Уголовные дела

Статья 242 УК РФ с комментариями: распространение порно

Публикация от 09.08.2011

Приведенный материал подготовлен с учетом последних тенденций правового толкования норм российского законодательства, базируется на сложившейся правоприменительной, а также личной практике автора – адвоката Павла Домкина.

Комментарий к настоящей статье не является юридической консультацией и руководством для принятия самостоятельных процессуальных решений.

При возникновении правовых вопросов, а также перед принятием любого юридически значимого действия, читателям рекомендуется получить соответствующую юридическую консультацию у автора публикации.

Update: О новых тенденциях практики применения статьи 242 УК РФ читайте в публикации от 07.02.2017.

Статья 242 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает возможность привлечения к уголовной ответственности за ряд действий, связанных с незаконным оборотом порнографических материалов и предметов, а именно:

  • за их изготовление в целях распространения или рекламирования,
  • за распространение,
  • за рекламирование порнографических материалов или предметов,
  • за незаконную торговлю печатными изданиями, кино- или видеоматериалами, изображениями или иными предметами порнографического характера.

Приведенный перечень уголовно-наказуемых деяний является исчерпывающим.

В соответствии с базисным принципом, закрепленным в статье 8 УК РФ, основанием для уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом РФ.

Иными словами при осуществлении уголовного преследования орган следствия обязан доказать каждый признак состава преступления. Применительно к рассматриваемой статье таковыми будут не только такие очевидные признаки как изготовление, распространение, торговля и т.д.

, но такой ключевой признак – как «незаконность» действий субъекта.

Из изложенного следует что, не всякое действие, связанное с оборотом порнографического материала будет являться уголовно-наказуемым, а лишь то, которое идет в разрез с действующим законом.

Виновное лицо может быть привлечено к ответственности лишь в том случае, если оно нарушает действующий закон Российской Федерации, регламентирующий порядок изготовления, распространение, рекламирование, торговлю, а также иные действия с указанным материалом.

Процессуальная недоказанность признака «незаконность» является прямым безусловным основанием для прекращения уголовного преследования и юридического оправдания лица.

На основании вышеизложенного возникает правомерный вопрос, нарушение какого именно закона должно быть доказано при осуществлении уголовного преследования по статье 242 УК РФ?

Обращаясь к нормативной базе действующего законодательства, автор вынужден констатировать, что на момент публикации настоящего материала подобного закона в Российской Федерации не существует.

За всё время действия рассматриваемой статьи Уголовного кодекса РФ (с 1997 года) законодатель так и не установил правила гражданского оборота в отношении порнографического материала.

Безусловно, что данная брешь в правовом поле может быть использована при постановке вопроса о привлечении к уголовной ответственности по статье 242 УК РФ.

Следует также отметить, что довод об отсутствии в действиях лица признака «незаконность» не применим в отношении изготовления и оборота материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (статья 242.1 УК РФ), поскольку диспозиция данной статьи устанавливает прямой запрет на какой-либо оборот подобного контента, исключая возможность его легитимного обращения.

Представляется ошибочным распространенное бытовое мнение о невозможности привлечения к уголовной ответственности в силу законодательного отсутствия определения «порнографического материала». В Уголовном кодексе РФ неоднократно встречаются определения и термины, не имеющие четкого законодательного толкования.

Так, например, статья 164 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за хищение предметов, имеющих особую ценность.

Поскольку термин «предмет особой ценности» законодателем не описан и юридически не закреплен, ценность похищенного предмета устанавливается путем проведения соответствующей экспертизы, которая в правовом смысле придает ему историческую, культурную, научную и т.

д. значимость (ценность). По аналогичному пути пошла правоприменительная практика и в отношении материалов порнографического характера.

Как правило, по изъятой следствием продукции категории «Для взрослых» органом следствия назначается искусствоведческая или иная подобная экспертиза, в ходе которой специалист делает вывод об отнесении контента или предмета к числу порнографических.

Ввиду отсутствия критериев и методик проведения подобных исследований соответствующие выводы по каждому случаю делаются экспертом в индивидуальном порядке.

На практике российские суды в целом доверяют подобным экспертным исследованиям и кладут их в основу обвинительных приговоров.

