Советы юриста

Единственное жилье при банкротстве физического лица

5.07.23

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

Как известно, в отношении единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения, не обремененного ипотекой (далее — единственное жилье), действует исполнительский иммунитет. В случае банкротства гражданина такое единственное  жилье исключается из его конкурсной массы (п.3 ст.213.25 Закона о банкротстве).

Исполнительский иммунитет основан на абз.2 ч.1 ст.

446 ГПК РФ, согласно которому “Взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности: жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание”.

На практике между кредиторами и должником возникают ожесточенные споры по поводу того, исключать или нет из конкурсной массы то или иное жилое помещение, принадлежащее должнику.

Часто закон прямо не определяет как разрешать такие споры, отдавая это на откуп судебной системе.

Пленум Верховного Суда РФ в п.39 постановления от 13.10.2015 N 45 сформулировал генеральный принцип, который должны соблюдать суды при рассмотрении дел о банкротстве граждан: “суды должны учитывать необходимость обеспечения справедливого баланса между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника (в том числе его правами на достойную жизнь и достоинство личности)”.

На основе этого принципа нижестоящие суды выработали определенные подходы для разрешения подобных споров. Рассмотрим их на примере отдельных типовых ситуаций.

Если в собственности должника имеется одно жилое помещение, а в собственности члена его семьи — другое

Если внимательно прочитать абз.2 ч.1 ст.446 ГПК РФ, то мы увидим, что в нем не говорится о том, что иное пригодное для постоянного проживания жилое помещение обязательно должно быть в собственности должника.

В силу ч.2 ст.31 ЖК РФ члены семьи собственника жилого помещения имеют равное с собственником право пользования данным жилым помещением.

  • Многие должники не учитывают или неправильно толкуют эти две нормы, в результате чего лишаются собственности на свои квартиры и дома.
  • Рассмотрим следующую распространенную ситуацию.
  • Супруг впал в банкротство, в его собственности имеется только одна квартира № 1, а в собственности его супруги имеется другая квартира № 2, которую она приобрела до брака, либо которая ей досталась по наследству или в порядке дарения.
  • Супруг наивно полагает, что принадлежащая ему квартира № 1 в безопасности и на нее распространяется исполнительский иммунитет, ведь квартира № 2 находится в личной собственности супруги, а не в совместной собственности обоих супругов.

В действительности, это не так. Должник — член семьи супруги, являющейся собственником квартиры № 2. Следовательно, в силу ч.2 ст.31 ЖК РФ он имеет равное с супругой право пользования данной квартирой.

Соответственно, суд признает квартиру № 2 жильем должника, а принадлежащая должнику квартира № 1 будет выставлена на продажу.

Именно руководствуясь этой логикой в “деле Базиян” суд лишил должника московской квартиры кадастровой стоимостью 180 млн.руб. (определение Верховного Суда РФ от 23.01.2020 N 308-ЭС19-18381).

Если даже в вышеописанной ситуации жилое помещение супруги будет обременено залогом, то его все равно могут признать жильем должника, поскольку обращение взыскания на это помещение по требованию залогодержателя носит вероятностный характер.

Изъятие единственного жилья банкрота: прецедент или никакой сенсации?

Верховный суд России (далее — ВС) допустил продажу на торгах единственного жилья должника — это способно стать прецедентом.

История, которую изучал ВС, касается дома и земельного участка гражданина Владимира Балыкова — тот выступал поручителем по кредиту и остался должен банку 34,68 млн рублей.

https://www.youtube.com/watch?v=xLaS2asD6rM\u0026pp=ygVh0JXQtNC40L3RgdGC0LLQtdC90L3QvtC1INC20LjQu9GM0LUg0L_RgNC4INCx0LDQvdC60YDQvtGC0YHRgtCy0LUg0YTQuNC30LjRh9C10YHQutC-0LPQviDQu9C40YbQsA%3D%3D

Вернуть сумму он не смог и подал на банкротство, чтобы спасти недвижимость. Маневр не удался: суды двух инстанций сочли, что Балыков злоупотребляет правами и пытается искусственно наделить дом и участок имущественным иммунитетом.

Выяснилось, что право собственности на недвижимость Владимир Балыков оформил через два дня после признания его банкротом (до этого он был прописан в квартире матери). ВС отправил дело на пересмотр.

Из определения ВС также следует, что единственное жилье обанкротившегося физлица вправе изъять не только кредитор, но и финансовый управляющий за счет средств конкурсной массы. Этот момент надо урегулировать еще до обращения в суд на собрании кредиторов. Если единственная недвижимость будет продана с торгов, банкроту следует предоставить более дешевое жилье.

От слов — к делу

Опрошенные Циан.Журналом эксперты разделились во мнениях: кто-то считает подобную ситуацию опасной для простых россиян — тех, у кого не получилось вовремя вернуть скромный потребительский кредит, другие полагают, что сенсации пока не произошло — надо дождаться окончательного исхода дела.

