как предполагаемые трудозатраты, количество параллельных судебных процессов по одному клиенту, стадия рассмотрения дела, сложность дела, необходимость проведения экспертиз, частота и длительность командировок и другое, говорит Андрей Зеленин из Lidings.

Денис Крауялис, адвокат юридической группы «Яковлев и Партнеры», подтверждает, что это понятие является оценочной, субъективной категорией.

Могут быть учтены такие факторы, как «наличие или отсутствие достаточной и доступной единообразной судебной практики по делам, аналогичным рассмотренному, порядок рассмотрения дела: общий, упрощенный, приказной, относится ли дело к серии дел с аналогичными обстоятельствами, были ли заявлены возражения по существу спора ответчиком, потребовалось ли предоставление дополнительных доказательств, сбор которых был затруднителен, и другое».

Legal.Report продолжит изучать рынок юридических услуг.

«Гонорар успеха» выдадут по правилам — Коммерсантъ

Совет Федеральной палаты адвокатов РФ (ФПА) утвердил правила о «гонораре успеха». С 1 марта такое вознаграждение по закону может включаться в условия соглашений об оказании правовой помощи и подлежит судебной защите.

Утвержденные ФПА правила призваны защитить от злоупотреблений и недобросовестного поведения обе стороны — и доверителей, и адвокатов, поясняют эксперты.

Адвокаты оценивают их положительно, но ряд формулировок все же вызвал вопросы.

Совет ФПА утвердил правила включения в соглашение адвоката с доверителем условия о вознаграждении, зависящем от результата оказания юридической помощи («гонорар успеха»).

Такая форма оплаты правовых услуг долго ставилась под сомнение российскими судами, а определение Конституционного суда РФ в 2007 году почти закрыло возможность ее использовать.

В конце 2019 года к закону об адвокатуре приняты поправки, разрешившие использование инструмента, но только адвокатами и только по гражданским делам.

Поправки вступили в силу с 1 марта, однако совет ФПА утвердил правила лишь 2 апреля.

Президент ФПА Юрий Пилипенко, представляя проект членам совета, пояснил, что поправки ориентированы на принцип свободы договора и предоставляют адвокату возможность вместе с доверителем определять детали применения «гонорара успеха». В правилах он назван «обусловленным вознаграждением».

Вознаграждение может быть включено в соглашение, в частности, если доверитель на момент подписания документа не имеет возможности оплатить услуги адвоката.

https://www.youtube.com/watch?v=iywEGX62xNc\u0026pp=ygUq0KDQsNC30LzQtdGAINCz0L7QvdC-0YDQsNGA0LAg0YPRgdC_0LXRhdCw

Правила закрепляют положение закона о том, что «гонорар успеха» не может применяться в уголовном деле или в деле по административному нарушению. Предполагаются разумность и обоснованность вознаграждения, причем включение условия о «гонораре успеха» не может расцениваться как гарантия или обещание положительного исхода дела.

В то же время результат оказания адвокатской помощи должен быть прописан в соглашении ясно и недвусмысленно. Сам «гонорар успеха» может быть как твердой суммой, так и долей от размера требований либо определяться другими способами. Выплата авансом не допускается.

Возможна смешанная форма вознаграждения адвоката: фиксированная часть и «гонорар успеха».

Особо подчеркивается, что при заключении соглашения адвокат обязан предупредить доверителя об отсутствии гарантии, что тот сможет взыскать «гонорар успеха» с оппонента в качестве судебных издержек.

Стороны могут предусмотреть обстоятельства, из-за которых адвокат полностью или частично должен вернуть полученный «гонорар успеха».

Также стороны вправе определить обязательную выплату вознаграждения, если адвокат оказал помощь, но по вине доверителя положительный результат не достигнут либо сам доверитель отказался от соглашения до достижения указанного результата.

Адвокат, партнер BMS Law Firm Денис Фролов в целом положительно оценивает правила ФПА: «Они снимают много практических и технических вопросов и в целом соответствуют складывающейся практике по «гонорару успеха»».

Адвокат, управляющий партнер юрфирмы «Качкин и партнеры» Денис Качкин называет правила «лаконичными и корректными», закрывающими, по сути, все наиболее важные аспекты, связанные с определением «гонорара успеха».