  • Таким образом, «ставка» на отсутствие законодательного определения термина «порнографический материал и предмет» как на основание невозможности привлечения к уголовной ответственности, зачастую является ошибочной.
  • Как указывалось ранее, именно юридическая невозможность доказывания действий по обороту порнографической продукции как нарушающих действующий закон (признак – «незаконность») представляет собой более перспективный путь процессуальной защиты от предъявляемого обвинения.
  • Адвокат Павел Домкин

Адвокат добился отмены приговора осужденному в особом порядке за распространение порнографии

Судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции своим определением отменила обвинительный приговор гражданину С., осужденному за распространение порнографических материалов (в том числе с участием несовершеннолетнего лица) посредством интернета и отменила производство по делу за отсутствием составов преступлений.

Адвокат АП Новосибирской области Андрей Власов, защищавший С., рассказал «АГ» об особенностях дела и о том, как ему удалось добиться оправдания доверителя.

Первая инстанция рассмотрела уголовное дела в особом порядке

По версии следствия, не позднее 19 июня 2018 г. С. установил себе на персональный компьютер программу-клиент пиринговой файлообменной сети Direct Connect, дающую пользователям возможность обмена файлами при подключении к файлообменным серверам.

Следствие полагало, что до этого гражданин скопировал из интернета порнографические материалы (в том числе с несовершеннолетним лицом) на свой компьютер, и тогда же у него возник умысел на незаконное распространение таких материалов, что и было сделано с помощью файлообменной сети. Это, по версии следствия, сделало доступным порнографическое видео для неограниченного круга пользователей.

Тем самым, как было указано в обвинительном заключении, С. совершил незаконное распространение порнографических материалов с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, а также распространение материалов с порнографическими изображениями несовершеннолетнего, не достигшего 14-летнего возраста. В итоге С. были предъявлены обвинения по ст. 242 и 242.1 УК РФ.

Уголовное дело рассматривалось в Советском районном суде г. Красноярска в особом порядке.

После изучения материалов дела суд счел, что предъявленное подсудимому обвинение является обоснованным и подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами.

В качестве смягчающих обстоятельств суд учел активное способствование обвиняемым раскрытию и расследованию преступления, неудовлетворительное состояние его здоровья, чистосердечное раскаяние виновного.

«Обстоятельства, отягчающие наказание подсудимого, отсутствуют. С учетом фактических обстоятельств совершенных С. преступлений, степени их общественной опасности, суд не находит оснований для изменения их на менее тяжкую.

Суд убежден, что целям восстановления социальной справедливости, а также исправления и перевоспитания подсудимого С.

, не оспаривающего факт совершения рассматриваемых преступлений, раскаявшегося в содеянном, предупреждения совершения им новых преступлений, в полной мере соответствует наказание в виде реального лишения свободы», – отмечено в приговоре от 4 марта 2019 г. (есть у «АГ»).

Как пояснил суд, запрет на назначение условного наказания распространяется в том числе на преступления, предусмотренные ст. 242.1 УК РФ, совершенные в отношении несовершеннолетних лиц, не достигших 14-летнего возраста. Таким образом, суд приговорил С. к двум годам и двум месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В апелляционном порядке приговор не обжаловался и вступил в силу 14 марта 2019 г.

Кассационное обжалование приговора

Позднее родственники осужденного обратились к адвокату Андрею Власову, который подал в интересах С. кассационную жалобу (имеется у «АГ»).

В ней он напомнил, что при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию событие преступления, а также виновность лица в совершении преступления: «Данные обстоятельства должны были быть установлены органом предварительного следствия и отражены в предъявленном С. обвинении».

Защитник подчеркнул, что предусмотренные ст. 242 и 242.1 УК РФ деяния могут быть совершены только с прямым умыслом, когда виновный осознает, что он распространяет материалы с порнографическими изображениями, в том числе с изображениями несовершеннолетних, и желает этого.

«Совершение указанных действий с косвенным умыслом, когда лицо осознает общественную опасность своих действий, предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, не желает таких последствий, но сознательно допускает эти последствия либо относится к ним безразлично, не влечет уголовную ответственность по ст.

242, 242.1 УК РФ», – отмечалось в кассационной жалобе.

Признание вины – не приговорВерховный Суд РФ удовлетворил кассационную жалобу адвоката АП Волгоградской области

Как отметил Андрей Власов, указывая в приговоре на то, что С.