Изначально допускалось изъятие единственного жилья только в том случае, если оно находится в ипотеке, но кредит не выплачивается.

Недобросовестные покупатели умудряются повернуть это правило в свою сторону.

Способ причисляется к мошенническим — со всеми сопутствующими последствиями, но некоторых это не останавливает: семьи с детьми берут ипотеку и даже вносят несколько платежей, а потом платить перестают.

Первое время банки настойчиво пытаются урегулировать вопрос самостоятельно — им выгоднее предложить ипотечные каникулы, рефинансирование или другие варианты помощи, чем потерять клиента и тратить время на продажу его квартиры на торгах.

Затем банку приходится обращаться в суд, но судиться с такими должниками непросто: апелляции, переносы заседаний и вмешательство органов опеки (ведь речь идет об ухудшении жилищных условий детей) затягивают процесс на долгие месяцы, а чаще — и годы. Всё это время семья продолжает фактически бесплатно жить в квартире, а некоторым (но не всем) впоследствии удается отбояриться от штрафов и пеней.

  • Таким образом, если раньше кредиторы худо-бедно добивались справедливости через изъятие пусть единственного, но ипотечного жилья, то теперь правило могут распространить на заемщиков любых кредитов.
  • Критерии простоты
  • В 2013 году законодатели пытались внести изменения в статью 446 Гражданского процессуального кодекса об имуществе, на которое не обращается взыскание по исполнительным документам, рассказывает юрист и эксперт в области безопасности сделок с недвижимостью Олеся Бухтоярова.

Нововведения предполагали, что единственное, но роскошное жилье гражданина-должника может быть реализовано на торгах.

Но законодательная инициатива так и не дошла до чтений: не удалось определить, кто будет реализовывать имущество таких должников и в каком порядке будет происходить этот процесс — в частности, кто будет приобретать для должника новое, более простое жилье и по каким нормам жилой площади оно будет предоставляться.

История получила продолжение в 2018 году, когда Минюст разработал законопроект, который предусматривает реализацию жилья и имущества, если оно принадлежит гражданину с большими и неоплачиваемыми долгами. Тогда ведомство предлагало реализовывать только то жилье, которое в разы превышает нормативы предоставления площадей (для Москвы это 10 кв. м жилой площади на одного человека).

«Решение, принятое Верховным судом, свидетельствует о том, что этот законопроект активно разрабатывается — по всей видимости, однажды его все же примут. В этом случае он очень серьезно ударит и по обычным гражданам», — отмечает Олеся Бухтоярова.

Две стороны медали

Если закон будет принят, продолжает собеседница Циан.Журнала, у этой медали будет две стороны.

С одной стороны, законодатель поступает правильно: при банкротстве физические лица списывают свои крупные долги, но у них остаются дорогие объекты недвижимости — фактически на них распространяется иммунитет как на единственное жилье. С этой точки зрения Верховный суд поступил достаточно разумно, аргументирует Олеся Бухтоярова.

https://www.youtube.com/watch?v=xLaS2asD6rM\u0026pp=YAHIAQE%3D

Но есть и другая сторона. Если в ближайшее время законодатели не определятся с нормами предоставления новой жилплощади после продажи роскошной старой, возникнут проблемы.

В качестве примера приведем условную семью из Екатеринбурга (мама, папа и ребенок), живущую в обычной трехкомнатной квартире.

Если родители не справятся с выплатой потребительского кредита, кредиторы сочтут их жилищные условия слишком хорошими для должников — семья рискует переехать в «двушку» на окраине.

«В итоге позиция Верховного суда неоднозначна. Она логична и вполне применима к действительно дорогому жилью.

Но есть риск злоупотреблений — когда речь будет идти не о шикующих должниках, а о простых людях, попавших в и без того неприятную финансовую ситуацию.

Риелторам, как участникам рынка, станет сложнее работать — будет больше банкротств и возрастут риски при проведении сделки, потребуются дополнительные проверки», — резюмирует эксперт.

Нет точки — нет сенсации?

А вот адвокат Станислав Станкевич уверен, что никакой сенсации не случилось, ведь точка в истории Владимира Балыкова еще не поставлена. Дело было отправлено на пересмотр из-за того, что судьи, ранее рассматривавшие это дело, оказались недостаточно внимательны к его деталям.

Таким образом, Верховный суд счел необходимым лишь исправить позицию нижестоящего суда, который оставил в собственности признанного банкротом гражданина дом немалой площади (притом что до объявления о банкротстве он был зарегистрирован в квартире матери).