Старший партнер АБ «Титов, Кузьмин и партнеры» Андрей Кузьмин отмечает, что подобные условия давно существовали на практике, но их включали в соглашения «на страх и риск адвокатов».

Так, адвокат, управляющий партнер МСК Law Ирина Булкатова рассказывает, что невозможность включать условия о «гонораре успеха» в соглашение с адвокатом нередко приводила к отказу от дела или проекта, так как «клиент в моменте не имел возможности оплачивать юридические услуги, а на доверии работать можно только с проверенными и давними доверителями».

«Главное, что теперь, если гонорар не выплачен, адвокат по закону может взыскать его в суде»,— подчеркивает господин Кузьмин.

Денис Фролов поясняет, что «гонорар успеха» в большинстве случаев выплачивается за положительный результат по спорам имущественного характера: «Если доверитель является истцом, это процент от суммы удовлетворенных требований или фактически полученных денег. Если доверитель — ответчик, то это доля от суммы, во взыскании которой будет отказано».

Андрей Кузьмин отмечает, что выплата может быть привязана не к решению суда о взыскании долга, а к фактическому получению денег клиентов в течение определенного срока.

Денис Фролов также выделяет возможность закрепить в соглашении ситуации, когда положительный для доверителя судебный акт отменяется вышестоящим судом, а «гонорар успеха» уже выплачен: «Включение условия в договор о полном или частичном возврате полученного гонорара при наступлении какого-то обстоятельства снимет конфликтные ситуации».

«Случаи, когда положительный результат не достигнут по вине доверителя, бывают, если тот не предоставил какую-то информацию или скрыл какие-то неблагоприятные для себя обстоятельства, из-за чего дело было проиграно.

Но адвокат работу сделал и вправе претендовать на выплату вознаграждения»,— уточняет господин Кузьмин.

Адвокат, советник BGP Litigation Илья Сорокин приводит другой пример: «Адвокат обеспечил вынесение судебного решения в пользу доверителя, вышестоящие инстанции судебный акт оставили в силе, а на стадии исполнительного производства, которую доверитель решил проводить уже без привлечения адвоката, взыскатель пропустил срок предъявления исполнительного листа, в связи с чем требование фактически удовлетворить не удалось. При таком сценарии было бы необоснованно лишать адвоката гонорара успеха хотя бы в части».

Ирина Булкатова добавляет, что речь может идти о ситуации, когда после долгих судебных баталий адвокат сумел согласовать с противоположной стороной выгодные и одобренные доверителем условия мирового соглашения, все готово к его подписанию и утверждению, текст уже в суде, но в последний момент клиент отказался по каким-то личным причинам.

В то же время Денис Качкин считает формулировку правил о вине доверителя не самой удачной: «Вина предполагает наличие правонарушения, она является частью его состава, здесь же, скорее всего, имелось в виду что-то более простое и тривиальное, например отказ доверителя от иска накануне его удовлетворения». При этом он считает крайне важным закрепление нормы, защищающей адвоката в случае досрочного отказа доверителя, «когда результат уже очевиден, но имеет место недобросовестное поведение, направленное прежде всего на лишение адвоката вознаграждения».

Читайте также:  Единая энергетическая система

Арбитражная группа

Гонорар успеха: плюсы, минусы и перспективы

В прошлом году законодатель закрепил за адвокатами право получать в качестве оплаты своих услуг «гонорар успеха». Теперь защитники могут ставить размер вознаграждения в зависимость от результата собственной работы, и брать оплату только после успешного завершения процесса.

Но то, что воспринималось юрсообществом как «маленькая победа», обернулось рядом трудностей и даже уголовными рисками. У этого института еще есть ряд проблем, решения которых нужно ждать от судов и законодателей.

Тем не менее, юристы-литигаторы уверены – гонорар успеха ждет большое будущее.

https://www.youtube.com/watch?v=iywEGX62xNc\u0026pp=YAHIAQE%3D

Основная идея гонорара успеха заключается в том, что с помощью него позволить себе услуги представителя может даже тот, у кого нет денег на их оплату прямо сейчас. Но по итогам работы юриста средства могут появиться, и тогда рассчитаться с ним можно будет из присужденной суммы.

По словам юриста Maxima Legal Дмитрия Урякина, гонорар успеха позволяет достаточно просто варьировать размер вознаграждения консультантов, в том числе снижая долговую нагрузку клиента здесь и сейчас.