скачивал в открытую папку видеозаписи порнографического характера, содержимое которой могли видеть и скачивать все пользователи файлообменной сети, суд не учел, что, скачивая и храня файлы на своем персональном компьютере, обвиняемый никому их не предлагал и не передавал.

Со ссылкой на кассационное Определение Верховного Суда по делу № 16-УД19-7 он отметил, что высшая судебная инстанция фактически пресекла порочную практику, в результате которой лица по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных вышеуказанными статьями Кодекса, привлекались к уголовной ответственности только за то, что размещали в открытой папке файлообменной сети порнографические видеофайлы, при этом не совершая умышленных действий по передаче этих файлов третьим лицам.

«Из обжалуемого приговора видно, что в нарушение ст. 73 УПК РФ в описательной части приговора отсутствует указание о том, что С. кому-то передал имеющиеся у него видео файлы с порнографическим содержанием, т.е.

совершил умышленные действия, направленные на распространение! Так как описательная часть приговора повторяет предъявленное С.

обвинение, следует вывод, что данное обстоятельство (умышленные действия, факт передачи видео файлов с порнографическим изображением третьим лицам) органом предварительного следствия установлено не было. Как видно из обжалуемого приговора, удовлетворяя ходатайство С.

о рассмотрении дела в особом порядке, суд не удостоверился в том, что по делу имеются доказательства, подтверждающие совершение С. умышленных действий, связанных с распространением видеофайлов порнографического содержания», – отметил Андрей Власов в своей жалобе.

Защитник добавил, что следователь самостоятельно изменил норму уголовного права, исключив из диспозиции п. «г» ч. 2 ст. 242.1 и п. «б» ч. 3 ст. 242 УК РФ упоминание о средствах массовой информации, включающих в себя сеть «Интернет».

Читайте также:  Проникновение на частную территорию или в частную собственность - статья УК РФ

В жалобе Андрей Власов отметил, что из дословного толкования содержания этих пунктов следует, что законодателем при конструировании норм закона между словосочетаниями «с использованием средств массовой информации» и «информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть “Интернет”)» использован присоединительный оборот с союзом «в том числе», который в соответствии с правилами толкования русского языка употребляется при присоединении члена предложения, являющегося частью целого, о котором говорится в первой части предложения. «Таким образом, словосочетание “информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть “Интернет”)” является частью от целого, т.е. составной частью словосочетания “средств массовой информации”. Из вышеизложенного следует, что п. “б” ч. 3 ст. 242 и п. “г” ч. 2 ст. 242.1 УК РФ применимы в уголовной квалификации деяния только в тех случаях, когда противоправные действия были совершены с использованием сайтов, являющимися средствами массовой информации», – отмечено в кассационной жалобе.

Андрей Власов указал, что согласно статистическим данным подавляющее большинство преступлений, связанных с незаконным оборотом (распространением) порнографии, совершается без какого-либо прямого или косвенного использования интернет-ресурсов, зарегистрированных как средства массовой информации. «Таким образом, вместо того, чтобы доказывать, относится ли сеть Peers к средствам массовой информации, следователь поступил проще: он просто выдернул выгодные ему слова из диспозиции уголовного закона, тем самым нарушив права обвиняемого на защиту, фактически выдумав новую формулировку уголовного закона. А суд, рассматривая уголовное дело, фактически узаконил порочную практику!» – отметил он в своей жалобе. В этой связи защитник просил отменить обвинительный приговор и направить дело на новое рассмотрение.

Кассация согласилась с доводами защитника

В своем определении Восьмой кассационный суд общей юрисдикции перечислил основания, служащие для отмены обвинительного приговора. Как отметила кассация, уголовное дело в отношении С.

было рассмотрено судом в особом порядке, однако первая судебная инстанция не учла, что субъективная сторона преступлений по ст. 242 и 242.1 УК РФ характеризуется наличием у виновного прямого умысла, т.е.

последний должен был осознавать общественную опасность своих действий (бездействия), предвидеть возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желать их наступления.

«Однако фабула предъявленного обвинения и описательно-мотивировочная часть приговора не содержат данных о том, что С.

, скачивая (копируя) и храня материалы порнографического характера на своем персональном компьютере, кому-либо их предлагал или передавал; доказательства, подтверждающие то, что видеофайлы с изображениями порнографического характера, в том числе несовершеннолетних, указанные в приговоре, были распространены осужденным, т.е.