Читайте также:  Как вернуть деньги за курсы Skyeng? Возврат оплаты за обучение в СкайЭнг по закону

«Пока ничего не изменилось в регулировании вопроса, допустимо ли лишать единственного жилья в собственности. Верховный суд вслед за Конституционным считает, что можно, но лишь при определенных обстоятельствах, которым суды обязаны дать детальную оценку, чего не было сделано по этому делу».

Станислав Станкевич,адвокат

Более подробно эти аспекты раскрыты в постановлениях № 11-П от 14 мая 2012 года и № 15-П от 26 апреля 2021 года Конституционного суда РФ, поясняет адвокат.

В частности, должны быть соблюдены жилищные права должника и членов его семьи — их нельзя выкинуть из единственного жилья на улицу. При этом допускается изымать даже единственное жилье, но взамен кредитор (или проводящий процедуру банкротства финансовый управляющий) обязан предоставить замещающее помещение в том же населенном пункте.

«При выселении должник и его семья обеспечиваются пригодным для проживания помещением на условиях социального найма.

Его площадь должна быть не меньше, чем площадь, установленная нормами предоставления жилья, — подчеркивает Станислав Станкевич.

— Кроме того, продажа единственного жилья должника должна иметь экономический смысл: речь идет о допустимости изъятия дворцов большой площади, а не квартиры, площадь которой слегка превышает социальную норму».

Вывод

Подведем итог: сам факт рассмотрения этого дела в подобном ключе наводит на мысль, что со временем суды способны стать инициаторами продажи единственных, но дорогих объектов недвижимости банкротов. Это будет вполне последовательной и логичной практикой.

Главная проблема ее применения — то, что на сегодняшний день отсутствуют четкие правила: что является роскошью, а что — нет; какое «бюджетное» жилье будет адекватной заменой проданной на торгах квартире; как быть с прописанными в ней детьми? На все эти вопросы пока нет однозначных ответов. Ждем.

Взыскание на единственное жилье, или как работает исполнительский иммунитет

Но этого недостаточно для полноценного регулирования и ответа на все спорные вопросы. Как регламентируется исполнительский иммунитет сегодня и какие недочеты выявляются на практике?

Законодательная база

В отношении единственного жилья, принадлежащего гражданину-должнику на праве собственности, действует так называемый исполнительский иммунитет.

На такое жилое помещение не может быть обращено взыскание по исполнительным документам. Исключение составляет жилое помещение, заложенное по договору об ипотеке (ч. 1 ст. 446 ГПК, п. 1 ст. 50; п. 1 ст.

 78 закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ, постановление Конституционного Суда от 14.05.2012 № 11-П).

Следует отметить, что в законодательстве определение единственного жилья отсутствует, но данное понятие активно используется при исполнительном производстве и банкротстве физических лиц.

По общему правилу на практике выработались основные критерии понятия единственного жилья — это жилое помещение, которое является для гражданина и членов его семьи единственным пригодным для постоянного проживания.

https://www.youtube.com/watch?v=gOjHDMIFb8U\u0026pp=ygVh0JXQtNC40L3RgdGC0LLQtdC90L3QvtC1INC20LjQu9GM0LUg0L_RgNC4INCx0LDQvdC60YDQvtGC0YHRgtCy0LUg0YTQuNC30LjRh9C10YHQutC-0LPQviDQu9C40YbQsA%3D%3D

При наличии у должника в собственности нескольких жилых помещений, зарегистрированных в установленном законом порядке, помещение, в отношении которого представляется исполнительский иммунитет, определяется с судом по заявлению должника или финансового управляющего.

При рассмотрении данного вопроса суд должен исходить из баланса интересов должника и кредиторов, то есть одновременно удовлетворить требования кредиторов и защитить конституционное право на жилище гражданина-должника и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов (определение Конституционного Суда от 04.12.2003 № 456-О, п. 3 ст. 213.25 закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ; п. 3 постановления Пленума Верховного Суда от 25.12.2018 № 48).

Как показывает практика, достижение этого баланса — не такая уж простая задача. Для его обеспечения необходимо всесторонне исследовать фактические обстоятельства дела по существу, недостаточно только формальных условий применения нормы права.

Иной подход не соответствовал бы целям судопроизводства, и его нельзя считать направленным на защиту прав и законных интересов граждан.

На что ориентируются правоприменители?

При рассмотрении конкретной ситуации, реальных жизненных случаев на практике зачастую возникает много неоднозначных моментов, спорных вопросов. Но некоторые ориентиры, конечно, уже сейчас наработаны практикой.

Так, КС неоднократно формулировал свои позиции по вопросу обращения взыскания на жилое помещения, признания его единственным и применения механизма исполнительского иммунитета. Его правовые позиции можно обобщить и представить в виде тезисов, на которые ориентируются правоприменители и суды.