«Во многом, именно этим объясняется его привлекательность для клиентов, которые могут сомневаться в успехе инициируемого ими дела, но готовы рискнуть, понимая, что не сильно потеряют в деньгах», – комментирует эксперт.

Вчера: гонорар без судебной защиты

1 марта 2020 года вступили в силу изменения в закон об адвокатской деятельности и адвокатуре, которые закрепили право на гонорар успеха для носителей адвокатского статуса. Теперь условие о подобной оплате защищено законом.

Такая форма оплаты юридических услуг присутствовала на рынке и до изменений в законе об адвокатуре, но отношение судов к ним было противоречивым.

Марина Абрамова, адвокат АБ Андрей Городисский и партнеры, напоминает, что еще в 1999 году ВАС запретил ставить оплату юруслуги в зависимость от решения суда или госоргана, которое будет принято в будущем.

Потом этот подход поддержал Конституционный суд в Постановлении от 23 января 2007 года № 1-П.

Перелом в подходе по этому вопросу произошел два года назад. В 2019 году, когда поправки в адвокатский закон уже обсуждались, коллегия Верховного суда по экономическим спорам фактически подтвердила законность гонорара успеха в одном из своих отказных определений (см. «Верховный суд узаконил гонорар успеха»).

«Конечно, установить гонорар успеха в соглашении с доверителем юрист мог, но если клиент отказывался платить, то защитить в суде свои интересы представитель практически не мог, так как правовой статус гонорара приравнивался к играм или пари», – рассказал управляющий партнер АБ КИАП Андрей Корельский. Старший партнер КА Юков и Партнеры Марк Каретин подтверждает – такой институт активно использовался достаточно давно, хотя и не получал судебной защиты, в связи с чем адвокаты могли надеяться только на добросовестность своих доверителей.

Сегодня: востребованный, но рискованный способ

Последние изменения убрали эти ограничения для адвокатов по гражданским делам, и они стали намного чаще применять такую форму оплаты юруслуг в отношениях с доверителями, продолжает эксперт. Такая форма оплаты более чем актуальна, соглашается с коллегой Артур Зурабян, партнер Art de Lex .

В результате действия конкуренции с одной стороны и снижения платежеспособности клиентов с другой стороны на рынке юруслуг выживает тот, кто готов существенную часть оплаты своих услуг отнести на результат.

Артур Зурабян

Мнение опрошенных Право.ru юристов относительно использования гонорара успеха в работе юрфирм разнятся. Практически каждое соглашение с клиентом Art De Lex содержит положение о гонораре успеха, рассказывает Зурабян.

По его словам, это обусловлено «клиентоориентированностью фирмы» и желанием сделать условия договора максимально комфортным для клиента.

Используем, когда такая форма устраивает доверителей и мы видим возможность принять на себя такие риски, признался Корельский.

О взвешенном подходе к гонорару успеха рассказал Андрей Колбун, юрист Лемчик, Крупский и Партнеры. В его компании таким способом оплаты не пренебрегают именно по причине клиентоориентированности – он позволяет добиться баланса интересов с клиентами при согласовании окончательной цены услуг.

В то же время, каждое дело оценивается на предмет юридических рисков и перспектив его исхода. Кроме того, обращают в фирме внимание и на «личный настрой клиента» – и уже исходя из этих параметров принимают решение, насколько целесообразно включать в договор такое условие о вознаграждении.

Параметры и размер гонорара успеха настраиваются в ручном режиме, рассказал Колбун.

https://www.youtube.com/watch?v=SBDXVHQPTSw\u0026pp=ygUq0KDQsNC30LzQtdGAINCz0L7QvdC-0YDQsNGA0LAg0YPRgdC_0LXRhdCw

В Maxima Legal обсуждаемую модель используют в отношениях с клиентами, в доброй совести которых ранее не приходилось сомневаться, рассказывает Урякин.

Если с клиентом у нас установлены длительные доверительные отношения, мы с большей вероятностью согласимся на использование «гонорара успеха» и в некоторых случаях сами предложим такую модель оплаты за наши услуги, объяснил юрист. Он также подчеркнул, что не поддерживает «чистый» гонорар успеха.

«Консультант, приложивший максимум усилий для защиты своего клиента, имеет право на вознаграждение вне зависимости от результата, предсказать который в условиях нашего правового регулирования, к сожалению, не всегда возможно», – объяснил Урякин.