получены или просмотрены другими конкретными лицами в результате целенаправленных действий осужденного, в материалах дела также отсутствуют. Судом не учтено, что наличие у С.

компьютерной программы, позволяющей скачивать и раздавать файлы другим пользователям в автоматическом режиме, и его осведомленность об этом сами по себе не свидетельствуют о прямом умысле на совершение преступлений, предусмотренных ст. 242 и 242.1 УК РФ, поскольку на момент приобретения (скачивания, копирования) им данных файлов они уже были распространены в сети “Интернет” и находились в свободном доступе», – указано в кассационном определении.

Как заметил кассационный суд, нижестоящая инстанция не учла, что квалифицирующий признак данных преступлений «с использованием средств массовой информации, в том числе информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть “Интернет”)» распространяется только на интернет-ресурсы, которые зарегистрированы в качестве СМИ. «Однако фабула обвинения и описательно-мотивировочная часть приговора не содержат данных о том, что С., используя принадлежащий ему персональный компьютер, на котором хранились файлы порнографического характера, был зарегистрирован в качестве пользователя средств массовой информации», – указано в судебном акте.

Таким образом, заключила кассация, выдвинутое против С. обвинение, как оно было сформулировано органами предварительного следствия, объективно добытыми в ходе предварительного расследования доказательствами не подтверждено. В свою очередь суд первой инстанции не обсудил вопрос о необходимости рассмотрения уголовного дела в общем порядке, хотя в нем имелись основания для этого.

«Между тем обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, толкуются в пользу обвиняемого», – заключил Восьмой кассационный суд общей юрисдикции, отменив обвинительный приговор С.

и прекратив уголовное дело за отсутствием в его действиях составов преступлений.

Защитник прокомментировал решение кассации

В комментарии «АГ» Андрей Власов отметил, что, хотя в настоящее время существует положительная судебная практика по ст. 242, 242.

1 УК РФ, где суды оправдывают подсудимых ввиду отсутствия умысла на распространение порнографии при использовании торрент-клиентов и файлообменных сетей, рассматриваемое уголовное дело осложнялось тем, что осужденный признал свою вину и дело было рассмотрено судом в особом порядке без исследования доказательств.

Адвокат смог доказать, что детскую порнографию распространяла компьютерная программа, а не его доверительОтменив обвинительный приговор, апелляция отметила, что то, что осужденный знал о сохранении загруженных из Интернета порнороликов в папке, откуда их могут скачать другие пользователи, само по себе не говорит о его умысле на распространение этих материалов

«Следовательно, суд кассационной инстанции мог не вдаваться в оценку виновности осужденного. При этом сам приговор был вынесен 4 марта 2019 г., поэтому обжалование в кассационной инстанции было возможно только в порядке выборочной кассации. С учетом указанных обстоятельств при подаче кассационной жалобы акцент был сделан на нарушения уголовно-процессуального закона и, в первую очередь, на несоответствие предъявленного обвинения диспозиции п. “б” ч. 3 ст. 242 УК РФ, п. “а”, “г” ч. 2 ст. 242.1 УК РФ», – пояснил защитник.

Адвокат отметил, что в качестве существенного процессуального нарушения он акцентировал внимание на то, что орган предварительного следствия, чтобы не доказывать, являются ли файлообменные сети СМИ, самостоятельно изменил нормы уголовного закона.

«В настоящее время часто стали встречаться подобные уголовные дела, где следственные органы, чтобы не доказывать квалифицирующий признак, интерпретируют уголовный закон на свое усмотрение.

Считаю, что это судебное решение дает шанс на пересмотр уголовных дел по аналогичным статьям, которые были рассмотрены в особом порядке, а также позволит в будущем пресекать незаконные действия при расследовании подобных дел», – резюмировал Андрей Власов.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы кассации

Адвокат, младший партнер АБ «ЗКС» Виктория Буклова полагает, что вмененные С. составы преступления являются самыми массовыми в гл. 25 УК РФ, конкурируя только с составом преступления «организация занятия проституцией».

«Исходя из сводных статистических сведений о состоянии судимости в России за 2019 г.

Судебного департамента при ВС РФ, можно констатировать, что наказание за данные преступления судом обычно назначается в 50% случаев в виде реального лишения свободы», – отметила она.