  1. Сами по себе правила об исполнительском иммунитете не исключают возможность ухудшения жилищных условий должника и членов его семьи.
  2. Ухудшение жилищных условий не может вынуждать должника помимо его воли к изменению поселения, то есть предоставление замещающего жилья должно происходить, как правило, в пределах того же населенного пункта).
  3. Отказ в применении исполнительского иммунитета не должен оставить должника и членов его семьи без жилища, пригодного для проживания, площадью по крайней мере не меньшей, чем по нормам предоставления жилья на условиях социального найма.
  4. Отказ от исполнительского иммунитета должен иметь реальный экономический смысл как способ удовлетворения требований кредиторов, а не быть карательной санкцией (наказанием) за неисполненные долги или средством устрашения должника. Поэтому необходимым и предпочтительным является проведение судебной экспертизы рыночной стоимости жилья, имеющего, по мнению кредиторов, признаки излишнего (это влечет за собой необходимость оценки стоимости замещающего жилья, а также издержек конкурсной массы по продаже существующего помещения и покупке необходимого).

Таким образом, исполнительский иммунитет в отношении жилых помещений предназначен для гарантии гражданину-должнику и членам его семьи уровня обеспеченности жильем, необходимого для нормального существования, не допуская нарушения самого существа конституционного права на жилище и умаления человеческого достоинства, однако он не носит абсолютного характера.

Исполнительский иммунитет не предназначен для сохранения за гражданином-должником принадлежащего ему на праве собственности жилого помещения в любом случае.

В применении исполнительского иммунитета суд может отказать, если доказано, что ситуация с единственно пригодным для постоянного проживания помещением либо создана должником со злоупотреблением правом, либо сложилась объективно, но размеры жилья существенно (кратно) превосходят нормы предоставления жилых помещений на условиях социального найма в регионе его проживания.

В первом случае суд вправе применить к должнику предусмотренные законом последствия злоупотребления — отказать в применении исполнительского иммунитета к упомянутому объекту (п. 2 ст. 10 ГК).

Во втором случае суд должен разрешить вопрос о возможности (как минимум потенциальной) реализации жилья должника на торгах с таким расчетом, чтобы за счет вырученных от продажи жилого помещения средств должник и члены его семьи могли быть обеспечены замещающим жильем, а требования кредиторов были существенно погашены. При этом замещающее жилье должно быть предоставлено в том же (как правило) населенном пункте и не меньшей площадью, чем по нормам предоставления жилья на условиях социального найма.

https://www.youtube.com/watch?v=gOjHDMIFb8U\u0026pp=YAHIAQE%3D

Как указано в постановлении Конституционного Суда от 26.04.2021 № 15-П, в процедуре несостоятельности (банкротства) замещающее жилое помещение может быть предоставлено гражданину-должнику кредитором в порядке, который установит суд.

При этом следует учитывать, что такой кредитор в соответствии с положениями п. 1 ст.

 2 ГК, покупая замещающее жилье для должника, принимает на себя риски того, что выручка от продажи имеющегося у банкрота жилого помещения не покроет его расходы на приобретение замещающего, например, вследствие изменения конъюнктуры рынка недвижимости.

Применение правовых позиций, изложенных Конституционным Судом, разъяснено в определении Верховного Суда от 26.07.2021 № 303-ЭС20- 18761.

Таким образом, тема применения исполнительского иммунитета единственного жилья еще не исчерпала себя, она по-прежнему порождает споры, а значит, требует дальнейшего рассмотрения и развития и более детального изложения законодателем.

Банкротство граждан: когда отнимут единственное жилье — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Банкроту оставили роскошную квартиру, потому что во второй не закончен ремонт — а значит, негде больше жить. В другом деле кредиторы продали дом должника и купили ему жилье «поскромней» на окраине города. Как быть с элитной недвижимостью? На этот вопрос до сих пор не ответил закон, а на практике суды занимают противоположные позиции. Когда банкрот может остаться без единственного жилья, а в каких случаях его ждет переезд? Об этом поговорили с экспертами.

Взыскание единственного жилья – один из самых острых вопросов, который стоит в делах о банкротстве физических лиц. Если еще 5-7 лет назад лишиться единственного жилья была практически невозможно, то сейчас должник рискует остаться без квартиры в случае злоупотребления правом, говорит руководитель группы по банкротству в Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Недвижимость, земля, строительство Профайл компании
, Александра Улезко. В практике много подобных примеров, эксперт приводит самые распространенные.

Исполнительский иммунитет можно преодолеть, если потенциальный банкрот отчуждает недвижимость, как это было по делу № А60-13377/2017. Житель Екатеринбурга оформил на сына дарственную, ему он передал свое единственное жилье, дом с участком в Екатеринбурге. Договор суд признал недействительным, а имущество включил в конкурсную массу.

Другой должник незадолго до начала процедуры банкротства подарил свой дом и участок в Магнитогорске, а после безвозмездно передал родственнице и единственное жилье, загородный дом в элитном поселке Подмосковья. Суд отменил сомнительные сделки, так как они наносят вред кредиторам.