А Игорь Соколов, к.ю.н., старший юрист практики разрешения споров CMS Russia , уверен: большая юридическая фирма не может широко использовать гонорар успеха по причине значительных фиксированных затрат.

В состав таких затрат входит зарплата сотрудников, в том числе и не-юристов, и аренда офиса. А их покрытие требует постоянного и прогнозируемого денежного потока, а не работы в надежде на своеобразный «джекпот».

Игорь Соколов

Уголовные риски гонорара успеха

Проблема с гонорарами успеха появилась откуда не ждали, рассказывает Корельский. Несколько резонансных дел с участием адвокатов и крупных гонораров в делах компаний с госучастием породили непредсказуемые уголовно-правовые риски практически для любого такого клиентского соглашения, отмечает эксперт.

Одним из показательных случаев стало дело «Аэрофлота», в котором адвокатов Диану Кибец и Александра Сливко обвинили в особо крупном мошенничестве на 250 млн руб.

по договору на оказание юруслуг, который содержал в себе условие о гонораре успеха. В апреле Гагаринский районный суд г.

Москвы приступил к рассмотрению уголовного дела, по которому адвокатам грозит до восьми лет лишения свободы (№ 01-0221/2021).

  • Расширительное оценочное толкование разумности и рыночности гонораров со стороны правоохранительных органов накладывают такие рандомные риски практически для любого адвоката.
  • И если сегодня это касается в большей степени сотрудничества с госкомпаниями, то завтра подобная опасная для гражданского оборота практика может распространиться и на частноправовые отношения.
  • Андрей Корельский
Читайте также:  ПОДАЧА СВЕДЕНИЙ В ЕФРСФДЮЛ

Еще одно резонансное уголовное дело возбудили в 2018 году в отношении Игоря Третьякова из АК «Третьяков и партнеры». Того также обвинили в мошенничестве. Адвокат должен был представлять интересы «НПО Лавочкина» в спорах с Роскосмосом, за это ему пообещали гонорар успеха в размере 8% разницы между суммой заявленных истцом и удовлетворенных требований.

Фигуранты дела не признают свою вину и считают, что спасли стратегическое предприятие от банкротства, когда выиграли разбирательства по искам, поданным «Роскосмосом» к НПО по разным поводам, почти на 50 млрд руб.

Приговора по этому делу пока нет: Химкинский городской суд Московской области должен был вынести его еще в апреле, но вместо этого вернул дело в прокуратуру.

Денег нет, но есть проблемы

Еще одна проблема института гонорара успеха, по мнению Зурабяна, в том, что очень часто клиент готов платить за услугу представителя только тогда, когда она ему необходима.

«Когда такая необходимость отпадает и есть положительный результат – зачем теперь платить юристу?», – объясняет эксперт.

Юрист может обратиться в суд, но это долго, зачастую неэффективно и в любом случае спорно с точки зрения репутации: мало кто захочет идти в юридическую фирму, которая часто судится со своими клиентам, уверен Зурабян.

Урякин считает, что сейчас основная проблема с гонорарами успеха на текущий момент – невозможность взыскания гонорара успеха в качестве судебных издержек с процессуального оппонента (для примера – дела № А 50-20346/2019 и № А 21-11719/2019). Это, по мнению юриста, дестимулирует клиентов и консультантов определять размер вознаграждение исключительно посредством использования такого способа оплаты.

https://www.youtube.com/watch?v=SBDXVHQPTSw\u0026pp=YAHIAQE%3D

Стороны вынуждены прибегать к другим механизмам определения размера вознаграждения, в том числе к уступкам права на взыскание задолженности в судебном порядке. Если этот процесс оканчивается успешно, то консультант возвращает клиенту полученную сумму, за вычетом своей «комиссии».

Дмитрий Урякин

В настоящий момент судебная практика признает возможность включения гонорара успеха в состав судебных расходов при условии, что вознаграждение является разумным, соразмерным и обусловленным не только исходом дела, дополняет Каретин.

По его словам, суд вправе включить гонорар в судебные расходы при злоупотреблении другой стороной процессуальными правами, а также при высоком качестве оказанных услуг и при высокой квалификации представителя, о которых может свидетельствовать неоднократная отмена судебных актов.

При условии, что к такому результату привели доводы заказчика, сформулированные его представителем.