Адвокаты прокомментировали статистику Суддепа о состоянии судимостиЧисло осужденных в 2019 г. по некоторым статьям снизилось по сравнению с предыдущим годом

По словам эксперта, выводы, изложенные в определении кассационной инстанции, коррелируют с позицией Верховного Суда по делу № 16-УД19-7 и окончательно формируют судебную практику, согласно которой факт скачивания порнографической продукции из интернета, ее сохранение и предоставление доступа к ней неограниченному количеству пользователей Сети посредством файлообменной программы не свидетельствуют ни о наличии прямого умысла на распространение, ни о факте распространения таковой.

«По мнению высших судов, скачивание обвиняемым материалов уже указывает на их наличие в Сети, а поэтому вменить в вину распространение того, что уже имеется в Сети, невозможно.

Действия по скачиванию порнографических материалов пользователями Сети производятся самими пользователями, а не обвиняемым, что исключает прямой умысел у него на эти действия.

Осознание обвиняемым возможности совершения таких действий пользователями Сети также не образует прямого умысла», – заключила Виктория Буклова.

Управляющий партнер АБ «Правовой статус», адвокат Алексей Иванов полагает, что данного уголовного дела не должно было быть. «Защита по уголовным делам – это дорога по минному полю, где под каждым камнем спрятана ловушка, которая может сработать в любой момент.

Суд первой инстанции полностью игнорирует отсутствие состава преступления и выносит обвинительный приговор по сфабрикованным доказательствам.

Абсурдная ситуация, кажется, что это должно быть очевидно даже ребенку, но не суду! Работая, как раз и навсегда запущенный механизм, система ниппель – в одну сторону: тратится масса энергии и ресурсов на пустое и неправомерное действие – обвинительный приговор, который суду вынести гораздо легче, чем увидеть правду и оправдать невиновного», – отметил он.

Судебные штрафы стали применяться чащеОпубликована статистика деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей по уголовным делам за 2019 г.

Эксперт считает, что в таких ситуациях защита вынуждена «сворачивать горы и поворачивать реки вспять», ведь механизм суда – громоздкая система, утратившая изначальный смысл – судить по справедливости.

Читайте также:  Ст 237 УПК РФ: основания возвращения уголовного дела прокурору

«Сфальсифицированные факты принимаются безоговорочно, а оправдательный приговор – настолько редкое явление, что стал подобен чуду.

Благодаря квалифицированным действиям защиты суд кассационной инстанции усмотрел отсутствие доказательств вины и прямого умысла у подзащитного и, применив принцип презумпции невиновности, принял решение об оправдании.

Справедливость торжествует, но сколько энергии потребовалось – хватило бы с лихвой на запуск ракеты в космос! По данным Судебного департамента Верховного Суда РФ в 2019 г. вынесли 2256 оправдательных приговора (0,36%). Так держать!» – резюмировал Алексей Иванов.

Имеет ли 242 статья отношение к живой трансляции через интернет?

  • Здравствуйте.
  • Вопрос неоднозначный, оптимизма коллег честно говоря я не разделяю.
  • В любом случае думаю Вам будет полезно узнать какие аргументы будет приводить сторона обвинения, чтобы подготовиться к их оспариванию.

В решении которое привел уважаемый коллега Кураев к сожалению не идет речи о невиновности веб-модели. Там речь о том, что человеку вменили лишнего — то есть изготовление и распространение материалов.

В статье 242 перечисляются эти действия а также

либо ……, публичная демонстрация или рекламирование порнографических материалов

То есть если бы в обвинении не было указано лишнего — возможно дело и не направили бы на новое рассмотрение.

При этом в этом же самом постановлении суд апелляционной инстанции как раз совершенно не исключает ответственности модели — то есть речь идет всего лишь о том, что обвинение перестаралось в описании объективной стороны преступления

Судебная коллегия обращает внимание, что уголовная ответственность, предусмотренная ст.

242 УК РФ, наступает лишь за действия связанные с изготовлением с целью распространения или распространением порнографических материалов, сама по себе демонстрация одним человеком сексуальной стороны своей жизни в режиме реального времени «он-лайн» посредством сети Интернет неопределенному количеству лиц (например, организация порнографического шоу), может рассматриваться как совершение уголовно наказуемого деяния в рамках ст.242 УК РФ только на основании заключения экспертов, располагающими специальными познаниями в области ряда социальных наук.