А коттедж включил в конкурсную массу, посчитав что для безработного должника его содержание оказалось бы непосильной ношей (дело №А76-11986/2016). В расчет с кредиторами суд включил и единственное жилье по делу №А53-15496/2017. Свой дом площадью почти 360 кв. м и два участка житель Ростовской области решил подарить.

Сомнительную сделку отменил суд первой инстанции, а после позицию поддержал и ВС, указав, что собственник злоупотребил правом. 

Лишиться единственного жилья можно, если его используют не назначению, а для предпринимательской деятельности. Эту ситуацию иллюстрирует дело № А03-9949/2017. Признанный банкрот использовала частный дом как гостиницу, при этом должник не смогла доказать, что получаемый доход поступал в конкурсную массу.  

Партнёр Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры — mid market) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Банкротство (споры high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (корпоративные споры) группа Международные судебные разбирательства группа Уголовное право группа Частный капитал Профайл компании
Владимир Журавчак, говорит, что иммунитета на жилье банкрот лишается, если в нем не проживает. Например, суд включил имущество в конкурсную массу, так как должник постоянно проживал в Германии, а значит и его дом в Самарской области не имел статус «единственного» (дело № А55-3404/2017)

Очень многое зависит от судейского усмотрения, как суд трактует те или иные действия должника, усматривает ли злоупотребление с его стороны или членов его семьи. 

Владимир Журавчак, партнёр Федеральный рейтинг.

Читайте также:  Жалоба в Роскомнадзор на Почту России

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры — mid market) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Банкротство (споры high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (корпоративные споры) группа Международные судебные разбирательства группа Уголовное право группа Частный капитал Профайл компании

Стрижак приводит еще один пример: «Из судебной практики следует, что смена адреса места жительства после подачи ходатайства об исключении имущества из конкурсной массы суд расценивает как недобросовестное действие». Так в деле № А40-127370/2017, заявитель была зарегистрирована в московской квартире, а после решила прописаться в коттедже в Подмосковье. Жилой дом площадью почти 250 кв.

м она пыталась признать единственным жильем, но сделать это банкроту не удалось. Стрижак говорит, что в судебной практике все чаще встречаются дела, в которых суды указывают на то, что критерий единственности пригодного для проживания помещения не должен быть универсальным. Оценивать, насколько площадь необходима заявителю, приходится и в случае, если имущество является дорогостоящим.

Разные суды и разные подходы

Журавчак считает, что правое регулирование исключения из конкурсный массы «элитного» единственного жилья неоднозначно. С одной стороны Конституционный Суд в постановлении от 14.05.2012 № 11-П отметил, что имущественный иммунитет единственного жилья обоснован, так как нацелен на

ДОЛЖНИК:  Фрущак А.В. КРЕДИТОР: Кузнецов А.Л.

соблюдения права на жилище. В то же время КС указал, что этот вопрос нужно урегулировать законодательно. До настоящего времени пределы действия иммунитета так и не определены, правовые подходы вырабатываются на практике. Особенно на нее повлияло дело о банкротстве Анатолия Фрущака.

Стирижак говорит, что в ноябре 2018 года интерес всего юридического сообщества был прикован к его рассмотрению ВС. Кредиторская заложенность составляла чуть больше 13 млн руб, а стоимость единственного жилья, пятикомнатной квартиры оценивалась по разным данным от 40 млн до 65 млн руб. То есть реализовав ее, Фрущак мог погасить весь долг.

Нижестоящие инстанции единогласно постановили, что это невозможно и квартиру нужно оставить, а вот ВС разрешил включить «элитную» недвижимость в конкурсную массу. Это постановление коллегии ВС пошатнуло концепцию о том, что единственное, даже дорогостоящее, жилье должника нельзя реализовать, считает Стрижак.

Но при этом суды так и не смогли сформировать единого отношения к такому имуществу.  Иногда, говорит Журавчак, роскошная недвижимость остается у должника. Так, суд

В этом сюжете

исключил из конкурсной массы жилой дом площадью около 260 кв. м. При этом у должника в собственности была еще и квартира, но в ней не было ремонта, и суд посчитал ее непригодной для проживания (дело № А55-8076/2017). Елена Муратова, адвокат АБ Федеральный рейтинг.

группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Банкротство (споры high market) группа Частный капитал группа Антимонопольное право (включая споры) группа Уголовное право группа Экологическое право группа Недвижимость, земля, строительство группа Семейное и наследственное право 37место По выручке Профайл компании
привела в пример решение Арбитражного суда Московского округа по делу № А40-98815/17.  Суд оставил заявителю, который проживал с матерью, трехкомнатную квартиру, а не однокомнатную, которая так же была в собственности должника. Ее признали непригодной для жизни разнополых граждан, которые не являются супругами.  