Колбун видит сложности и в том, что клиенты и их поверенные разговаривают на разных языках – первые на русском, а вторые на юридическом.

Доверители зачастую не понимают, при каких условиях они должны выплачивать гонорар, так как условия оплаты зависят не от какого-то срока или понятного всем события, а от процессуально-правовых юридических факторов, обрамленных в договоре специальной лексикой.

«Она вроде как понятна нам, юристам, но вызывают затруднения у клиентов, особенно если менеджмент или бенефициары не имеют специфического юробразования и опыта работы в системе правосудия», – объясняет эксперт.

Поэтому юристов в работе неизбежно сопровождают затяжные и неприятные процедуры согласования этих условий с представителями клиента и с высшим менеджментом заказчика, уверен Колбун.

«На мой взгляд, некоторые проблемы будут возникать при определении «разумности» и «соразмерности» гонорара успеха, а также квалификации представителя. Думаю, что со временем суды выработают подход, который внесет единообразие в применение данного условия», – полагает юрист.

Завтра: гонорар успеха для юристов без статуса?

Еще одна проблема вытекает из того, что гонорар успеха сейчас формально закреплен только в профильном адвокатском законе. Но это не значит, что на практике «обычные» юристы без статуса не могут ее применять.

«В целом, легализация гонорара успеха в законе об адвокатуре была воспринята юридическим сообществом как маленькая победа и оценивается большинством как полноценное признание этого способа вознаграждения для всех юристов вне зависимости от адвокатского статуса», – рассказывает Колбун.

«Гонорар успеха доступен любым юристам. Причем нередко доверители сами настаивают на оплате вознаграждения с юристом, с которым ранее не взаимодействовали, только в случае достижения положительного результата», – полагает советник Инфралекс Михаил Гусев.

По словам Зурабяна, судебная практика подтверждает право юристов на гонорар успеха: если в договоре есть пункт о том, что вознаграждение исчисляется в процентах от взысканной суммы, то это не противоречит выводам КС из постановления 2007 года.

«Недопустимым считается только то вознаграждение, которое исполнитель получил без совершения определенных действий. А если исполнитель действительно оказывал юруслуги, указанные в договоре, то ситуация иная», – отмечает юрист.

Такой подход подтвердил и Верховный суд при рассмотрении дел № А 76-26478/2018 (в 2019 году) и № А 60-11353/2013 (в 2015).

«Но что касается их судебной защиты, то сейчас есть правовая неопределенность в этом вопросе. Можно ли применять аналогию закона на юристов без адвокатского статуса – пока непонятно», – отмечает Корельский.

Юрист считает, что в ближайшее время этот вопрос должен быть решен либо законодателем, либо высшими судами, которые могут признать такое неравенство неким видом дискриминации частных судебных практиков по сравнению с адвокатами.

В профессиональном сообществе распространено мнение, что норма о гонораре успеха будет оценена Конституционным судом, и в результате юристы, не являющиеся адвокатами, также получат возможность включать условия о гонорарах успеха в соглашения с клиентами.

Марк Каретин

Все юристы, которые помогали нам в написании этого материала, считают такую форму оплаты перспективной. «Была, есть и будет.

Клиент всегда просит разделить с ним риск успеха или не успеха через гонорар успеха, и если его защита будет взаимна для обоих сторон, то этот инструмент будет применяться чаще и справедливее отражать рыночность стоимости работы судебных юристов и их профессионализм», – уверен Корельский.

«Гонорар успеха в России имеет перспективу в арбитражных спорах в ближайшие годы, поскольку в условиях кризиса предприниматели заинтересованы в оплате услуг именно при достижении положительного результата», – отмечает Гусев.

Зурабян согласен с перспективностью института и видит в нем «мостик» к развитию легализации финансирования судебного представительства, когда функция оплаты услуг представителя принимает на себя третье лицо, а затем это третье лицо может рассчитывать на возмещение по правилам о судебных расходах.

Большое будущее в такой форме оплаты видит и Урякин – но только если суды пойдут дальше и будут допускать возможность взыскивать гонорар успеха с проигравшей стороны. Итоговая сумма судебных издержек, выраженная в «гонораре успеха», может и должна корректироваться судами до «разумных пределов», резюмирует юрист.

Максим Вараксин

Источник: https://pravo.ru/story/231578/?desc_tv_9=