То есть ответственность совершенно не исключается.

К вопросу о том кто изготовил материал

Сайт рунетки — работала на домуАлександр

То есть не просто позировала — а управляла веб-камерой. Таким образом самостоятельно изготавливала материал в целях его публичной демонстрации (не распространения) — но этого уже достаточно для ст. 242.

Если бы снимал и записывал кто-то в порностудии а она только позировала — это нельзя назвать изготовлением материала. А вот если делала все сама- вполне.

А насчет того что запись не велась — в законодательстве есть определение носителя информации, которым признается в том числе и физическое поле. То есть ролик был создан на носителе в виде физического поля — что позволило его записать посторонним лицам.

Как они могли записать не ведя непосредственно сьемку? Перенести с одного носителя(физического поля) на другой больше никак. Вот у тех кто записывал есть ответственность за изготовление (запись) в целях распространения.

А у жены — изготовление в целях публичной демонстрации.

Публичность доказывается как раз тем, что она работала на возмездной основе- то есть не демонстрировала кому-то именно создаваемый материал, а была возможность доступа к нему неопределенного круга лиц — любого кто заплатит администратору сайта. Так что увы, есть все формальные признаки.

07 марта 2017, 13:25

Консультация по ст. 242 УКРФ

Добрый день! Следует
понимать, что как таковое распространение порнографических материалов на
территории РФ в любом случае является преступлением.

Единственная законная
лазейка – это распространение такой информации в сети Интернет на ресурсе,
территориально и юридически не имеющим привязки к Российской Федерации.

Например, на домене и на хостинге, относящемся к юрисдикции другого
государства.

То есть законным
способом легализовать описанную Вами деятельность на площадке ВКонтакте нет
никакой возможности – любое распространение порнографии преследуется по закону.
При этом финальное слово о том, относится ли тот или иной материал к порнографическому,
остается в любом случае за экспертом.

С распространением информации
в жанре «хентая» все гораздо сложнее и опаснее.

Например, как трактует
значение «порнографической информации» закон 436-ФЗ от 29.10.2010 «О защите детей от информации, причиняющей вред
их здоровью и развитию».

…информация порнографического характера — информация, представляемая в
виде натуралистических изображения или описания половых органов человека и
(или) полового сношения либо сопоставимого с половым сношением действия
сексуального характера, в том числе такого действия, совершаемого в отношении
животного…

Из этого следует, что хентай очевидно является порнографической
информацией.

Однако, с учетом специфики этого жанра, многие сюжеты часто обыгрывают участие
несовершеннолетних лиц или же лиц, изображающих несовершеннолетних.

И даже если
в порнографическом материале участвует герой, который изображает
несовершеннолетнего (хотя по сюжету ему может быть 18 лет) или выглядит как
несовершеннолетний – велик риск привлечения по ст. 242.

1 УК РФ именно за распространение
детской порнографии по ч 1. С лишением свободы от 2 до 8 лет.

Подобное применение указанной статьи стало возможным
с 2016 года, когда в ст. 242. 1 УК РФ было скорректировано примечание.

К
детской порнографии с того момента относится, в том числе -любое
изображение или описание в сексуальных целях совершеннолетнего лица, изображающего несовершеннолетнего,
совершающего либо имитирующего половое сношение или иные действия сексуального
характера.

Но
устанавливать это, опять же, будет эксперт.

Так что
ничего утешительного посоветовать Вам не могу – Вы, занимаясь такой
деятельностью, буквально ходите по лезвию. В лучшем случае могут привлечь по «обычной»
242 УК РФ, в худшем – по ст. 242.1 УК РФ.

Ответственность за порнографию (хранение, распространение)

  • — ниже представлен фрагмент кассационной жалобы — составленный на основе судебной практики.
  • — если использованные в нем аргументы имеют пресечения с обстоятельствами Вашего дела, можете использовать его при составлении Вашей жалобы.

Url

Дополнительная информация:

Противоречия в выводах суда, логические ошибки (яркое нарушение)

— обратите внимание (при изучении приговора) на следующее обстоятельство: в приговорах по статье 242.1 УК суды могут допускать в тексте приговора путаницу между прямым и косвенным умыслом, эту логическую ошибку можно использовать при обжаловании.