На практике есть и другой подход. Арбитражный суд Поволжского округа в постановлении по делу № А65-23235/2015 указал, что наложение иммунитета на дом площадью почти 900 кв.

м нарушит права кредиторов, поскольку характеристики недвижимости не являются разумными для жизни. При этом нет единого понимания того, какое жилище можно признать «разумным».

Об этом указывают не только эксперты, но и суды, например АС Поволжского округа в постановлении по делу № А65-10674/2017.

Стрижак предлагает как критерии «роскошности» использовать чрезмерно большую, избыточную площадь и высокую стоимость (расположение в элитном жилом комплексе, наличие нетипичных для обычного жилья удобств, например, бассейна). А для определения жилья, достаточного для достойной жизни, учитывать установленные органами местного самоуправления нормы предоставления площади (статья 50 ЖК).

В ситуации, когда гражданин-банкрот обладает единственным роскошным жильем, на которое не может быть обращено взыскание, очевиден дисбаланс: права гражданина оказываются выше интересов кредиторов. 

Максим Стрижак, управляющий партнер Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры — mid market) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Банкротство (споры high market) Профайл компании

Если имущество не входит в конкурсную массу, то должник вправе добровольно продать свое единственное роскошное жилье и купить себе более скромное, а разницу направить на погашение долга.

Стрижак рекомендует кредиторам письменно уведомить должника о таком способе расчетов.

Если банкрот его проигнорирует, пытаться доказать злоупотребление правом и просить суд не освобождать его от списания долгов.

Скромная квартира взамен роскошной

Банкротным юридическим сообществом активно развивается идея возможности предоставить должнику более дешевое жилье взамен единственного дорогого, говорит  Журавчак. Об этой возможности не говорится в законе «О несостоятельности (банкротстве)», но механизм появился в ответ на злоупотребления должниками.

На практике суды разрешают предоставить должнику другое жилье, в том числе взамен «элитного». И в этом случае практика неоднозначна.

Например, по делу № А60-56649/2017 собранием кредиторов решено предоставить должнику в собственность жилое помещение, его недвижимость реализовать и компенсировать стоимость приобретенного. При этом новая квартира располагалось в другом районе данного населенного пункта.

По другому делу кредиторы предоставили должнику квартиру размером 31 кв. м взамен его почти в 150 кв. м (дело № А60-56649/2017), а житель Свердловской области получил вместо пятикомнатной квартиру площадью 31 кв. м (№А60-56649/2017)

Суд в каждом конкретном случае должен учитывать не только намерение кредиторов получить наибольшее удовлетворение своих требований, но и позицию должника, в том числе, законодательно установленные требования по учетным нормам площадей жилых помещений 

Александра Медникова, юрист судебно-арбитражной практики Федеральный рейтинг.

группа АПК и сельское хозяйство группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (корпоративные споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Комплаенс группа Международный арбитраж группа Морское право группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Рынки капиталов группа Санкционное право группа Семейное и наследственное право группа Страховое право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Уголовное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Экологическое право группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Банкротство (споры high market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Недвижимость, земля, строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа Ритейл, FMCG, общественное питание группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика группа Частный капитал группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) 1место По выручке 1место По количеству юристов 3место По выручке на юриста Профайл компании

Стрижак считает, суды допускают возможность изъятия и реализации имущества только, если после его продажи и выплаты задолженности у лица остаются средства для того, чтобы приобрести жилье, без ухудшения его положения с точки зрения ЖК. Но такой механизм вызывает множество вопросов, среди которых основной: кто и как должен определять условия сделок, в частности, цену и площадь?

По мнению Улезко, практика приобретения должнику нового жилья вполне приемлема: «Банкротство и неспособность должника исполнить свои обязательства само по себе влечет невозможность сохранения прежнего уровня жизни. Суды, как правило, не ущемляют должника в правах. Ему приобретают квартиру меньшей площади, а не комнату в общежитии или квартиру-студию.

Суды не вынуждают переезжать должника, скажем из центра Москвы на окраину Рязани».

Случаи продажи единственного жилья и предоставлении в собственность замещающего пока единичны, но считает Стрижак, но тенденция очевидна – суды будут чаще применять такой подход, а недобросовестным должникам будет все сложнее сохранять за собой роскошное жилье и освобождаться от долгов.

  • Банкротство
  • Верховный суд РФ

Обращение взыскания на единственное пригодное для проживания жилье при банкротстве гражданина

  1. Законодательное регулирование имущественного (исполнительского) иммунитета на единственное жилье

Право на жилище является одним из важнейших прав человека и гражданина. Названное право и недопустимость его произвольного лишения закреплены в ст. 40 Конституции Российской Федерации[1].

Гарантией данного права является такой правовой механизм как исполнительский иммунитет, предусмотренный ч. 1 ст. 446 ГПК РФ[2].

Читайте также:  Как оформить опекунство над инвалидом 1 группы?

Так, взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, а также на земельные участки, на которых расположены такие объекты. Исключение в данном случае составляют объекты, которые являются предметом ипотеки и могут быть предметом взыскания в соответствии с законодательством об ипотеке.

https://www.youtube.com/watch?v=hjo4ZDtjZ0c\u0026pp=ygVh0JXQtNC40L3RgdGC0LLQtdC90L3QvtC1INC20LjQu9GM0LUg0L_RgNC4INCx0LDQvdC60YDQvtGC0YHRgtCy0LUg0YTQuNC30LjRh9C10YHQutC-0LPQviDQu9C40YbQsA%3D%3D

Данный механизм широко используется в рамках процедуры банкротства граждан: такое имущество исключается из конкурсной массы[3].

Целью применения исполнительного иммунитета в банкротстве является обеспечение баланса интересов гражданина-должника, включая членов его семьи (в частности, несовершеннолетних детей и других находящихся у него на иждивении лиц), и интересами его кредиторов, добросовестно заинтересованных в наиболее полном удовлетворении своих требований в рамках дела о банкротстве.

  1. Проблема отсутствия критериев для определения жилья должника как единственно пригодного для жизни
  • В законе отсутствуют критерии, на основании которых жилье должника определялось бы как единственное пригодное для проживания и подлежало бы исключению из конкурсной массы.
  • Поэтому вопрос о критериях, которыми должны руководствоваться суды при определении единственного жилья, оставляемого за должником, при наличии у него нескольких объектов жилого назначения, остается дискуссионным и отличается разнообразием позиций.
  • Законодатель фактически устанавливает только два условия применения исполнительского иммунитета в отношении жилого помещения: оно должно принадлежать гражданину на праве собственности и быть единственным пригодным для проживания должника и членов его семьи
  • Конституционный суд в 2012 году отметил, что исполнительский иммунитет должен распространяться «на жилое помещение, которое по своим объективным характеристикам (параметрам) является разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимых потребностей в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения»[4].
  • Однако на текущий момент в законодательстве не содержится каких-либо критериев для определения уровня обеспеченности жильем как разумно достаточного, что не проясняет сложившуюся ситуацию.

Верховный Суд РФ в постановлении от 25.12.

2018 № 48 высказался на этот счет следующим образом: «При наличии у должника нескольких жилых помещений, принадлежащих ему на праве собственности, помещение, в отношении которого предоставляется исполнительский иммунитет, определяется судом, рассматривающим дело о банкротстве, исходя из необходимости как удовлетворения требований кредиторов, так и защиты конституционного права на жилище самого гражданина-должника и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, обеспечения указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их социально-экономических прав».

Однако и в данном случае ситуация мало прояснилась, так как остается непонятным, какие условия существования являются нормальными.

  1. Случаи обращения взыскания на единственное жилье должника
  1. Вышестоящие суды Российской Федерации в вышеназванных постановлениях признали возможность отступления от законодательно установленной недопустимости обращения взыскания на единственное жильё.
  2. Такой подход судов соответствует существу процедуры реализации имущества гражданина, позволяет учитывать обстоятельства конкретного дела о банкротстве и устанавливать баланс законных интересов должника и его кредиторов с учётом добросовестности (недобросовестности) поведения гражданина, индивидуальных характеристик принадлежащего должнику жилого помещения.
  3. Проблемным является отсутствие каких-либо законодательных положений, разъяснений вышестоящих судов, дающих возможность определить и разграничить случаи, когда возможно обращение взыскания на единственное жилище должника и когда такое взыскание недопустимо.

Тем не менее, на практике постепенно вырабатываются критерии для определения ситуаций, когда возможно включение в конкурсную массу единственного жилища должника. Рассмотрим некоторые из них.

  1. Имущество приобретено на доходы, полученные преступным путем.

Суд в рамках дела о банкротстве № А40-130403/2016 пришел к выводу о том, что в удовлетворении заявления должника об исключении единственного жилья из конкурсной массы следует отказать, так как спорное имущество было куплено на денежные средства, добытые преступным путем.

  1. Недобросовестное поведение должника, злоупотребление правом

Так, по делу № А53-15496/2017 суд включил единственное жилье должника в конкурсную массу в связи со следующим. Должник решил подарить дом площадью почти 360 кв. м и два участка. Данную сомнительную сделку суд первой инстанции отменил, а после позицию поддержал и Верховный суд, указав, что собственник злоупотребил правом.

Аналогичный подход прослеживается в деле № А60-13377/2017.

В ряде других случаев, к примеру, в делах №А76-11986/2016, № А40-127370/2017, суды допускают преодоление исполнительского иммунитета, если должник в преддверии банкротства меняет место прописки и потом ссылается на недопустимость обращения взыскания на единственное жилище.