Url

Дополнительная информация:

Как написать кассационную жалобу, рекомендации (именно для кассации)

— также, рекомендуем изучить материалы по составлению кассационной жалобы (см. здесь).

  1. Кассационная жалоба, рекомендации (на основе практики)
  2. Отсутствие прямого умысла
  3. — доказательства, указанные в приговоре, касаются только объективной стороны преступления, не доказывая при этом субъективную сторону (прямой умысел): 

— состав преступления 242.1 УК предполагает наличие только прямого умысла, направленного на «хранение, распространение …».    В перечне доказательств, указанных в приговоре в доказательственной базы включены.

  • — протоколы допросов свидетелей (4 человека) из которых следует, что осужденный является владельцем компьютера (из системного блока которого был изъят жесткий диск с материалами порнографического содержания),
  • — заключение искусствоведческой экспертизы, из которой следует, что материалы находящиеся на жестком диске, изъятом  у осужденного являются порнографическими материалами,
  • — иные доказательства, из которых суд делает вывод о доказанности:
  • а) факта принадлежности IP-адреса, системного блока именно осужденному.
  • б) факта производства действий по скачиванию материалов из сети «Интернет» именно осужденным, а не каким-либо иным третьим лицом.

в) относимости материалов именно к порнографическим материалам в  правом смысле, указанном в примечании 1 к 242.1 УК.

— приводя доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности его подзащитного (ч.2 307 УПК) суд первой инстанции фактически на 100% приводит обстоятельства, совпадающие с позицией осужденного. То есть, осужденный полностью признает все вышеизложенные фактические обстоятельства.

— однако осужденный категорически отрицает наличие умысла, направленного на «хранение, распространение …» данных материалов.

— ни одно из доказательств, приведенных в мотивировочной части приговора не содержит свидетельств о наличии умысла.

Противоречия в выводах суда

— согласно формулировки, использованной судом при мотивировке вывода о доказанности вины осужденного суд указывает, что «являясь опытным пользователем…. не мог не осознавать, что осуществляет распространение…

«(примечание: то есть из этой фразы, примерной судом в приговоре следует, что суд считает умысел осужденного косвенным).

Одновременно (в другом месте в тексте приговора) суд делает в приговоре вывод о наличии у осужденного прямого умысла на совершение инкриминируемого ему деяния.

— использование в приговоре суда двух противоречащих друг другу выводов свидетельствует о наличии в приговоре существенных противоречий, что недопустимо, согласно нормы ч.4 389.16 УПК.

Ответственность за неправомерные действия в сети «Интернет»

  • За совершение преступлений и административных правонарушений, в том числе в сети «Интернет», граждане подлежат привлечению к уголовной и административной ответственности.
  • Уголовная ответственность – ответственность за совершение преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации (далее – УК РФ).
  • В соответствии со статьей 14 УК РФ преступление – виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК РФ под угрозой наказания.
  • УК РФ предусматривает ответственность за преступления, совершаемые в том числе с использованием сети «Интернет»:
  • доведение до самоубийства (статья 110);
  • склонение к совершению самоубийства или содействие совершению самоубийства (статья 110.1);
  • организация деятельности, направленной на побуждение к совершению самоубийства (статья 110.2);
  • вовлечение несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего (статья 151.2);
  • незаконные организация и проведение азартных игр (171.2);
  • манипулирование рынком (статья 185.3);
  • публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма (статья 205.2);
  • незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества (статья 228.1);
  • обращение фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и оборот фальсифицированных биологически активных добавок (статья 238.1);
  • незаконные изготовление и оборот порнографических материалов или предметов (статья 242);
  • изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (статья 242.1);
  • использование несовершеннолетнего в целях изготовления порнографических материалов или предметов (статья 242.2);
  • жестокое обращение с животными (статья 245);
  • незаконные добыча и оборот особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами Российской Федерации (статья 258.1);
  • публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (статья 280);
  • публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации (статья 280.1);
  • возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (статья 282).
Читайте также:  Злоупотребление должностными полномочиями: статья 285 УК РФ

Так, в соответствии с частью 2 статьи 205.2 УК РФ публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма, совершенные с использованием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет либо лишением свободы на срок от пяти до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

Согласно пункту «б» части 2 статьи 228.

1 УК РФ сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, совершенный с использованием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»), наказывается лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового.