  1. Недвижимость не имеет признаков жилого помещения, пригодного для проживания

В рамках дела № А53-7924/2017 должник обратилась с заявлением об исключении из конкурсной массы нежилого здания, используемого для проживания, площадью 74,8 кв.м. Судом первой инстанции в удовлетворении данного заявления отказано.

Суд апелляционной инстанции также отказал, пояснив, что заявленное помещение значится как «нежилое здание».

Переоборудование помещения под жилое было проведено еще в 2014 году, однако, в связи с отсутствием надобности разрешительная документация не оформлялась.

Доказательств того, что спорное помещение общей площадью 74,8 кв.м. является единственным жилым помещением, пригодным для проживания не представлено.

  1. Должник не проживает постоянно в жилом помещение

Так, суд по делу № А55-3404/2017 сделал вывод о том, что дом должника в Самарской области не обладал статусом «единственного», так как должник постоянно проживал в Германии, и включил недвижимость в конкурсную массу.

  1. Характеристики единственного пригодного жилища превышают разумные потребности в жилье

По делу N А56-71357/2015 суд пришел к выводу, что выбранный должником для проживания объект недвижимости (квартира стоимостью 20,8 млн руб., ему также принадлежал жилой дом стоимостью 1 млн руб.) по своим характеристикам явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище.

  1. Проблема замены единственного жилья должника кредиторами на другое в свете Постановления Верховного суда от 29.10.2020

Особого интереса заслуживает использование механизма замены роскошного жилья должника на более дешевое, выработанного на практике.

Так, например, в рамках дела № А60-56649/2017 предусматривалась продажа роскошного жилья и приобретение одним из кредиторов для должника квартиры с минимально необходимыми характеристиками, с последующим возмещением части его расходов на приобретение замещающей квартиры соразмерно его доле в реестре требований кредиторов.

Однако в недавнем определении Верховного Суда РФ от 29.10.2020 N 309-ЭС20-10004 по делу Стружкина Д.Г. обнаружился совсем иной подход к решению данный проблемы.

В 2018 году Дмитрия Стружкина признали несостоятельным, из конкурсной массы суд вывел его единственное жилье – квартиру в самом центре Ижевска размером 40 кв. м. Но кредиторы посчитали, что для должника данное жилье является избыточным, роскошным, сам он в квартире не живет, а раньше сдавал ее под офисные помещения.

Собрание кредиторов приняло решение о приобретении должнику иного жилого помещения меньшей площадью и стоимостью, дальше от центра взамен имеющейся у него квартиры.

На что Верховный Суд РФ указал, что кредиторы «фактически произвольно в отсутствие законодательного регулирования определили разумно достаточный уровень обеспеченности должника жильем, что не согласуется с позицией Конституционного Суда РФ. При этом также очевидно, что имеющуюся у должника квартиру площадью 40 кв.

м нельзя признать для него роскошным жильем, превышающим разумную потребность в жилище». «Санкционировав принятые собранием кредиторов решения, суды апелляционной инстанции и округа в нарушение положений ст. 35 Конституции РФ фактически лишили гражданина частной собственности, на которую не может быть обращено взыскание, против его воли.

Одновременно должнику было навязано право собственности на иное имущество, в приобретении которого он заинтересованность не выражал».

  • С одной стороны, можно предположить, что данное определение Верховного Суда поставит крест на применении механизма замены роскошного жилья должника на более дешевое.
  • Однако, такое суждение было бы опрометчивым и поспешным, так как в данном конкретном деле, речь шла о квартире, размер которой сам по себе навряд ли дает возможность признания ее роскошным, избыточным имуществом должника.
  • Поэтому на данный момент сложно дать точный ответ на вопрос о том, как повлияет данное определение на дальнейшее формирование судебной практики.
  • Механизм исполнительского иммунитета является безусловно значимым, важным для института банкротства в частности и для гражданского законодательства в целом.
  • Исключения из правила о недопустимости обращения взыскания на единственное пригодное жилье должника, на котором базируется исполнительский иммунитет, необходимы для наиболее эффективного обеспечения баланса интересов должника-гражданина и кредиторов.
  • Однако некоторые юристы полагают, что возможность обращения взыскания на единственное жилье будет ущемлять права наиболее незащищенных категорий граждан, которые в итоге останутся без жилья.
  • Поэтому представляется необходимым выработка и закрепление законодателем четких критериев, на основании которых можно бы было определить единственное пригодное для проживания жилище должника, что позволило бы сформировать перечень исключений из правила об исполнительском иммунитете и, как следствие, обеспечить защиту имущественных интересов и должника, и его кредиторов.

 

[1] Конституция Российской Федерации // СЗ РФ. 2014. № 31. Ст. 4398.

[2] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138- ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.