В соответствии с пунктом «г» части 2 статьи 242.

2 УК РФ фото-, кино- или видеосъемка несовершеннолетнего в целях изготовления и (или) распространения порнографических материалов или предметов либо привлечение несовершеннолетнего в качестве исполнителя для участия в зрелищном мероприятии порнографического характера, совершенные лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, с использованием информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»), наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Административная ответственность за совершение правонарушений, в том числе с использованием сети «Интернет», предусмотрена Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ).

В соответствии со статьей 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

КоАП РФ предусмотрена ответственность за такие правонарушения, совершаемые в том числе с использованием сети «Интернет»:

размещение в информационной продукции для детей, включая информационную продукцию, размещаемую в информационно-телекоммуникационных сетях (в том числе в сети «Интернет»), объявления о привлечении детей к участию в создании информационной продукции, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию. Влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до полутора тысяч рублей; на должностных лиц — от двух тысяч до трех тысяч рублей; на юридических лиц — от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей (часть 3 статьи 6.17);

пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, выразившаяся в распространении информации, направленной на формирование у несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных установок, привлекательности нетрадиционных сексуальных отношений, искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений, либо навязывание информации о нетрадиционных сексуальных отношениях, вызывающей интерес к таким отношениям, совершенные с применением средств массовой информации и (или) информационно-телекоммуникационных сетей (в том числе сети «Интернет»), если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния. Влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей; на должностных лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей; на юридических лиц — одного миллиона рублей либо административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток (часть 2 статьи 6.21);

реализация фальсифицированных, контрафактных, недоброкачественных или незарегистрированных лекарственных средств или фальсифицированных биологически активных добавок либо реализация фальсифицированных, контрафактных или недоброкачественных медицинских изделий, совершенные с использованием средств массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния. Влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от семидесяти пяти тысяч до двухсот тысяч рублей; на должностных лиц — от ста пятидесяти тысяч до шестисот тысяч рублей; на индивидуальных предпринимателей — от ста пятидесяти тысяч до шестисот тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц — от двух миллионов до шести миллионов рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток (часть 3 статьи 6.33);

включение недостоверных сведений о санитарном и лесопатологическом состоянии лесов в акт лесопатологического обследования либо размещение на официальном сайте органа государственной власти или органа местного самоуправления в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» утвержденного акта лесопатологического обследования, содержащего недостоверные сведения о санитарном и лесопатологическом состоянии лесов. Влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти тысяч до двадцати тысяч рублей (часть 2 статьи 8.5.2);

публичное распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, либо публичное осквернение символов воинской славы России, в том числе совершенные с применением средств массовой информации и (или) информационно-телекоммуникационных сетей (в том числе сети «Интернет»). Влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от четырехсот тысяч до одного миллиона рублей (часть 4 статьи 13.15);

неисполнение оператором связи, оказывающим услуги по предоставлению доступа к информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», обязанности по ограничению или возобновлению доступа к информации, доступ к которой должен быть ограничен или возобновлен на основании сведений, полученных от федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей (статья 13.34);

организация и (или) проведение азартных игр с использованием игрового оборудования вне игорной зоны, либо без полученной в установленном порядке лицензии на осуществление деятельности по организации и проведению азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах вне игорной зоны, либо без полученного в установленном порядке разрешения на осуществление деятельности по организации и проведению азартных игр в игорной зоне, либо с использованием информационно-телекоммуникационных сетей (в том числе сети «Интернет») или средств связи (в том числе подвижной связи), за исключением случаев приема интерактивных ставок организаторами азартных игр в букмекерских конторах и (или) тотализаторах. Влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от восьмисот тысяч до одного миллиона пятисот тысяч рублей с конфискацией игрового оборудования (часть 1 статьи 14.1.1);

распространение в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации или органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных статьей 20.3.1 КоАП РФ, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния. Влечет наложение административного штрафа в размере от тридцати тысяч до ста тысяч рублей (часть 3 статьи 20.1);

действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично, в том числе с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет», если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния. Влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей, или обязательные работы на срок до ста часов, или административный арест на срок до пятнадцати суток; на юридических лиц — от двухсот пятидесяти тысяч до пятисот тысяч рублей (статья 20.3.1).